«Инновация в сфере образования и управления»: Анастасия Ярмош — о научно-образовательном кластере «Менделеев»

В 2020 году СПбГУ запустил программу содействия региональному развитию, направленную на создание в разных регионах страны условий для подготовки квалифицированных кадров, которые будут готовы ответить на вызовы современной экономики.

О том, каким образом создание научно-образовательного кластера «Менделеев» (НОК) может способствовать развитию его участников и самого Санкт-Петербургского университета, рассказала проректор по стратегическому развитию и партнерству Анастасия Ярмош.

Расскажите, пожалуйста, как появилась идея организации научно-образовательного кластера?

Предпосылки к его созданию возникли довольно давно. Еще в рамках реализации первой Программы развития Санкт-Петербургского университета, принятой в 2010 году, у СПбГУ сформировалась широкая сеть добрососедских исследовательских, академических и бизнес-контактов. При этом нашими основными партнерами традиционно выступали образовательные организации, которые обращались к нам по вопросам содействия в проведении научных исследований в силу преимуществ нашей инфраструктурной и методической базы. Постепенно сложилось понимание, что Университет обладает репрезентативной палитрой экспертов и ресурсов и мог бы делиться с партнерской сетью своими лучшими образовательными, исследовательскими и управленческими практиками, сложившимися с 2008–2009 годов.

Идеи, которые закладывались Санкт-Петербургским университетом при создании научно-образовательного кластера, в определенном смысле коррелировали с проблемами, обозначенными на тот момент федеральными центрами. В докладе «Уроки "стресс-теста". Вузы в условиях пандемии и после нее», который широко обсуждался в июле 2020 года, были отмечены несколько системных проблем организации высшего образования в Российской Федерации. Первая из них связана с решением вопросов кадрового дефицита в регионах. Как выяснилось, региональные университеты не всегда могут справиться с ней в одиночку, особенно когда речь идет о высокотехнологических направлениях подготовки, а также междисциплинарных специальностях. Второй проблемой называли низкую региональную связанность. Ряд университетов находится на значительном расстоянии от ключевых федеральных центров — Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, что может создавать сложности в поиске партнеров для сотрудничества. Однако стоит им переместить фокус на сети региональных вузов — становится ясно, что по соседству есть образовательные и научные организации, с которыми они могли объединить ресурсы и компетенции для решения общих задач и стать хорошей макрорегиональной командой.

Эти две взаимосвязанные проблемы Санкт-Петербургский университет положил в основу проектирования научно-образовательного кластера «Менделеев». Оставаясь в Петербурге, СПбГУ в диалоге с индустриальными, академическими партнерами и органами исполнительной власти оказывает содействие в становлении и закреплении кадров в регионах, запуске и поддержке актуальных исследовательских инициатив, в развитии новых экономических ниш для регионов. На мой взгляд, это довольно нетривиальный ход, учитывая, насколько редко встречается готовность к открытому диалогу и искреннее желание помочь своим коллегам.

НОК «Менделеев» — это территориально распределенная структура, не привязанная к определенному региону, что позволяет реализовывать проекты, участники которых находятся в разных субъектах нашей страны. Порой при решении задач СПбГУ приходится собирать на звонок команду экспертов, находящихся в разных часовых поясах, от Москвы до Владивостока. Кроме того, кластер не является юридическим лицом, что позволяет войти в его состав любой организации — некоммерческой, коммерческой или бюджетной, желающей работать в интересах развития российского образования и науки. Сегодня мы реализуем модель, при которой участники программы могут внутри кластера оформлять договорные отношения в интересах и целях реализации тех или иных инициатив, а СПбГУ выступает гарантом их соблюдения.

Как происходит взаимодействие в рамках кластера?

Если посмотреть на список организаций, с которыми у СПбГУ к 2020 году были заключены соглашения о намерениях или о сотрудничестве, он покажется довольно большим, однако в ряде случаев подписание этих документов не привело к каким бы то ни было эффективным действиям. И это, на самом деле, общероссийская проблема. Именно поэтому при создании программы научно-образовательного кластера «Менделеев» в основу был положен принцип дорожных карт. Он позволяет нам прийти к конкретным системным решениям, к реализации проектов и задач, которые окажут понятный и измеряемый эффект в развитии университета-партнера или социально-экономического развития региона.

Каждый вуз или регион — это отдельная дорожная карта. У нас нет единого решения, которое транслировалось бы для всех действующих и будущих участников программы «Научно-образовательный кластер "Менделеев"»

Каждый раз мы начинаем с анализа рынка труда, социально-экономической повестки региона, документов стратегического планирования, а также обращаем внимание на присутствие в нем российских госкорпораций, крупных и малых предприятий. Мы изучаем основные экономические ниши и сотрудничаем с органами исполнительной власти, принимая во внимание их запрос по направлениям развития регионов. Важно следить за стратегиями развития субъекта федерации и понимать, в каких областях команда руководителя планирует работать в ближайшие пять лет, чтобы быть готовыми поддержать это движение вместе с ключевыми вузами региона. Далее мы анализируем возможности образовательных и академических, научных учреждений этого региона — текущий состав образовательных программ и направлений подготовки, качество набора, обеспеченность инфраструктурой, особенности географической распределенности. Часть наших сегодняшних партнеров — это участники масштабного федерального проекта, стартовавшего в прошлом году, — программы «Приоритет 2030». Каждый из победителей конкурса утвердил основные направления своего стратегического развития, однако в ходе их изучения эксперты СПбГУ выяснили, что они не всегда совпадают с интересами региона. Университеты выполняют ключевые показатели эффективности (KPI) федерального уровня, что позитивно отражается в их отчетности, и в то же время в регионе может возникнуть нехватка специалистов по определенным направлениям подготовки. Таким образом, вступая в диалог с вузами, предприятиями и самим субъектом, в котором они находятся, Санкт-Петербургский университет решает задачу по синхронизации их потребностей.

Ректор СПбГУ: «Задача сильных вузов — помогать всей стране»

Проанализировав весь этот фронт, мы определяем, какие процессы сможем отладить и как использовать для этого своих экспертов, инфраструктуру и научно-исследовательский потенциал. Итогом этой работы становится дорожная карта, в которой может содержаться от двух-трех мероприятий до двух-трех десятков, как в карте с ТГУ имени Г. Р. Державина, ключевым вузом Тамбовской области. Иногда речь и вовсе идет о создании принципиально новых экономических ниш для целого региона. С таким запросом к нам, например, пришел Омск. В процессе дискуссий представители Омского государственного технического университета сообщили, что далеко не все студенты инженерно-технических специальностей после окончания обучения решают работать по специальности и одним из стратегических направлений развития вуза сегодня становятся креативные индустрии. Кстати, похожую историю пережили многие зарубежные университеты, которые интенсифицировали подготовку по схожим направлениям: обнаружилось, что 10–15 % их выпускников, обладая хорошей подготовкой, не хотят идти в высокотехнологичную индустрию. Это нормально. Такое решение связано со способом мышления, эмоциональным интеллектом и взглядом на мир. Мировая практика показывает, что отток специалистов часто происходит в сторону сопряженных креативных индустрий — промышленного дизайна, анимационной графики и геймдизайна. Особенно ярко это проявилось в период локдаунов: ребята, имеющие хорошие технические компетенции, быстро переориентировались на другие сферы деятельности и стали заниматься тем, что позволяло реализовать их навыки и подготовку. Когда в Омске ощутили выбытие специалистов, которые находили себя в других областях и не оседали в регионе, возник вопрос о том, чтобы предложить им в рамках магистратуры альтернативный путь. Если мы вспомним важное для современной экономики понятие ESG (Environmental, Social, Governance), то, несмотря на всеобщее внимание к экологическим рискам, не стоит забывать и о рисках социальных. Избыточный набор на подготовку специалистов в высокотехнологичных областях является социальной безответственностью по отношению к тем 10–15 % ребят, которые потом не находят себя в этой сфере. Поэтому необходимо предусмотреть возможность для их самореализации и в экономике регионов, и в образовательных моделях. Смежные междисциплинарные направления помогут решить эту проблему.

Хотелось бы отметить, что креативная индустрия с технологическим профилем — это целая ниша экономики. В валовом региональном продукте она составляет 3–4 % на старте — и это очень большая цифра, а при достаточном развитии может достигнуть 10 % и дать существенный экономический прирост. Сегодня можно говорить как минимум о двух субъектах Российской Федерации, где в свое время была сделана ставка на развитие дополнительных компетенций в этой сфере, — это Московская и Нижегородская области. Креативная индустрия получила развитие именно благодаря работе с предприятиями, университетскими командами и грамотной региональной политике, поэтому сегодня этот макроэкономический показатель достигает там 5–6 %. Сотрудничество с таким технологически мощным партнером, как Омский университет, позволит создать новую нишу в еще одном регионе, причем не центральноевропейском, и тем самым провести диверсификацию ресурсов российской экономики. Конечно, мы не сможем исправить дисбаланс отраслей в целом, но подкорректировать вполне в состоянии.

Какие преимущества можно использовать для развития региональных партнеров?

На круглых столах и дискуссиях наши партнеры — образовательные организации или представители бизнеса — называют одной из своих главных проблем нехватку квалифицированных специалистов в регионах. Поэтому, когда мы представляем программу «Научно-образовательный кластер "Менделеев"» и говорим о моделях и инструментах восполнения кадровой потребности, они задают вопрос, какие ресурсы мы планируем использовать для реализации такой амбициозной задачи.

Начну со знакомого всем универсантам Научного парка СПбГУ. Являясь ведущим центром коллективного пользования России, изначально построенным по принципу открытого доступа с точно прописанными регламентами пользования и типовыми соглашениями, он представляет собой тот ресурс, который мы легко можем продемонстрировать в действии любому заинтересованному партнеру. Благодаря Научному парку мы можем реализовывать различные направления сотрудничества совместно с ключевыми вузами и индустриальными компаниями, представляющими регионы, при этом не испытывая дополнительной финансовой нагрузки. Им не придется доукомплектовывать свою лабораторную базу — всем необходимым оборудованием они смогут воспользоваться в рамках совместных с СПбГУ проектов — сетевых образовательных программ, стажировок обучающихся и молодых ученых, исследовательских программ. Уникальный комплекс, в состав которого входят 23 ресурсных центра, охватывает широкий спектр направлений научных исследований и готов дать отклик практически на любой запрос. Отдельно мне хотелось бы выделить аккредитационно-симуляционный центр по направлению «Медицина». Когда мы начали работать с регионами, то часто стали получать запросы на повышение квалификации среднего медперсонала, поскольку в некоторых регионах нет медицинских вузов и прежде им приходилось направлять своих врачей в федеральные центры.

На базе Научного парка СПбГУ проведено более 330 000 исследований

Помимо этого Университет обладает огромным интеллектуальным ресурсом. Я всегда подчеркиваю, что экспертное ядро СПбГУ с отлаженной системой междисциплинарной оценки — это еще одно наше безусловное преимущество. Мы способны в сжатые сроки собрать лучшую из возможных команд специалистов, каким бы нестандартным и многогранным ни был вопрос. И этим ресурсом можно пользоваться не только для подготовки экспертных заключений, но и для создания совершенно новых, нетипичных образовательных программ.

СПбГУ провел экспертизу для НОЦ «Техноплатформа 2035»

В условиях новой экономики посткоронавирусных реалий весомым преимуществом является развитие гибридных аудиторий, которые позволяют объединяться в единый образовательный процесс обучающимся, находящимся в разных точках мира. Использование дистанционного формата предоставляет возможность для реализации сетевых и дополнительных образовательных программ, не делая поправку на региональную несвязанность. Цифровое виртуальное пространство при грамотном использовании не вредит качеству образовательного процесса. Благодаря этому формату стала возможна реализация нашей самой географически распределенной системы образовательных программ по подготовке менеджеров в области научных исследований, партнерами в которой выступают МГУ, ДВФУ и СПбГЭУ. Это яркий пример нового движения в российском образовании, когда для обучения нет границ, в том числе временных ― есть только желание совместить свои лучшие практики и компетенции в интересах системного развития.

Кроме того, Университет может предложить партнерам для решения их проблем и повседневных задач несколько продуктов, которые уже прошли успешную апробацию и готовы к интеграции на другие площадки. Запрос на проведение удаленных совещаний или голосований поможет удовлетворить система «Криптовече», разработанная Центром технологий распределенных реестров СПбГУ. На сегодняшний день более 120 научных организаций пользуются этим программным обеспечением.

В Петербурге с помощью блокчейн-разработки СПбГУ впервые провели дистанционное голосование о благоустройстве района

Система Research Information Management System (RIMS), разработанная в Научном парке Университета, предоставляет возможность удаленного цифрового управления научной инфраструктурой. Понимание состава оборудования, процессов, расходов требует учета данных о загрузке оборудования, численном составе пользователей, количестве действующих проектов и многом другом. Современные подходы к управлению требуют умения работать с огромными массивами информации: агрегировать, правильно их использовать, давать правильную аналитику, сверять ее с требованиями федерального центра и нормативных актов. Специально для этого и был создан RIMS. При знакомстве с этим продуктом некоторые наши партнеры удивляются тому, насколько прогрессивным было это решение, опередившее свое время. Идея цифрового управления наукой на базе платформы получила развитие еще в 2016 году, когда о таком формате цифровой трансформации еще даже никто не говорил. Эта идея была вкладом в будущее. RIMS легко интегрируется в академические учреждения, поскольку был создан внутри образовательной организации. На сегодняшний день он представляет собой одно из лучших в России цифровых решений, с наиболее полным пониманием логики и дизайна исследований.

Какую ценность для Университета будет иметь участие в таком проекте, как научно-образовательный кластер «Менделеев»?

Содействие социально-экономическому развитию региона резонирует с теми ценностями, которые описаны в Программе развития СПбГУ. Как ведущий классический университет, мы прекрасно понимаем нашу роль в повышении востребованности российского образования как внутри России, так и за ее пределами. И когда Университет говорит о том, что планирует работать с регионами и оказывать содействие в интересах их социально-экономического развития, у него возникает потребность в создании устойчивой системы партнерства. Именно такое продуктивное сотрудничество — с четким целеполаганием и пониманием проектов по дорожной карте является для нас важной ценностью. Нам было важно перейти от простого реестра соглашений между Университетом и региональными вузами, который был в начале 2000-х, к системе партнерства, где каждый из участников получает конкретный результат.

Работа с региональными вузами — это работа с новыми идеями и вызовами. Когда мы приходим в регион, то в рамках развития проектов нередко обнаруживаем востребованность в новых компетенциях. Это позволяет нам взглянуть на Университет под другим углом, дать переоценку своей собственной ценности, сформировать устойчивые партнерства и получить большую поддержку.

Часто в регионах, в Пермском крае, Саратовской области, Республике Коми, я слышу интересную обратную связь: «Коллеги, а ведь мы — ЛГУ». Почему они так говорят? В период Великой Отечественной войны в этих регионах находились в эвакуации отдельные подразделения Университета, таким образом, там были сформированы научные и образовательные школы. Это было очень близкое партнерство, которое окрепло в 50–60-е годы благодаря профессиональным контактам научно-педагогических работников, и активно поддерживалось в советский период. Чрезвычайно приятно слышать о том, что научная школа физики в Коми — это ленинградская школа. Сегодня же наши вузы-партнеры и органы исполнительной власти благодарят нас за привитие новой управленческой культуры и лучших практик. Основная проблема для региональных образовательных управленцев заключается в том, что они могут посетить десятки курсов повышения квалификации, но возможность проверить, сформировалась ли необходимая компетенция, появляется только в работе над реальным проектом. Поэтому мы от слов перешли к делу, и в процессе конкретных дел создаем управленческие подходы. Санкт-Петербургский университет всегда развивал в регионах присутствие своих научных школ, и последовательное продолжение этой традиции резонирует с нашей миссией и пониманием того, что такое Университет с его 300-летними традициями.

Кто уже выразил желание стать участником кластера «Менделеев» и кто планирует войти в его состав в будущем?

Когда программа по созданию кластера была только запущена, осенью 2020 года, почти год ее развитие шло в логике приращения участников. Университеты из 18 российских субъектов, которые давно с нами сотрудничали и имели определенные предпроектные наработки, стали первопроходцами программы «Менделеев». В двух случаях сотрудничество началось с инициативы ректоров: руководители Дальневосточного федерального университета и Марийского государственного университета обратились к нам, зная о высокой оценке наших лучших практик. В частности, ДВФУ просил оказать содействие в открытии сетевых образовательных программ, а также рассказать, какие управленческие шаги необходимо предпринять для создания успешных университетских клиник. Таким образом, работа с вузами начиналась обычно на уровне инициативных команд сотрудников, а затем в нее включались представители ректорского корпуса.

Осенью 2021 года после серии встреч ректора СПбГУ Николая Кропачева с главами Республики Карелия, Якутии и Пермского края мы поняли, что в программу «Менделеев» необходимо ввести третьего игрока — органы исполнительной власти — и смотреть уже не на один-два конкретных вуза, а на субъект в целом. После этого мы переосмыслили программу и сегодня работаем с целыми регионами. В части случаев пришлось трансформировать уже имевшиеся наработки. Так, мы начали взаимодействовать с ТГУ имени Г. Р. Державина еще по модели 1.0 и планировали заключать договор только с вузом, но в процессе создания дорожной карты произошел переход на новую модель. В результате в ходе ПМЭФ было подписано трехстороннее соглашение по кластеру «Менделеев», под которым поставили подписи представители СПбГУ, ТГУ и администрации Тамбовской области. Сейчас мы начали проект по взаимодействию с Ивановской областью. Это, кстати, хороший пример того, как быстро происходит коммуникация в современном мире: моя первая встреча с представителями команды губернатора произошла на полях форума «Skolkovo Regions. Источники инноваций в регионах» 20 апреля 2022 года, а уже через месяц эксперты СПбГУ были в городе Иваново и в рамках коммуникационной сессии с участием органов исполнительной власти начали работу над созданием дорожной карты, чтобы быстро прийти к реализации первых системных шагов. С другими субъектами, в частности с Омской областью, мы идем по модели двусторонних соглашений с регионом и включаем в эту экосистему несколько вузов.

Интересным примером, на мой взгляд, является взаимодействие Университета с Александринским театром, который обратился к нам в начале 2020 года. Казалось бы, это учреждение культуры, есть ли у нас общий предмет для диалога об экономическом развитии регионов? Оказалось, что наш партнер как инициатор проекта «Национальная театральная школа» взял на себя задачу по возрождению системы национальных театров России, в связи с чем появилась потребность в разработке образовательной программы с очень нетипичным наполнением: нужно было найти образовательные решения, которые позволят обучать новые креативные кадры. Речь идет не о режиссерах, а о менеджерах, способных увидеть экономический потенциал для создания и поддержки национальных театральных систем в регионах России, а затем осуществить их трансфер и презентацию на международных фестивалях. Для этого нужно было собрать команду преподавателей, которая в короткие сроки собрала бы интересные предложения, и СПбГУ смог оперативно справиться с этой задачей. Осенью этого года в восьми субъектах Российской Федерации пройдет пилотный запуск нашего совместного нового образовательного модуля. Такие задачи университет может решать, когда у него есть два качества: наличие экспертов и компетенций по всем направлениям и в то же время отлаженная система управления, позволяющая быстро реагировать на поступающие запросы. К сожалению, пока не все университетские системы в России являются такими гибкими, поэтому, даже имея хороший задел, не всегда откликаются на подобные предложения.

Таким образом, если СПбГУ начинал в несколько более консервативной модели взаимодействия «вуз-вуз», то со временем пришел к абсолютно новой и инновационной. Да, инновации встречаются не только в области технологий, но также в образовании и управлении. Таким примером является работа ведущего университета с регионами и их ключевыми вузами, в которой он выступает гарантом реализации программ по дорожным картам, которые проводятся в интересах субъектов страны.