Перезагрузка: Прием — прозрачный

На протяжении последних лет Университет последовательно реализует комплекс мер для увеличения прозрачности приема в СПбГУ и противодействия коррупции при поступлении в Университет.

Чтобы создать условия для объективного и открытого отбора лучших абитуриентов

  • наш Университет первым из вузов России, начиная с 2011 года, стал публиковать все решения и протоколы заседаний Приемной комиссии на официальном сайте СПбГУ
  • начиная с 2011 года, председатели всех предметных экзаменационных комиссий СПбГУ — независимые эксперты, авторитет которых признан в профессиональной среде
  • начиная с 2011 года, в состав предметных и апелляционных комиссий включены представители организаций-работодателей
  • СПбГУ первым из вузов России стал приглашать журналистов СМИ присутствовать на заседаниях Приемной комиссии. В 2011 году это решение ректора СПбГУ вызвало массу комментариев в СМИ (Материалы ректорского совещания от 25.07.2011​, п. 2). И две-три недели представители СМИ просто рвались на заседания Приемной комиссии. Но ажиотаж прошёл очень быстро, ведь стало понятно, что все решения принимаются открыто, все материалы публикуются, все обстоятельства известны. Открытость работы Приемной комиссии исключала саму возможность нарушений в её работе, а отсутствие нарушений неинтересно для СМИ (в других вузах подобная мера порой приводила к скандальным разоблачениям — например, Журфак МГУ. Двойная бухгалтерия, Актуальная информация о приеме)
  • первым из вузов России наш Университет внедрил аудио- и видеозапись всех вступительных испытаний, проходящих в устной и смешанной (устной и письменной) форме. Это позволяет как обеспечить беспристрастность оценки знаний и навыков поступающих, так и предоставить последним максимально широкие возможности для апелляции. Следует отметить, что первый раз в СПбГУ такая запись тогда только одного вступительного испытания происходила летом 1999 года в помещениях здания на 22-й линии, д. 7 и, подчеркнём, без согласия руководства Университета. С 2017 года наш Университет будет осуществлять видеозапись абсолютно всех вступительных испытаний, в том числе и проводимых только в письменной форме. Эта мера должна повысить дисциплинированность абитуриентов, снизить количество апелляционных заявлений и будет способствовать большей открытости процедур приёма
  • в соответствии с законом об особом статусе МГУ имени М. В. Ломоносова и СПбГУ и законом «Об образовании в Российской Федерации» МГУ и СПбГУ вправе проводить дополнительные вступительные испытания профильной направленности при приеме на обучение по программам бакалавриата и программам специалитета по всем направлениям подготовки и специальностям. Ректор СПбГУ с 2010 года последовательно отказывается от этого права. Прием на программы бакалавриата и специалитета осуществляется по результатам ЕГЭ (т. е. без проведения Университетом дополнительных вступительных испытаний профильной направленности). Дополнительные вступительные экзамены (творческий конкурс) проводятся лишь на нескольких программах, обучение на которых требует соответствующих творческих способностей: «Актёрское искусство», «Вокальное искусство», «Графический дизайн», «Декоративно-прикладное искусство», «Дизайн среды», «Живопись», «Журналистика», «Международная журналистика», «Музыкально-инструментальное искусство», «Реставрация»
  • сведен к минимуму целевой прием (т. е. прием вне общего конкурса). Например, в 2007 году на целевые места было зачислено 24 студента, а в 2016 году — всего девять. Для сравнения: целевой прием в МГУ в 2016 году — 98 человек, в ВШЭ — 49 человек

Еще об одной мере стоит сказать особо. В далеком 1998 году декан юридического факультета СПбГУ ввёл правило публиковать на сайте факультета обращения к нему должностных лиц с просьбами о незаконном приеме абитуриентов. С февраля 2011 года на портале СПбГУ публикуются обращения к ректору должностных лиц и ответы ректора (Инициатива СПбГУ по приданию огласке обращений должностных лиц находит поддержку у органов государственной власти. Вслед за Высшим арбитражным судом Московский городской суд начал публиковать на своем официальном сайте обращения к руководству суда по делам, находящимся в производстве — Мосгорсуд поддержал начинание СПбГУ). Эта мера оказалась действенной. Если несколько лет назад бывали обращения с просьбой оказать содействие в поступлении в СПбГУ (например, от представителя Республики Северная Осетия — Алания и от министра образования Республики Ингушетия), то после публикации этих писем они... иссякли. И в последние год-два таких обращений нет.

А на портале СПбГУ по решению ректора в марте 2015 года появился раздел «Прошу нарушить правила!», где приводятся факты, когда граждане обращаются к должностным лицам Университета с просьбами сделать что-то против правил — только для них, «в виде исключения». В том числе просят нарушить правила поступления в Университет.

Условия для злоупотреблений

А как было раньше? До введения ЕГЭ во многих вузах России прием очень часто осуществлялся по так называемым «ректорским» спискам, «деканским» спискам, спискам центральной приемной комиссии и т. п. То есть блат и коррупция были весьма широко распространены при поступлении в вузы, были «действенными инструментами» приема (Материалы ректорского совещания от 12.05.2015). Один из случаев коррупции стал широко известен: во время вступительного экзамена по русскому языку (сочинения) летом 1999 года в аудитории здания юридического факультета видеокамера зафиксировала действия преподавателя-филолога. Не стоит удивляться — в те годы, в отличие от зданий юристов, многие здания Университета находились если не в аварийном состоянии, то в непрезентабельном виде. Поэтому с середины 1990-х годов по решению ректора Л. А. Вербицкой именно в зданиях юристов проводились вступительные испытания на многие образовательные программы. Видеозапись зафиксировала весь процесс: преподаватель сначала объясняет всем абитуриентам правила поведения на экзамене, пишет на доске темы сочинения. Затем кладёт перед собой на стол листы бумаги, выбирает одну из тем, пишет название выбранной темы на листе бумаги, и сам (!) пишет текст сочинения. И передаёт написанный текст одному из абитуриентов — на глазах у других абитуриентов и преподавателей...

Эта видеозапись была передана сотрудникам коллектива передачи «Событие». И через несколько дней декан юридического факультета Н. М. Кропачев принял участие в передаче Сергея Чернядьева «Событие» на телеканале ТРК «Петербург» и прокомментировал видеозапись вступительного экзамена лаконично: «Коррупция». А затем рассказал о мерах, которые он как декан юридического факультета предпринимает для предотвращения нарушений прав абитуриентов, поступающих в Университет. Через несколько дней приказом ректора Л. А. Вербицкой Н. М. Кропачев был уволен с должности декана.

На перечень мер, которые нынешнее руководство Университета применяет в последние годы, чтобы обеспечить открытую и честную процедуру поступления в Университет и — тем самым — равные возможности для всех абитуриентов, можно взглянуть и с иной точки зрения. А именно — посмотреть: против чего направлены эти усилия?

Что именно создавало условия для злоупотреблений

  • приемных комиссий было много, они формировались, как раньше говорили, «по факультетам», их заседания были закрытыми «для посторонних», а решения — кулуарными
  • ответственные секретари приемных комиссий факультетов назначались деканами, и им же подчинялись (т. е. при желании выполняли их поручения, порой — деликатные: кого пропустить, а кого «притормозить»)
  • каждая приемная комиссия работала по своим принципам и правилам, понятным только узкому кругу лиц
  • вступительные экзамены устанавливались тоже «по факультетам», многие экзамены были устными (т. е. оспорить их результаты было невозможно — видеозаписи во время приемных экзаменов не велись)
  • весьма широко применялись «деканские» и «ректорские» списки (абитуриенты, которые должны были поступить на ту или иную специальность, согласовывались и утверждались заранее — и они поступали вопреки номинально существующим правилам приема, занимая места способных и талантливых абитуриентов, которые не имели протекции). Для обеспечения этой «традиции» существовала целая система контроля за реализацией «списочного» приема. Начинался этот процесс с ежегодного собеседования у ректора Университета с каждым деканом факультета. На эту индивидуальную встречу декан приносил свой список просьб и пожеланий. Ректор мог удовлетворить эти просьбы (или часть просьб), а мог и отказать. В особом положении находились деканы тех факультетов, члены коллективов которых участвовали в приёме у абитуриентов каких-либо экзаменов (например, сочинение, иностранный язык и пр.). На встрече ректора с такими деканами происходило обсуждение (а порой и согласование) пожеланий каждой из «сторон». Поскольку такие деканы имели свой «ресурс влияния» на результаты приёма, на встрече с ректором они могли, в зависимости от уровня своего личного влияния на приемную или экзаменационную комиссию, а также в зависимости от конкурсной ситуации на конкретном факультете, ставить свои условия достаточно жёстко
  • проблема поступления абитуриентов, имеющих золотые и серебряные медали, носила особый характер: когда медалисты не поступали в Университет, в прессе это объяснялось «особыми», повышенными требованиями к абитуриентам: дескать, «медали нам не указ!» (например, в 2005 году на 2970 госбюджетных мест было подано 2069 заявлений медалистов, а поступило лишь 717. Были факультеты, где заявлений от медалистов было больше, чем госбюджетных мест! Но поступали далеко не все: факультет менеджмента — 189 медалистов / 132 места / 46 поступило, международных отношений —166 / 116 / 45, юридический — 133 / 107 / 39, журналистики — 120 / 90 / 17, медицинский — 78 / 64 / 18)
  • целевой прием — это была отдельная «лазейка» для абитуриентов из регионов (и довольно часто — для детей региональной элиты): решения о попадании в список целевого приема принимались на местах, и нередко в Университет приезжали очень слабые абитуриенты

К чему приводили эти обстоятельства организации приёма? Естественно, к злоупотреблениям — к блату, коррупции, протекционизму, субъективизму и пр. Вот пример необъективности требований приемных комиссий (о нем рассказал один из работников Университета). В середине 1970-х выпускник провинциальной школы, победитель олимпиад по физике и математике областного уровня, поступал на физфак ЛГУ. Первый экзамен — письменная математика. Из пяти задач он не решил полностью ни одной! Но честно, как и требовалось, сложил все черновики своих решений и сдал. В результате за этот экзамен он получил «тройку» (экзаменаторам, видимо, понравился ход его рассуждений), затем более успешно сдал другие экзамены, набрал проходной балл и поступил...

Проучившись три курса, он забрал документы и решил поступить на факультет психологии. Первым экзаменом там тоже была письменная математика. Он к ней даже не готовился, освоив высшую математику, которая физикам преподавалась на очень высоком уровне. Из пяти задач он легко решил все пять (за какие-то полчаса-час!). Хотел сдать листки и уйти, но экзаменаторы настояли на том, чтобы он проверил решения. Он еще раз проверил и ушел готовиться к следующим экзаменам. В вывешенных через несколько дней списках напротив своей фамилии он увидел «неуд»... И до «страшных» для него экзаменов по биологии и истории СССР этот абитуриент так и не дошел.

Повсеместное введение ЕГЭ при приеме в российские вузы в 2009 году помогло решить эту проблему. Успех абитуриентов теперь не зависит от субъективных решений вузовских экзаменаторов. Сертификаты ЕГЭ, полученные на Дальнем Востоке или в Сибири, ничем не отличаются от сертификата, полученного в столице, и дают абитуриенту возможности — в зависимости только от числа полученных баллов. Последовательный отказ в Университете от дополнительных вступительных испытаний (на проведение которых СПбГУ имеет право) работает в том же направлении — делает прием в Университет более открытым. И абитуриенты голосуют за такую политику «ногами»!

Отказ декана юридического факультета Н. М. Кропачева в 1999 году «взять в работу» «ректорские» списки, послуживший причиной незаконного увольнения с должности декана (с последовавшим восстановлением по суду), получил продолжение в 2008 году, когда в результате системной работы нового руководства Университета ситуация с организацией приема в СПбГУ кардинально изменилась.

Сказанное не означает, что в организации приема в СПбГУ все идеально. Выявлению недостатков в организации приема помогает гласность.

Например, по результатам работы Приемной комиссии в 2016 году по решению ректора создана комиссия, в состав которой включены в том числе и представители студенчества. Задача комиссии — сформулировать предложения, которые помогут сделать прием в наш Университет еще более открытым и честным (Материалы ректорского совещания от 12.09.2016).