Как мы сегодня пишем историю Университета? или Историческая память поколений

Менделеевская линия Васильевского острова, улица профессора Попова, площадь Тургенева, улица академика Орбели, площадь Ленина, улица Ольги Берггольц... Что объединяет эти объекты, находящиеся в разных районах нашего города? Они названы именами универсантов, преподавателей и питомцев Санкт-Петербургского университета.

Памятник М. В. Ломоносову на Университетской набережной, бюст академика И. П. Павлова на Тифлисской улице, монумент В. И. Ленину у Финляндского вокзала, скульптура И. С. Тургенева на Инженерной улице, бюсты академиков К. А. Тимирязева, А. Е. Фаворского и А. Д. Александрова, статуи профессоров Д. И. Менделеева, П. Л. Чебышёва и Д. С. Лихачёва в коридоре здания Двенадцати коллегий — все это скульптурные изображения универсантов. Они разного размера, созданы разными авторами из разных материалов, установлены в разное время на разных площадках Петербурга, но все они, можно сказать, запечатлели многоликий образ Университета.

«Это старая университетская традиция, которая складывалась десятилетиями и продолжает развиваться сегодня, — меморизация. Овеществленная историческая память. Представление себя, своего сообщества в пространстве Университета и в пространстве города, — объяснила Ю. А. Купина, советник ректората СПбГУ по вопросам развития музейной деятельности. — С одной стороны, это выход Университета за пределы аудиторий и зданий, где собственно происходит образовательная и научная деятельность, это освоение нового пространства города, страны, мира. С другой стороны, таким образом происходит развитие самосознания и идентификация универсантов как единой социальной общности в городе, в стране, в мире. Так осуществляется непрерывная передача памяти от поколения к поколению, от учителей к ученикам, от коллег к коллегам.

Есть несколько направлений меморизации. Одно из самых распространенных — установка памятных досок на зданиях, где универсанты жили, учились, работали. В настоящее время собирается информация о мемориальных досках преподавателям и питомцам СПбГУ — в этом списке их уже больше сотни. Мемориальные доски привычны для горожан, они персонифицируют Петербург, гармонично вписываются в ткань города, не рвут ее, не ломают.... Наши памятные доски содействуют созданию и укреплению сообщества универсантов, питомцев СПбГУ — может быть, одного из самых крупных сообществ в городе. Причем эта общность постоянно меняется: приходят новые абитуриенты, уходят выпускники».

От Гоголя до наших дней

Юлия Аркадьевна, как давно стали устанавливать мемориальные доски в нашем городе?

Этой традиции больше ста лет! Как удалось установить, первая памятная доска в честь универсанта — доска Н. В. Гоголю — установлена на стене здания по адресу: Университетская наб., д. 7–9 в 1909 году, в год столетия со дня рождения писателя. Любопытно, что через два года, в 1911 году по настоянию профессуры Университета был открыт сначала мемориальный кабинет Д. И. Менделеева, который вырос к настоящему времени в Музей-архив Д. И. Менделеева: Музей-архив Д. И. Менделеева СПбГУ — связь времен. Это первый в России мемориальный музей. Как видите, разные стороны меморизации проявлялись уже тогда.

А что сегодня?

Лет десять назад универсанты стали активно позиционировать себя как общность в масштабах города — на новом витке развития Университета в динамично меняющемся обществе. Можно выделить разные причины этого процесса — развитие вуза в целом и отдельных научных школ, развитие образовательных программ, развитие инфраструктуры, развитие системы управления, укрепление взаимосвязей с политическими и интеллектуальными процессами, — которые особо проявляются в исторические моменты реформирования Университета. Но в эпоху перемен особенно важно поддержание традиций, развитие института памяти.

По инициативе ректора СПбГУ Н. М. Кропачева реализуются большие долгосрочные программы: установка мемориальных досок, уход за захоронениями универсантов и реставрация памятников, издание работ крупных ученых, публикация тома «Знаменитые деятели искусства в Санкт-Петербургском университете», «Знаменитые студенты Санкт-Петербургского университета. Юридический факультет»... Это стороны одного процесса — поддержание, визуализация и продвижение исторической памяти Университета. В это же время у нас организуется Ассоциация выпускников СПбГУ, растет внимание к музеям и коллекциям (в том числе мемориальным музеям) (Музеи Университета: победный рывок из прошлого в будущее. Часть первая; Музеи Университета: победный рывок из прошлого в будущее. Часть вторая), идет организация мемориальных кабинетов и аудиторий. Приводятся в порядок архивы. Из различных подразделений в музеи передаются ценные предметы и целые коллекции материалов. Благодаря знакомству с этими учебно-научными коллекциями студенты ощущают свою связь с Университетом, принадлежность к определенной научной школе.

Университет — это среда образованных, культурных людей, которые понимают ценность исторической памяти. Он стоит на преемственности, на традициях, на взаимосвязи поколений, и в то же время генерирует инновации. А установка мемориальных досок — давняя практика в Петербурге, и Университет в ней участвовал постоянно, неоднократно выступал с инициативами. А сейчас это стало одним из ярких направлений деятельности, заметным в Петербурге. Тем самым Университет способствует развитию культурного ландшафта города. Кроме того, установка мемориальных досок — это очень демократичный инструмент меморизации, он виден всему городу, расширяет культурное пространство, способствует развитию общественной памяти.

Правила и исключения

Насколько долог этот процесс? Как он проходит? Вот решили, к примеру, мы с Вами, что нужно установить памятную доску нашему коллеге или учителю, выдающемуся, как мы считаем, ученому, и...

Инициатива важна, но ее недостаточно. Этот процесс регулируется четкими правилами размещения мемориальных досок в нашем городе, которые утверждены законом Санкт-Петербурга «О мемориальных досках в Санкт-Петербурге» от 09.11.2011 (с изменениями на 13 апреля 2016 года) и постановлением правительства Санкт-Петербурга № 1371 от 24.12.2012 «О мерах по реализации закона Санкт-Петербурга "О мемориальных досках в Санкт-Петербурге" (с изменениями на 19 декабря 2017 года)». В нем участвуют правительство Санкт-Петербурга, Законодательное собрание Санкт-Петербурга, комитет по культуре, комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП), комитет по градостроительству и архитектуре, совет по мемориальным доскам при правительстве Санкт-Петербурга. А также проходят общественные обсуждения, организуемые комитетом по культуре.

И в частности в этих правилах (закон «О мемориальных досках в Санкт-Петербурге», ст. 4, п. 2) указывается, что с инициативой может выступать только юридическое лицо, а не мы с Вами (даже если нас десятки, и мы собрали, предположим, сотню-другую подписей в поддержку нашей идеи). Поэтому с инициативой — установить мемориальные доски в честь универсантов — выступает СПбГУ как юридическое лицо.

Но инициатива Университета — это не административное решение ректора или другого должностного лица СПбГУ, это демократический процесс обсуждения предложений универсантов, в нем могут участвовать все (и прежде всего о своей идее мы должны сообщить коллегам).

Тут вот что интересно (и эта тенденция очень заметна): законодательство Санкт-Петербурга устанавливает хронологические рамки — чтобы установить мемориальную доску на здании, где жил или работал выдающийся человек, должно пройти 30 лет со дня его смерти. Но есть исключение, которое сформулировано в виде особого правила: «В исключительных случаях до истечения указанного в настоящем пункте срока может быть увековечена память Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации, Героев Социалистического Труда и полных кавалеров ордена Славы, лауреатов Нобелевской премии, а также иных жителей Санкт-Петербурга, внесших значительный вклад в определенную сферу деятельности (закон «О мемориальных досках в Санкт-Петербурге», ст. 1, п. 2). Некоторые инициативы Университета подпадают под это правило, и город их принял. Например, мемориальная доска А. А. Собчаку, профессору СПбГУ и первому мэру Санкт-Петербурга, была установлена на университетском здании по адресу: 22-я линия, д. 7 в 2002 году, через два года после его смерти (вместе с мемориальными досками другим известным университетским юристам — академику А. В. Венедиктову и профессору М. Д. Шаргородскому). После обращения ректора СПбГУ памятная доска академику К. Я. Кондратьеву, ректору ЛГУ (1964–1970), на здании по адресу: Наличная ул., д. 3 (где он жил) была открыта в 2017 году, через 11 лет после его смерти (Мемориальную доску в память о ректоре ЛГУ Кирилле Кондратьеве открыли в Петербурге).

Памятная доска академику К. Я. Кондратьеву, ректору ЛГУ (1964–1970),
Памятная доска академику К. Я. Кондратьеву, ректору ЛГУ (1964–1970),

Также по обращению ректора СПбГУ уже принято решение об установке мемориальной доски Г. Н. Селезнёву (1947–2015), выпускнику СПбГУ, почетному профессору факультета журналистики СПбГУ, российскому государственному и политическому деятелю. Обсуждается адрес здания, где она будет установлена.

О чем говорят эти факты? О том, что ускоряющийся пульс развития общества не позволяет откладывать меморизацию, которая отвечает насущной потребности общества. И Университет здесь — как лакмусовая бумажка общегражданских тенденций.

Хорошо, допустим, решение принято. И что дальше? Делаем и устанавливаем?

Извините, мы забыли сказать о важном предварительном этапе. До того, как принимается решение об установке мемориальной доски, и для того, чтобы решение было принято верное, вначале происходит сбор документов о выдающемся универсанте. А то ведь может быть и такой случай: коллектив, предположим, одной кафедры или лаборатории считает своего коллегу известным ученым, основоположником и пр., а их коллеги из коллектива соседней кафедры таковым его не считают. Как решить, кто из них прав? Собрать документы, чтобы подтвердить заслуги универсанта, оценить его вклад в науку, образование или культуру. И, кроме того, необходимо установить его связь с Университетом: когда он здесь учился, когда работал, где жил (это особо касается выдающихся фигур давнего прошлого)... Некоторые из собранных данных потом станут основой текста на мемориальной доске.

Ведь у нее есть несколько аспектов. Информационный: какую именно надпись вырезать на камне, какие сведения о человеке указать (Ф. И. О., годы жизни или годы, когда он жил в этом здании, заслуги в науке или искусстве). Технический: из какого материала изготовить, как закрепить на стене здания, которое, возможно, является памятником архитектуры. Очень важен в мемориальных досках и художественный аспект. И на прохожих прежде всего оказывает влияние художественный образ. Здесь реализуется совместная программа Университета и города (представители которого участвуют в подготовке проекта памятной доски). При этом Университет выступает как заказчик.

Таблички на дверях

Любопытная параллель: кроме мемориальных досок на фасадах зданий, есть таблички на дверях аудиторий, кафедр, лабораторий в разных зданиях Университета. На них тоже указано, что аудитория названа в честь такого-то ученого (к примеру, аудитория № 70 имени В. В. Мавродина в здании по адресу: Менделеевская линия В. О., д. 5; мемориальная аудитория № 44 имени академика В. И. Вернадского в главном здании). Или указано, когда кафедра основана, какие выдающиеся ученые здесь учились и работали (например, на кафедре минералогии или общей физиологии в главном здании). Такие таблички тоже могут считаться памятными досками или нет? В чем разница?

Это все тот же процесс меморизации, о котором мы говорим. Но аспекты разные. Обычно под мемориальной (или памятной) доской понимают памятный знак, который увековечивает память о выдающемся человеке или значимом событии. Такие доски рассчитаны на десятилетия, поэтому изготавливаются из долговечного камня (мрамора, гранита) или металла (например, бронзы). А таблички внутри зданий — из материалов попроще.

Но важен не только материал, разница — сущностная. Установка памятных досок на внешних фасадах зданий относится к юрисдикции городского правительства, регулируется законодательством Санкт-Петербурга. А установка табличек внутри университетских зданий — локальными нормативными актами СПбГУ. Точно так же, установка каких-то художественных композиций внутри университетского городка, во дворах университетских зданий регламентируется Университетом и не требует согласования с городскими властями. А если мы с Вами, например, захотим установить мемориальную доску на дворовом фасаде одного из зданий в Петергофском кампусе или одного из зданий главного городка, то мы должны будем получить разрешение от соответствующей районной администрации Санкт-Петербурга (Петродворцовой или Василеостровской).

Инициатива установки мемориальной доски

Направляется письмо ректора СПбГУ на имя председателя комитета по культуре Санкт-Петербурга с изложением инициативы установки мемориальной доски выдающегося универсанта, содержащее:

  • краткую биографическую справку
  • предложение по установке мемориальной доски (адрес установки, описание самой мемориальной доски — материал, размеры, содержание текста, художественные особенности)
  • фотофиксация расположения мемориальной доски
  • архивные справки, подтверждающие содержание текста
  • обязательство финансирования работ по проектированию, изготовлению и установке мемориальной доски
  • копию Устава СПбГУ

Но если памятная доска установлена в городе по инициативе СПбГУ, то Университет (как заказчик) принимает обязательства не только по ее проектированию, созданию и установке в определенном месте, но и за надлежащий уход за ее состоянием, за ее ремонт и реставрацию. А внутри университетских дворов и зданий мы более вольны в принятии решений — можем передвигать те или иные предметы (в том числе памятные) и даже совсем убирать в запасники. Конечно, некоторые объекты находятся под охраной КГИОП, но где установить ту или иную фигуру, композицию, решаем мы сами. Например, картина В. М. Орешникова «Ленин В. И. на экзамене в Петербургском университете» раньше висела в торце главного коридора здания Двенадцати коллегий. После событий 1991 года картину сняли и убрали в запасники. По инициативе декана юридического факультета, профессора В. С. Прохорова эта картина была размещена в помещениях Научной библиотеки имени М. Горького в здании на 22-й линии, д. 7. А чтобы перевесить мемориальную доску В. И. Вернадскому с одного фасада здания Двенадцати коллегий (выходящего на Университетскую набережную) на другой (выходящий на площадь Сахарова), Университет достаточно долго согласовывал вопрос с городскими властями.

В честь кого?

Кому устанавливаются памятные доски?

Есть доски в честь значимых событий. Например, на зданиях Жё де пом и Менделеевского центра во дворе главного городка СПбГУ висят памятные доски, сообщающие об отправке и приеме первой радиограммы А. С. Попова в 1895 году. На доме № 33–35 на 10-й линии — доска, информирующая о том, что здесь с 1885 по 1918 год помещались Высшие женские (Бестужевские) курсы. А на здании в Петергофе по адресу: ул. Ульяновская, д. 3 висит памятная табличка «Физический факультет ЛГУ».

А большинство мемориальных досок — деятелям науки, основоположникам крупных научных школ, которые занимали высокие административные должности, возглавляли Университет, научные институты, факультеты, кафедры, лаборатории. Но на первом плане — их роль в интеллектуальном развитии России, науки, образования. По количеству предложений о размещении мемориальных досок в честь таких людей Университет лидирует в городе (И. П. Павлов, Л. В. Канторович, В. В. Леонтьев, Д. И. Менделеев, А. А. Ухтомский, Б. Г. Ананьев, П. Л. Чебышёв и другие). Есть также памятные доски знаменитым деятелям культуры и искусства (Н. В. Гоголь, А. А. Блок, С. П. Дягилев, М. И. Глинка, И. О. Горбачёв). А также — выдающимся персонам, которые сыграли важную роль в развитии политической жизни страны (В. И. Ленин, П. А. Столыпин, А. А. Собчак, Г. Н. Селезнёв).

Мемориальая доска в честь выпускника и преподавателя ЛГУ, нобелевского лауреата Леонида Витальевича Канторовича
Мемориальая доска в честь выпускника и преподавателя ЛГУ, нобелевского лауреата Леонида Витальевича Канторовича

Заседания совета по мемориальным доскам при правительстве Санкт-Петербурга, на которых рассматривается конкретная инициатива по установке мемориальной доски, проходят два раза в год: в марте-апреле и октябре-ноябре. Положительное решение совета по мемориальным доскам, оформленное в виде выписки из протокола заседания совета, служит основанием для дальнейших действий по проектированию, изготовлению и установке мемориальной доски.

Установка мемориальных досок на зданиях, являющихся объектами культурного наследия, требует получения разрешения КГИОП на проведение работ, что в свою очередь требует проведения историко-культурной экспертизы проектной документации. В случае установки мемориальной доски на жилом здании, являющемся объектом культурного наследия, в КГИОП направляется протокол собрания жильцов (собственников помещений) с выражением согласия на установку мемориальной доски на фасаде их дома.

В Университете несколько лет назад был собран материал и проведен анализ: кому из универсантов уже установлены мемориальные доски. Оказалось, что в памяти города есть лакуны, которые необходимо восполнить. Программа, которая была инициирована ректором Университета, значима не только для универсантов, но и для всех петербуржцев. Что очень важно, памятные доски устанавливаются не только на зданиях Университета — они насыщают новым смыслом большие пространства в Петербурге. И это, с одной стороны, вписывается в традиции города, а с другой, город благодаря этому становится более «очеловеченным». Университет — огромная организация, но внимание к личности ученых, писателей, художников, деятелей культуры культивируется здесь.

В этой программе «развития исторической памяти» есть ли отдельные разделы, посвященные, например, химикам или экономистам, биологам, юристам, математикам?

Как мы уже говорили, заявки инициируют и отдельные сотрудники Университета, и коллективы кафедр, лабораторий, ученые советы институтов и факультетов. Порой инициатива приходит извне. Например, инициатива установки на здании ректорского флигеля памятной доски М. А. Балугьянскому, первому ректору возрожденного Университета (1819–1821), пришла от Генерального консульства Словацкой Республики в Петербурге. И в церемонии торжественного открытия мемориальной доски (памятного знака работы словацкого скульптора Сабо) на здании ректорского флигеля принимал участие государственный секретарь — заместитель министра культуры Словацкой Республики Иван Сечик, который говорил о том, что Словакия отдает должное своим выдающимся землякам, которые внесли вклад в науку, культуру и общественную жизнь других стран (На Ректорском флигеле установили мемориальную доску в память о ректоре М. А. Балугьянском).

Как видите, мы выходим за пределы города и даже — за пределы страны. Университет здесь позиционирует себя уже на международном уровне. Установка памятной доски становится важной вехой в процессе поддержания гуманитарного сотрудничества двух стран.

За последние годы установлены мемориальные доски ученым-универсантам на зданиях жилых домов, где они проживали: академику В. В. Новожилову (ул. Фрунзе, д. 9), академику Л. В. Канторовичу (Большой пр. П. С., д. 32/1), академику К. Я. Кондратьеву (Наличная ул., д. 3).

В настоящее время в работе находятся документы на установку мемориальных досок следующим универсантам: академику В. А. Фоку (на фасаде ректорского флигеля), Г. Н. Селезнёву (на внутренней стене ректорского флигеля), профессору Н. С. Алексееву (на стене жилого дома по адресу: 6-я линия, д. 37), профессору В. В. Мавродину (Менделеевская линия В. О., д. 5).

Мемориальная доска в честь академика В. В. Новожилова
Мемориальная доска в честь академика В. В. Новожилова

След в истории и... географии

Говоря о процессе меморизации, можно вспомнить также скульптуры и памятники великим универсантам: от масштабной фигуры М. В. Ломоносова на набережной около здания Двенадцати коллегий до статуи того же М. В. Ломоносова и других профессоров СПбГУ (А. М. Бутлерова, И. М. Сеченова и др.) и бюстов ученых (И. И. Мечникова, М. М. Ковалевского, А. С. Попова, А. С. Ухтомского и др.) в главном коридоре здания Двенадцати коллегий. А еще есть утонченная скульптура Блока или композиция «Бродский приехал» посреди асфальтовой площадки во дворе здания по адресу: Университетская наб., д. 11.

Согласна, это грани одного процесса. Но памятник — вещь гораздо более трудоемкая, чем памятная доска (даже с барельефом), он внедряется в городскую среду, формирует особое пространство в архитектуре Петербурга. И поэтому для его проектирования и установки требуется гораздо больше согласований, значительно больше времени и ресурсов.

А что касается знаменитого коридора здания Двенадцати коллегий с портретами и бюстами профессоров вдоль ряда окон, скульптурами в нишах, то для нас, универсантов нынешних — это давняя традиция. Но на самом деле мемориальная галерея выдающихся деятелей науки и культуры, являющихся выпускниками или профессорами Университета, в этом коридоре была создана только в 1946–1947 годах по инициативе ректора ЛГУ А. А. Вознесенского. И это оказалось очень эффективным средством меморизации. Теперь образ большого коридора с портретами, бюстами, скульптурами и коллекцией книжных собраний Научной библиотеки СПбГУ неотъемлем от университетской ауры, это один из брендовых образов Университета. Таким Университет помнят несколько поколений.

Кстати, и в других зданиях Университета тоже создаются аналогичные коридоры, площадки памяти. Например, картинные галереи портретов: ученых-физиков — в здании по адресу: ул. Ульяновская, д. 3; ученых-филологов — в здании по адресу: Университетская наб., д. 11; Нобелевских лауреатов по экономике (в том числе В. В. Леонтьева и Л. В. Канторовича, работавших в Университете, и К. А. Писсаридеса, руководителя лаборатории исследования экономического роста СПбГУ) — в здании по адресу: Таврическая ул., д. 21–23–25; портреты деканов юридического факультета — в зале ученого совета юридического факультета в здании по адресу: 22-я линия, д. 7; картинная галерея портретов заведующих кафедрами юридического факультета — на одном из этажей этого же здания и бюсты юристов-универсантов, членов РАН, — в коридоре рядом с кабинетом декана. Это не только традиция освоения пространства зданий, прежде всего это традиция передачи уважения к преемникам, создания особой атмосферы, в которой студенты получают образование, занимаются наукой.

Тот же процесс: передача памяти от поколения к поколению и осознание себя как единой социальной общности. Изменение сообщества универсантов сопровождается еще и тем, что Университет расширяется в городе физически. Но не только за счет зданий, но и за счет городской топографии: улицы, площади названы именами универсантов (например, улица профессора Попова, площадь Тургенева, улица академика Орбели, улица Гоголя).

Да, согласен, улица академика Орбели или улица академика Павлова — совсем не то, что Третья улица строителей... Кстати, несколько лет назад на страницах журнала «Санкт-Петербургский университет» мы с коллегами делали подобные «галереи памяти» — подборки (как я теперь узнал из Ваших объяснений) на тему меморизации: «Имена универсантов на карте Северной столицы» (с. 20–21); «Имена универсантов на карте России» (с. 27–28); «Имена универсантов на административной карте России» (с. 20–21). Мы не претендовали на полноту картины, просто хотели показать, что универсанты оставили след не только в истории, но и в географии... Интересно, существует ли единый перечень: какие скульптурные изображения универсантов установлены на улицах и площадях Петербурга? Имеются в коллекциях музеев и других собраниях города?

Не видела такого списка. Видимо, такая работа еще впереди. Собирая разные материалы об универсантах, поняла, что требуется специальное исследование. Информация очень рассыпана — это касается и топографических объектов на картах города, страны, мира, и тех изображений, которые хранятся в музеях, архивных и других собраниях. Необходимо понять, насколько они известны специалистам и публике, насколько востребованы, публикуются ли научные материалы о меморизации Университета.

На мой взгляд, это очень глубокая тема, которая многое говорит о культуре памяти в нашем обществе. Такие исследования, например, проведены социологами, сотрудниками Музея Москвы на материалах столицы (культура памяти — это объект социологических исследований). И, видимо, мы уже подошли к тому моменту, когда Университет (ученые, педагоги и студенты) может собрать и обобщить эти материалы для того, чтобы осмыслить современные институты памяти. И этот вопрос имеет значение не только для нас, универсантов, но и для современного общества в целом. Как мы пишем историю? Что и как мы передаем следующим поколениям? Какие механизмы разные сообщества для этого избирают?

Грани меморизации

Есть еще одна сторона процесса меморизации. В послевоенные годы в Университете коридор главного здания называли «арестометром». Из-за того, что портреты некоторых ученых (например, изображения юристов А. Д. Градовского, С. Н. Фойницкого, Н. М. Коркунова, историков Н. П. Павлова-Сильванского и А. С. Лаппо-Данилевского, скульптурное изображение языковеда Н. Я. Марра) по идеологическим соображениям убирали со стен. И универсанты, приходя на работу, видели, кого арестовали вчера...

Да, цензура существовала: портреты или бюсты убирались, памятные доски перевешивались. Это живая ткань истории. И было бы неплохо, если бы историки вместе с социологами исследовали вопрос бытования исторической памяти в разные эпохи жизни нашего общества.

В настоящее время, кстати, реализуется много гражданских инициатив, связанных с возвращением исторической памяти народа. Можно вспомнить шествие «Бессмертный полк» 9 мая, которое началось в Петербурге в 2015 году, а теперь охватывает не только всю Россию, но и другие страны. Или акция «Последний адрес» в память о репрессированных, когда жители размещают небольшие памятные таблички на домах, где жили арестованные. Не мемориальные доски, а просто таблички с информацией о жизни и смерти их близких — обычных ленинградцев, москвичей, жителей других городов... Они показывают необходимость визуализировать, материализовать живую память об ушедших. Для того, чтобы транслировать ее для многих поколений — для детей, внуков и праправнуков... Для тех, кто не видел Великой войны и блокады, кто родился и живет в мирное время.

Во всех крупных университетах мира есть ассоциации выпускников, есть вузовские музеи. И в СПбГУ тоже. Сегодня одна из проблем — обобщение практики меморизации на разных материалах. Университет имеет достаточно подготовленные кадры и обязан активно включиться в исследование механизмов исторической памяти. И в качестве одной из перспективных задач я видела бы коллаборацию Университета с комитетами Санкт-Петербурга, с Музеем городской скульптуры, с топографической комиссией. В СПбГУ имеются эксперты во многих областях (историки, филологи, социологи, юристы, искусствоведы), есть специалисты, которые входят и в топографическую комиссию, и в комиссию по памятникам, и в совет по мемориальным доскам. Экспертная составляющая Университета очень важна для города.

В жизни города постоянно происходят перемены, в том числе меняется топонимика. Было время, когда активно улицы переименовывали, возвращали им прежние названия. И, например, улицу Воинова вновь назвали Шпалерной. Но на первом здании этой улицы (недавно там проходил) до сих пор сохранилась памятная доска в человеческий рост в виде фигуры рабочего, высеченной из камня, и надписи, что эта улица названа в честь большевика И. А. Воинова. Название теперь другое, а доска осталась.

Да, это уже факт истории, который остался запечатленным в этой доске. Память о советском прошлом, которое мы все пережили и ушли дальше. Период резких решений в отношении памятников, стремления радикально переписать историю прошел. И сегодня люди вполне осознанно относятся к истории общества и государства. Эта доска сохранилась как этап истории города. Так же, как, например, памятник Ленину у Финляндского вокзала: его даже взрывали в 2009 году, но вновь восстановили.

И так всегда: памятники говорят о времени их создания. А памятные доски, которые мы устанавливаем сегодня, рассказывают о сегодняшней жизни Университета. О тех, кого мы помним и почитаем сегодня.

Исследование, о котором мы говорим, может обобщить разрозненную информацию и представить сегодняшний Университет. Через 20 лет Университет будет другим, через 50 лет — тем более. Но нынешние поступки Университета (как и поступки человека) рассказывают об Университете, о нас с Вами. И через 20–50–100 лет новые универсанты смогут многое узнать о нас: что мы считали важным, что ценили, что хотели передать согражданам, живущим в нашем городе (которые, возможно, и не бывали ни разу в Университете), потомкам. Эти доски представляют нас с Вами. В них Университет отстаивает приоритеты науки, образования, культуры как главные стратегические приоритеты развития России. Позиционируется интерес к личности ученого, преподавателя.

Донести до пользователя

Мы говорили с Вами о сборе информации о мемориальных досках, о памятниках универсантам. Но есть и другая сторона: как эту информацию донести до пользователя?

Готовим обновленную страницу на портале СПбГУ, посвященную музеям и коллекциям. Конечно, то, о чем мы сегодня говорим, — это не коллекция, это совокупность объектов, посвященных меморизации. Но и они должны быть представлены в отдельном разделе на сайте. Должна быть собрана и представлена информация о каждом отдельном объекте, а рядом — интерактивная карта города. Пользователь набирает, например, фамилию Ломоносова или Менделеева — и видит все места в Петербурге, связанные с этим ученым (в том числе и адреса зданий, на которых висят памятные доски, и фото этих досок). То есть хотелось бы сделать возможной виртуальную экскурсию по городу. И такая информация востребована: в Петербург приезжают миллионы туристов со всего мира и многие интересуются культурой, наукой, образованием. И на сайте СПбГУ можно представить подобные ресурсы — путешествие по адресам известных универсантов.

Лет 10–15 назад моя дочь участвовала в научной конференции. И среди участников был школьник, который приехал с Урала и сделал хороший доклад о романе Достоевского «Преступление и наказание». Так мы его водили в «дом Раскольникова» (Гражданская улица, д. 19) и показывали, где жил сам Родион (поднимались по ступеням к его квартире, а на стенах пестрели надписи фанатов типа: «Родя, мы с тобой!»), и где был подвал дворника (там Раскольников взял топор), и каким путем он пошел по набережной Екатерининского канала к дому старухи-процентщицы... Позже, к юбилею Достоевского этот квартал облагородили, на доме Раскольникова установили огромную памятную доску, а доступ к квартире Раскольникова жильцы закрыли, поставив домофон на подъезде и на воротах во двор. Но туристам стало проще ориентироваться...

Конечно, живую экскурсию не заменишь виртуальной. Но такой интегрированный ресурс позволит сделать университетскую политику меморизации очень видимой, очень публичной. Сегодня если нет в Интернете — значит, нет вообще. Кто-то, может, совсем не ходит по этим улицам, но он должен иметь возможность совершить хотя бы виртуальную экскурсию. Можно сфотографировать, оцифровать каждую мемориальную доску и выставить, но это большая работа. А мы пока на начальном этапе: идет сбор информации, ее пополнение и первичное осмысление. Под дальнейшую работу можно получить гранты и поддержку, например, комитета по культуре Санкт-Петербурга.

Район Университетский

На некоторых зданиях на Невском проспекте видел таблички с информацией об истории этих зданий. В Москве похожие таблички снабжены QR-кодом. Поскольку таблички сделаны в едином стиле, это значит, решил я, что информация об этих памятниках культуры собрана...

Мне кажется, QR-код — это уходящая практика. Вы будете сканировать его, чтобы узнать что-то о здании? Я не буду этого делать (хотя использование QR-кодов — это дело личных предпочтений). Но то, что собрать полную информацию необходимо, — это бесспорно. И сотрудники Университета могут также проанализировать меморизацию как историческое, социокультурное явление. Это тоже вполне грантовая тема (например, вместе с сотрудниками Музея городской скульптуры). Такие исследования могут стать темой не одной научной работы (не только студенческой, но и аспирантской, в том числе диссертационной): очень важно понять и представить, каким образом в городской среде увековечивается память, в частности — память универсантов, как через меморизацию различные социальные общности позиционируют себя.

Кроме того, в Университет каждый год приезжает более 4000 новых студентов, иностранных и отечественных, со всей России. Как они будут осваивать пространство города, зависит в том числе и от нас. Понятно, что сначала они узнают, где купить хлеб, где пообедать, где жить, каким транспортом добраться от общежития до Университета и т. п. А потом они начинают осваивать культурное пространство Петербурга. И важно, чтобы город был университетским, чтобы они это увидели. Это еще один аспект деятельности по развитию меморизации.

Университет уже подошел к такому уровню, когда он может не только инициировать установку памятных досок, но и посмотреть на меморизацию как на определенный исторический процесс в целом. И на основе анализа и сделанных выводов определить перспективу дальнейшего развития: минимизацию лакун, расширение географического диапазона от центра, от старого Петербурга в относительно новые районы. Ведь что такое спальный район? Это район города без культурного содержания (географически город расширяется быстрее, чем культурно). Были, например, Ленинский, Дзержинский, Куйбышевский и Ждановский районы, есть Кировский, Фрунзенский и Калининский. Районы, названные в честь героев советского времени. А что мешает назвать один из новейших районов города в честь университетского ученого? Или назвать район Университетским — например, тот, где будет строиться новый кампус СПбГУ?

Учитывая современную тенденцию наименования (отель «Гоголь» или рестораны «Северянин», «Печорин», а не отель имени Н. В. Гоголя), можно предложить подобные названия в спальных районах: библиотека «Берггольц» или книжный клуб «Довлатов», математический клуб «Чебышёв», политический клуб «Столыпин». Но под такое наименование и содержание должно быть соответствующее, высокое! Название (как звание) танцевального клуба «Дягилев» надо еще заслужить — чтобы это была не обычная дискотека...

К таким вопросам надо подходить очень осторожно, сдержанно. И процесс тут двусторонний — и со стороны администрации Петербурга, и со стороны общества, горожан. Порой установка новых памятников, например, воспринимается петербуржцами достаточно агрессивно — как посягательство на историческую цельность города. Топография — очень чувствительная вещь. Мы помним, какие споры вызвало введение новых наименований: мост Кадырова, площадь Сахарова... Так же, как наличие (или отсутствие) мемориальных досок. Отсюда акция «Последний адрес», о которой мы говорили. Это был в том числе способ устранить лакуны в исторической памяти.

Поэтому необходим взвешенный подход, всесторонний анализ ситуации — и тут специалисты СПбГУ как эксперты по всем областям знаний могут внести свой вклад, чтобы помочь городскую политику в области меморизации сделать системной, комплексной (в том числе разработать городское законодательство в этой сфере). Тем более что Университет имеет значительный опыт в этой сфере.

Помочь городу

Несколько лет назад универсанты выступили с инициативой переименовать улицу Ульяновскую в Петергофе в улицу академика В. А. Фока. Но городские власти ответили, что переименование невозможно — можно только назвать так новую улицу. Видимо, таковы общие правила.

Мы прошли эпоху переименований, все устали от них. Существует некий травматизм ситуации. Стали больше задумываться: насколько осмысленны переименования (ведь и прежнее название — тоже часть истории). Идет поиск решений. Должна быть разработана четкая работа с топографией, с мемориальными досками, с памятниками, с информационным пространством. Это должно выглядеть как стройная политика.

На внешний взгляд, в городе нет единой стратегии (ее не видно). Решение о наименовании улиц принимает топографическая комиссия, об установке памятников — другая комиссия, об установке мемориальных досок — третья. И их работа (так представляется) никак не связана друг с другом.

Согласитесь, что мы не знаем досконально работу этих комиссий и можем ошибаться в своих оценках. Но сила Университета — в возможности междисциплинарного подхода к анализу любой ситуации. Очень сильна научная и экспертная составляющая СПбГУ, где есть специалисты по разным областям знаний (юристы, социологи, художники, историки искусства и просто историки, экономисты, менеджеры, специалисты по всему спектру естественных наук). Университет и город, Университет и область могут быть взаимно полезны друг другу. Например, для того, чтобы сделать их объектами туристического бизнеса.

Например, та программа, которую в рамках проекта «Открытый город» ведет Университет (показывая в том числе и мемориальные доски универсантам), вызывает колоссальный интерес не только гостей города, но и петербуржцев. Такой междисциплинарный экспертный подход делает Университет содержательным игроком, роль которого не сводится к инициированию установки мемориальных досок, а может быть сформулирована как участие в разработке политики Санкт-Петербурга по меморизации истории города (в том числе и на основе истории Университета).

Университетская традиция сегодня оказывается востребованой городом. И мы выходим на уровень осмысления, обобщения, понимания общества и себя в этом обществе. И начинаем работать как экспертное сообщество.