Синтаксис, родительный падеж и повторы слов. Эксперты СПбГУ рассказали, что затрудняет понимание законов

В Санкт-Петербургском университете состоялось сателлитное мероприятие Петербургского международного юридического форума — Международная научно-практическая конференция «Вопросы русского языка в юридических делах и процедурах».

Организована конференция была СПбГУ и Международной ассоциацией преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ). Юристы, филологи, судебные эксперты, представители высших школ из России и из-за рубежа обсудили вопросы лингвистической экспертизы, функционирование русского языка как государственного, проблемы юридического перевода.

Советник президента РФ, глава Совета при президенте по русскому языку, президент МАПРЯЛ Владимир Толстой сообщил, что вопросы, обсуждаемые экспертами в ходе сателлита ПМЮФ в СПбГУ, имеют не только научное, но и огромное общественное значение.

Очевидно, что для юриспруденции язык выступает не столько техническим средством, сколько самой формой существования права, его способности обеспечивать диалог власти с народом на языке самого народа.

Советник президента РФ, глава Совета при президенте по русскому языку, генеральный секретарь МАПРЯЛ Владимир Толстой

В каких случаях совместные усилия высшей школы и юристов-практиков могут быть наиболее эффективными, рассказал модератор пленарного заседания конференции, заместитель декана юридического факультета СПбГУ, заместитель директора Института проблем государственного языка СПбГУ Сергей Оленников: «Сегодня очень актуален вопрос лингвистической экспертизы, по гражданским, уголовным делам, по делам об экстремистской деятельности, делам об ограничении оборота информации через интернет. В таких случаях привлечение эксперта часто становится ключевым доказательством по делу, поэтому очень важно соблюдать единые методики экспертиз. Кроме того, в России появляется все больше дел с участием иностранных граждан, поэтому важно заниматься вопросами перевода юридических терминов на другие языки».

В ходе конференции большое внимание эксперты уделили теме доступности и понятности юридического языка. Право призвано упорядочивать и регулировать поведение людей. Но это возможно, уверены ученые, только если содержание права будет иметь форму, доступную для восприятия всех участников правоотношений, включая гражданина. Он должен понимать свои права, обязанности и ответственность.

Расхоже мнение, что «незнание законов не освобождает от ответственности», но ученые Санкт-Петербургского университета спорят с этим. По мнению экспертов Института проблем государственного языка СПбГУ — юристов, филологов, социологов, психологов, недоступность смысла ставит под угрозу существование права в демократическом обществе, где каждый ожидает справедливости и надежности в определении своих прав и обязанностей. Когда гражданин — взрослый и здоровый человек, умеющий читать и писать по-русски, в суде пытается доказать непонимание юридического документа, это оценивается как злоупотребление правами.

Ученые СПбГУ, занимающиеся исследованиями в Институте проблем госязыка под руководством его директора, декана юридического факультета СПбГУ Сергея Белова, уверены: юридический язык, на котором пишутся законы, остается непонятным для большинства граждан.

Исследование проведено в рамках гранта РНФ 19-18-00525 «Понятность официального русского языка: юридическая и лингвистическая проблематика».

Это подтверждает исследование филологов СПбГУ — Виктории Гулиды, Екатерины Рудневой и Евгении Глазановой. В ходе работы эксперты опросили 400 человек. Каждому из них было представлено три фрагмента юридических документов из разных сфер: медицины (согласие на проведение лечения), образования (правила поступления в вуз) и культуры (правила поведения в музее).

Самым сложным оказался фрагмент из правил поступления в образовательное учреждение. «134 человека получили за него ноль баллов, и еще больше ста вообще отказались браться за этот документ, хотя анкету по двум другим заполнили. Это больше половины от общего количества», — рассказала Екатерина Руднева, один из авторов исследования. Самыми простыми оказались музейные правила. Понимание текста, заметили ученые, зависит от характеристик как самого текста, так и читателя, его опыта и ожиданий. Интересно, что лучше других справились с пониманием текстов люди с неоконченным высшим образованием, в основном студенты. «Вызвано это тем, что им во время учебы приходится работать со сложными текстами, они владеют навыками обработки информации», — заметила Екатерина. Сложнее всего понимание текстов далось респондентам со средним или средним профессиональным образованием. При делении результатов по возрасту респондентов выяснилось, что тексты поняли лучше молодые люди до 24 лет, хуже всего — люди пожилого возраста.

Еще одно исследование СПбГУ представила доцент кафедры общего языкознания имени Л. А. Вербицкой Ольга Блинова. Чтобы выделить признаки языковой сложности русских юридических текстов, лингвисты и юристы Университета собрали русскоязычный корпус объемом 8,5 миллиона слов, в который вошел и подкорпус законов. Изучая эти тексты, ученые рассмотрели в том числе «ветвящийся генитив» — цепочки типа «обеспечение доступности правосудия» с существительными в родительном падеже, синтаксически неоднозначные предложения и так называемые редуцированные референциальные средства, используемые для повторного упоминания сущностей (в частности, местоимения третьего лица). Юристы стараются уклоняться от использования местоимений, чтобы избежать неопределенности, а это в свою очередь приводит к повторам, затрудняющим восприятие текста.

Юристы уверены: ситуация с пониманием юридических документов с каждым годом только ухудшается.

Если раньше проблемы с пониманием были вызваны в основном нагромождением специальных юридических терминов, то сегодня даже специалисты сомневаются в том, насколько правильно они поняли тот или иной юридический документ.

Причина этого, считают эксперты Университета, в огромном объеме принимаемых ежедневно нормотворческих и правоприменительных актов, а также разной степени их проработанности и грамотности. При этом в России обязательность соблюдения требований определенности правовых норм и их согласованности в общей системе правового регулирования закреплена в постановлениях Конституционного суда. Юристы СПбГУ объясняют: неопределенный нормативный акт должен автоматически считаться юридически недействительным.

Чтобы добиться понимания, диалога, разговора на одном языке двум сторонам — тем, кто пишет юридические документы, и тем, что их читает, нужно двигаться навстречу друг другу. С одной стороны, учить понимать законы нужно еще со школы, с другой — тексты законов нужно писать с расчетом на то, что читать их будут не только юристы.

В Санкт-Петербургском университете обучение студентов умению общаться с неспециалистами на понятном им языке — это не просто важная часть учебного процесса, но и часть собственного образовательного стандарта. Такие коммуникативные навыки очень важны для построения успешной профессиональной карьеры, особенно для юристов. Высокая квалификация юриста, считают разработчики образовательных программ, — это умение объяснять в доходчивой форме содержание правового регулирования, уверенно чувствовать себя в разных коммуникативных ситуациях, с людьми разных профессий и разного уровня образования.