Цифровая трансформация университетов: возможности, вызовы и поиск решений

В рамках XI Международного молодежного юридического форума в СПбГУ состоялась сессия «Цифровизация образования: онлайн-курсы и их внедрение в образовательный процесс». Эксперты поделились опытом использования дистанционного обучения, а также рассказали о вызовах, которые новый формат бросает академическому сообществу.

Онлайн-курсы СПбГУ — лидеры в рейтингах международных образовательных платформ

Открывая сессию, начальник отдела электронного обучения и анализа данных Центра развития электронных образовательных ресурсов СПбГУ Дмитрий Кухто отметил, что пандемия коронавируса, продолжающаяся уже больше года, навсегда изменила систему высшего образования и дала мощный толчок для развития онлайн-обучения. Цифровизация образования становится одной из основных тенденций в рамках его трансформации. Этот термин сегодня широко используется как в СМИ, так и в стратегических документах, поэтому, как подчеркнул эксперт, важно видеть его отличие от информатизации — внедрения информационно-телекоммуникационных технологий для улучшения качества образования и обеспечения его доступности. Цифровизация, в свою очередь, представляет собой более сложное явление, которое помимо широкого использования цифровых решений предполагает их привязку к реальным процессам, создавая таким образом особое киберфизическое пространство. Выполнение задач происходит автоматизированно, и вместе со снижением уровня участия в них человека возрастает роль сквозных технологий.

Искусственный интеллект, обработка больших данных, распределенные реестры и цифровые платформы уже сейчас имеют важное значение, а в будущем будут носить ключевой характер.

Начальник отдела электронного обучения и анализа данных Центра развития электронных образовательных ресурсов СПбГУ Дмитрий Кухто

«Кроме того, цифровая трансформация проводится за счет не столько технологий, сколько повышения нематериальных активов, развития человеческого потенциала, цифровых компетенций и культуры сотрудников, а также правильной организации данного процесса. В течение последних лет мы видим, как цифровизация экономики косвенно влияет на сферу образования: вузы вынуждены меняться, подстраиваться под запросы работодателей, для которых они и готовят трудовые кадры», ― сказал Дмитрий Кухто.

Одним из показателей цифровизации является выход университетов за рамки своей основной деятельности, в том числе создание новых цифровых образовательных продуктов: онлайн-курсов и цифровых образовательных программ, которые используются в совокупности с классическими образовательными подходами. По данным Минобрнауки, во время режима самоизоляции в весеннем семестре 2020 года 28 % образовательных программ российских вузов частично или полностью были реализованы с помощью онлайн-курсов, представленных на различных платформах. И хотя в этом году учебный процесс постепенно возвращается в прежний формат, обстановка во многих регионах остается довольно тяжелой, поэтому внедрение смешанного формата обучения будет оставаться актуальным, сообщил Дмитрий Кухто.

О практическом опыте дистанционной реализации учебных занятий и взаимодействии со студентами в онлайн-среде рассказала профессор института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ Елена Быкова, выступающая сопровождающим преподавателем дисциплин «Язык эффективной коммуникации» (бакалавриат), «Язык эффективной коммуникации в цифровой среде» (магистратура и специалитет) и «Язык эффективной коммуникации в профессиональном общении» (аспирантура и ординатура).

Эти онлайн-курсы направлены на формирование необходимых компетенций, в том числе в интернет-среде, и в 2019 году были включены в учебные планы всех образовательных программ.

Говоря о вызовах, с которыми столкнулись научно-педагогические работники в новой форме коммуникации, Елена Быкова заметила, что каждый студент использует ту форму самостоятельной работы, которую считает для себя удобной: если одному будет комфортнее воспринимать материал перед компьютером, записывая конспект или делая скриншоты, то другой будет слушать лекцию в дороге, надев наушники и включив мобильную платформу. Но преподаватель имеет четко установленное рабочее расписание, и, когда привычка общения в интернете 24/7 переносится в академическую среду, проблема регулирования коммуникации в течение рабочего дня встает довольно остро.

«Предположим, что студент слушает курс в девять часов вечера, у него возникает вопрос, который он хочет сразу же задать преподавателю. И это правильно, ведь смысл онлайн-обучения и заключается в моментальном реагировании. Но преподаватели не чат-боты, у них есть сетка расписания, которая сейчас съехала, в результате чего мы круглые сутки с задержкой максимум в 5–7 минут, если стараться действительно эффективно работать и соблюдать режим онлайн-образования, отвечаем на вопросы студентов», ― подняла проблему профессор СПбГУ.

Регулирование рабочего времени — юридический и очень серьезный вопрос. Его необходимо осмыслить и продумать, поскольку, скорее всего, учебный процесс в ближайшее время будет продолжаться в дистанционном формате. Нам нужны юридически закрепления, локальные нормативные акты, которые помогут отрегулировать эти отношения и сделать их максимально приемлемыми.

Профессор института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» СПбГУ Елена Быкова

Еще одним вызовом стал рост коммуникационных рисков. Сегодня преподаватели несут ответственность не только за академический контент, который выкладывают на обучающие платформы в виде презентаций и видеоматериалов: любая неформальная фраза, высказанная во время занятия, может превратиться в мем, интернет-карикатуру и навредить репутации как самого научно-педагогического работника, так и университета. Особое внимание в этом аспекте, по словам Елены Быковой, нужно уделить этическим проблемам и жесткому соблюдению кодекса универсанта как со стороны преподавателя, так со стороны студента.

Третьим значимым вызовом онлайн-среды является взаимодействие с системой прокторинга. Студенты периодически жалуются на несовершенство системы, которая порой необоснованно считает, что экзаменуемый списывает, или принимает появившегося в кадре домашнего питомца за советчика, однако преподаватель, читавший у них этот курс, выведен из системы оценивания и не может повлиять на результат зачета или экзамена — за соблюдением порядка следит искусственный интеллект. Объективность оценки постепенно растет, поэтому доверие к этому институту будет увеличиваться, и академическому сообществу необходимо к нему привыкать. Спикер подчеркнула, что взаимоотношения между преподавателем и проктором, уровень разделенной ответственности за вынесенную оценку еще требуют глубокого юридического осмысления. Кроме того, несмотря многолетнее использование в СПбГУ дистанционного документооборота, в некоторых учебно-научных подразделениях все еще требуется рукописная подпись преподавателя на оценочной ведомости, особенно в тех случаях, когда речь идет об отчислении обучающегося.