«Я всегда завышаю себе планку»: доктор наук Аполлинария Аврутина об исследованиях, преподавании и саморазвитии

Директор Центра исследований современной Турции доктор филологических наук Аполлинария Аврутина избрана делегатом ежегодной конференции Ассоциации выпускников СПбГУ и участвует в выборах на должность профессора. В интервью Аполлинария Сергеевна рассказывала о своем академическом становлении, отношении к междисциплинарности и планах участвовать в выборах на высокий пост в Ассоциации выпускников СПбГУ.

Недавно вы защитили докторскую диссертацию. Расскажите о своем исследовании.

Защита диссертации Аполлинарии Аврутиной на соискание ученой степени доктора филологических наук прошла 12 мая 2020 года. Тема работы — «Фонология и морфонология агглютинативных языков в диахронической перспективе (на материале тюркских литературных языков Малой Азии XIII–XX вв.)».

Моя диссертация посвящена проблематике исторического развития тюркских языков. Мои интересы в науке весьма широки. Могу сказать, что меня интересует все. Еще со студенчества я занимаюсь языкознанием, а именно — фонологией и фонетикой. Хотя впоследствии в сферу моих интересов вошли литература, переводы и литературная критика, я продолжала работать над диссертацией по языкознанию. Эти исследования были начаты в моих ранних научных работах — бакалаврской и магистерской ВКР, продолжены в кандидатской диссертации, и результаты предшествующих работ вошли в докторскую.

Наблюдая за природой тюркских языков, я заметила, что их изменчивость может быть просчитана и спрогнозирована математически. Агглютинативные языки по своей природе математичны. У меня родилась идея применить методы статистики на материале тюркских языков.

Я довольно долго подбирала материал и выстраивала генеральную идею. Есть писатели, которые по десять лет пишут одну книгу, а есть писатели, которые десять лет думают, а затем садятся и пишут книгу за месяц, — я как раз из таких. Я по натуре трудоголик и писала диссертацию практически везде: в библиотеках и гостиницах, дома, в самолетах, поездах, в такси. Поэтому сам текст я написала довольно быстро: за год.

Как проходила ваша защита?

Изначально я планировала успеть защититься по ваковской системе. Но сейчас я рада, что в итоге защита прошла по правилам СПбГУ. Во время первой попытки защиты ведущая организация не предоставила отзыв. Была возможность перенести защиту, но я отказалась: накануне защиты скончался научный оппонент моей диссертации, великий российский тюрколог Дмитрий Михайлович Насилов, долго работавший в Ленинградском университете, а впоследствии переехавший в Москву, где он возглавил кафедру тюркской филологии ИСАА МГУ. Он очень хвалил мою диссертацию, и его уход стал огромной неожиданностью и потерей. Я не суеверный человек, но для меня это стало знаком.

Нужно сказать, что впоследствии мне поступало немало предложений пройти защиту в других вузах России. Но мне было очень важно защититься в Петербурге, потому что здесь прошло мое становление как специалиста, здесь работают мои наставники и учителя, здесь мой дом. Это стало вопросом принципа.

Изучив собственные правила защиты СПбГУ, я поняла, что хочу защищаться в стенах родного университета. Требования Университета значительно превосходят ваковские — в частности, в вопросе количества оппонентов: в ВАКе — три, в СПбГУ — пять-семь, один или несколько из которых должны представлять иностранную организацию. Требование наличия перевода диссертации на английский язык делает работу востребованной международным сообществом. Со мной так и произошло: многие коллеги в Турции прочли мою работу на английском языке и даже предлагали опубликовать перевод диссертации на турецком языке. Вероятно, когда-нибудь так и сделаю. Эти и другие обстоятельства позволили мне сделать выбор в пользу защиты по собственным правилам: я всегда завышаю себе планку и предъявляю к себе более высокие требования.

Благодаря решениям нашего руководства Университет быстро перевел все защиты в онлайн в сложных условиях 2020 года. В то время как везде защиты были приостановлены на неопределенный срок, в СПбГУ на самом высоком уровне регулярно проходили защиты кандидатских и докторских диссертаций.

Конечно, сама обстановка была необычна: возможность защищаться из дома в спокойной обстановке, из собственного кабинета, где все понятно, привычно и знакомо, позволила полностью погрузиться в процесс защиты. Максимум, что беспокоило, — чтобы не отключилось электричество.

Я очень благодарна Университету за возможность защититься в Санкт-Петербурге и носить звание «доктор филологических наук Санкт-Петербургского государственного университета».

Получив докторскую степень, планируете ли избираться на должность профессора?

Да, как раз сейчас идет конкурс на должность профессора на восточном факультете. Отмечу, что квалификационные требования на должность профессора значительно превосходят требования на доцентскую должность. Для меня это новая высота.

Я работаю бо́льшую часть суток. Почти все время провожу за письменным столом, по 10–12 часов, с раннего утра до глубокой ночи. Можно сказать даже, что, когда я не сплю, я что-то пишу, а когда по какой-либо причине нет возможности сесть за письменный стол, испытываю сильное чувство вины. Мне интересно многое и всегда хочется еще больше: и публикаций, и проектов. Да, я доктор филологических наук, но мне не хотелось бы заниматься исключительно языкознанием и литературоведением — для меня это сужение рамок. Тем более что в моей жизни бывали периоды, когда приходилось работать в совершенно разных сферах — особенно будучи переводчиком.

Какими проектами вы занимаетесь сейчас?

Запись прямого эфира радио «Вести FM» с Аполлинарией Аврутиной на тему «Русская культура в современной Турции: насколько она популярна?» доступна по ссылке.

На данный момент у меня в работе новый литературный перевод, есть несколько научных и творческих проектов, в которых я выступаю руководителем. Веду нескольких аспирантов, некоторые из которых скоро выйдут на защиты. Кроме того, в этом году я являюсь членом Большого жюри премии «Национальный бестселлер», поэтому в ближайшее время, до апреля, буду читать книги «в промышленном масштабе» и писать на них рецензии. Мне нравится это погружение в современную литературу. В большом списке «Нацбеста» попадаются самые необычные экземпляры: например, сейчас я читаю книгу бакинской писательницы Ширин Шафиевой, которая работает в жанре магического реализма. Как тюрколог, я сразу обратила внимание на этого автора.

В 2019 году в Университете был открыт Центр исследований современной Турции, который вы возглавляете с момента основания. За время существования было реализовано множество проектов. Выделите наиболее важные, на ваш взгляд, достижения центра.

Наш центр был открыт по инициативе ректора СПбГУ Николая Михайловича Кропачева в октябре 2019 года. Большие проекты начались сразу — в ноябре. Турция стала страной-гостем Международного культурного форума в 2019 году, и большинство турецких мероприятий прошли на площадках СПбГУ. В их числе три выставки, две крупные конференции (конференция, посвященная храмовому комплексу Гёбекли-тепе, и конференция «Стамбул в турецкой и российской литературе») и, самое важное для меня, дарение Турецкой Республикой Университету коллекции книг и выставочного оборудования.

Мы запускаем в Издательстве СПбГУ серию переводных книг. Сейчас готовится первое издание: это монография, авторские права на которую нам предоставило управление делами президента Турецкой Республики. Она посвящена османским дворцам, точнее — повседневной жизни гаремов османских султанов. Книга содержит огромное количество архивных материалов и документов, что делает ее и ценной с научной точки зрения, и притягательной для непосвященного читателя.

К сожалению, у нас отложилось множество мероприятий. Весной 2020 года мы планировали провести форум с Турецким историческим обществом. Также планировалось открытие представительства СПбГУ в Анкаре, к которому вышло турецкое издание «Альманаха современной российской прозы». Сегодня это издание ждет презентации.

В марте 2021 года нас ждет международный круглый стол по экономике, который мы организуем совместно с партнером по будущему представительству СПбГУ — Университетом экономики и технологий ТОББ (Союза торгово-промышленных палат Турции). Свое участие уже подтвердили посол РФ в Турции и посол Турции в РФ.

В разное время вы сотрудничали с тремя подразделениями СПбГУ — восточным и филологическим факультетами, а также факультетом свободных искусств и наук. Расскажите, существуют ли какие-то особенности преподавания и работы в качестве исследователя на разных факультетах?

Я начала работать в Университете в качестве внештатного преподавателя еще на четвертом курсе, в 1999 году. По просьбе Людмилы Алексеевны Вербицкой мне поручили вести турецкий язык на кафедре общего языкознания. Было очень необычно часть занятий вести как преподаватель, а на части присутствовать как студент. Я быстро поняла, что роль студента гораздо легче, чем роль преподавателя.

В 2005 году я защитила кандидатскую диссертацию. Кстати, утверждал ее ВАК очень долго, и, возвращаясь к первому вопросу, могу отметить, что у нас в СПбГУ и утверждение, и обсуждение, и голосование по защите диссертации проходят оперативно и прозрачно. Свой кандидатский диплом из ВАКа я ждала, кажется, целый год. В 2005 году мне пришлось уйти из Университета, и, уже будучи кандидатом наук, я работала в самых разных областях на различных должностях — от специалиста по рекламе и PR до директора агентства зарубежной недвижимости и финансового директора. Мне все было интересно, я развивала свои управленческие навыки и контакты с турецкими коллегами.

Спустя два года у меня появилась возможность поехать на стажировку в Колумбийский университет в качестве приглашенного исследователя. В то время я как раз собиралась получить степень MBA, и мне хотелось получить ее в самом высокорейтинговом университете. Для этого нужно серьезно подготовиться к экзамену по математике, и я решила, что смогу это сделать во время своей стажировки. Также в Колумбийском университете удалось записаться на курс critical writing на Факультете повышения квалификации, где нас учили писать рецензии на английском языке.

На восточном факультете Колумбийского университета я посещала научные заседания кафедры турецких исследований. Работала в библиотеке университета и несколько раз выступала с научными докладами перед студентами. Завела множество научных контактов. Должна признаться, тогда я испытала гордость за Санкт-Петербургский университет: меня поразило, насколько высоко американские коллеги оценивают уровень нашей подготовки. Мне было приятно представлять нашу петербургскую востоковедную школу.

Однако в Нью-Йорке я достаточно быстро поняла, что мне скучно: нет моей привычной творческой среды, было тяжело находиться вдалеке от моих литературных наставников, научных руководителей и, конечно, семьи. Вскоре я вернулась в Петербург.

В 2010 году я вернулась преподавать в Университет, на программу подготовки в области artes liberales. Несколько лет я возглавляла профиль «История и культура ислама» и преподавала одновременно на двух факультетах — восточном и свободных искусств и наук. С началом работы над докторской диссертацией я решила полностью вернуться на восточный факультет.

Работа на разных факультетах и в США научила меня важной детали, без которой современный научный процесс невозможен. В наше время едва ли какая-нибудь отрасль науки может развиваться изолировано, исследования должны быть междисциплинарными. Подобно тому, как в древности все науки вышли из философии, так и в наше время все они стремятся к консолидации. Наиболее полную картину открывает соседство разных, а иногда и полярно разных дисциплин — искусства и математики, медицины и литературоведения. Чем дальше друг от друга науки, чем больше точек зрения на один материал, тем интереснее результат. Задолго до увлечения Турцией и ее культурой, в юности, я собиралась стать оперной певицей, и, следуя за своей мечтой, в студенческие годы, параллельно с Восточным факультетом, некоторое время училась в консерватории по классу вокала у Ирины Петровны Богачевой. Занятия у нее всегда были очень насыщенными, она учила не просто петь, а «переживать» партию. Первые уроки междисциплинарного подхода я получила еще тогда. Когда Ирина Петровна, стоя рядом со мной, передавала мне технические приемы вокала и драматургию Графини из «Пиковой дамы», я смотрела на этот процесс не только глазами актрисы, но и глазами специалиста по фонетике и фонологии. Так что я стараюсь строить свои занятия и осуществлять научное руководство, придерживаясь принципа междисциплинарности.

Не так давно закончилось голосование за делегатов ежегодной конференции Ассоциации выпускников СПбГУ — главного органа правления. Вы успешно прошли отбор. Также вы заявляли о своем желании претендовать на должность президента Ассоциации выпускников СПбГУ. Почему вы приняли такое решение?

Я давно состою в Ассоциации выпускников, с удовольствием участвую в мероприятиях и собеседованиях кандидатов на стипендию. В какой-то момент я обратила внимание на то, что состав правления ассоциации представлен достаточно однобоко, например, в нем нет филологов или восточников. Кроме того, количество членов достаточно мало для нашего университета: восемь тысяч членов при том, что каждый год из СПбГУ выпускается порядка шести тысяч человек. Эти обстоятельства натолкнули меня на мысль, что что-то, возможно, следовало бы поменять.

Сейчас я прошла выборы в качестве делегата конференции. Так как я ничего не знаю о состоянии дел в ассоциации и могу судить об этом только по информации на ее сайте, я бы, наверное, хотела бы себя попробовать сначала в качестве исполнительного директора и, поняв, как все устроено, баллотироваться на пост президента. Президент должен досконально знать всю организацию, как говорится, «от подвала до чердака».

Как вы планируете развивать деятельность ассоциации? Есть ли у вас программа развития?

Во-первых, я считаю, что нужно четче сформулировать миссию Ассоциации выпускников. Сейчас она читается между строк, изредка упоминается в отдельных публикациях, но конкретно не озвучена. А, как известно, когда нет миссии, то нет ни старта, ни цели. Мне кажется, ассоциации не хватает стратегии продвижения, и миссия в этом смысле — точка отсчета.

Главная проблема, которую я уже озвучила, это небольшое количество членов. Базу нужно существенно расширять, вводить показатели KPI — число членов ассоциации по каждому подразделению. Необходимо также, чтобы все факультеты и институты были представлены в правлении ассоциации, причем в равном количестве. Количество членов правления должно быть соотнесено с количеством выпускников по разным направлениям и закреплено в документах.

В ассоциации существует карьерный центр, но по опубликованному отчету и информации на сайте невозможно сделать вывод об эффективности его деятельности, непонятно, сколько выпускников устроилось на работу посредством деятельности центра. Нужно внедрять систему KPI, публиковать открытый мониторинг трудоустройства и публиковать содержательный отчет о результатах трудоустройства выпускников.

Поддержка образования также очень важна. Многие выпускники Университета заинтересованы в том, чтобы привести в Университет своих детей и внуков. Можно развивать «семейные» образовательные программы для детей и родителей. Мне кажется, это могло бы повлиять и на продвижение среди абитуриентов.

Кроме того, для выпускников должна быть создана возможность получить второе высшее образование или пройти профессиональную переподготовку по упрощенной схеме.

Полагаю, что научная деятельность тоже должна быть затронута: ассоциация могла бы проводить ежегодную всероссийскую междисциплинарную научную конференцию.

Как вы считаете, какие инструменты позволили бы вовлечь выпускников в жизнь Университета после его окончания? Как еще больше расширить круг неравнодушных к жизни alma mater?

Любой собственник бизнеса или руководитель заинтересован в рекрутинге высококвалифицированных сотрудников. Зачастую привлечение хорошего специалиста, готового в кратчайшие сроки полностью включиться в работу, становится большой проблемой. Поэтому помощь в рекрутинге талантливых выпускников помогла бы привлечь внимание работодателей из числа выпускников. Кроме того, участие в образовательных проектах — это хороший репутационный инструмент для работодателей.

Программы переподготовки или возможность познакомить своих детей с Университетом, вероятно, также могут повлиять на решение вступить в ассоциацию.

Дайте совет, как все успевать, быть продуктивным, при этом не выгорать и черпать вдохновение в своей работе?

В работе мне помогает жесткое планирование. На каждый день есть четкий список дел. Изредка позволяю себе устроить отгул: читаю детективы или иду в оперный театр, занимаюсь чем-то, что мне нравится: готовлю, рукодельничаю, занимаюсь конным спортом. Очень люблю учиться на разных онлайн-курсах. Стараюсь как можно больше времени уделять маленькому сыну.

Я влюблена в свою работу. Я недавно смотрела сериал «Корона», где в одной из серий последнего сезона Джиллиан Андерсон, которая играет роль Маргарет Тэтчер, говорит такую фразу: «У меня есть другая любовь. Мой муж, мои дети. Но моя работа — это моя единственная страсть». Не знаю, выдумка ли это сценаристов или это реальное высказывание Маргарет Тэтчер, но эти слова произвели на меня впечатление. Работа — это моя единственная страсть, а Университет — это для меня всё.