Искусственный интеллект и диджитал в музее: как пандемия преобразила Музей Набокова СПбГУ

Писатель, филолог, профессор СПбГУ, директор Музея В. В. Набокова Андрей Аствацатуров рассказал, как пандемия помогла перестроить работу музея и расширить его аудиторию с 60 человек до 40 тысяч, а также о том, когда музей представит первую выставку с участием искусственного интеллекта.

Андрей Алексеевич, вы сами в пандемию быстро перешли в онлайн: устраивали дискуссии и лекции в «Инстаграме». А как цифра вошла в работу музея?

До локдауна мы регулярно устраивали лекции и презентации в музее, организовывали выставки. Но как только началась пандемия, все перешло в онлайн: появилось больше публикаций в соцсетях, а вся лекционная деятельность перешла в диджитальное состояние. Сначала гости музея просто читали лекции с трансляцией в наш аккаунт «Вконтакте» — так собралась большая аудитория постоянных виртуальных посетителей. Самые просматриваемые лекции собирали по 40 тысяч просмотров, менее просматриваемые — от двух до пяти тысяч. У нас есть популярные лекторы и популярные темы, которые привлекают огромное количество людей, но нужно помнить, что наша культурно-просветительская деятельность касается не только их. В музее также выступали ученые с достаточно специализированными научными докладами.

Кроме того, во время локдауна мы перевели все выставки на разные онлайн-платформы, например, онлайн-платформу iziTravel: посетители могли в любой момент посмотреть экспонаты, которые у нас размещены.

То есть музей больше приобрел от пандемии, нежели потерял?

Получилось, что да. До пандемии мы даже не записывали лекции, а в музее собиралось всего от 30 до 60 человек, больше мы просто не можем вместить. Сейчас же мы свободно собираем десятки тысяч зрителей: например, лекция Михаила Елизарова о Набокове собрала более 40 тысяч просмотров — круг поклонников Елизарова совместился с поклонниками Набокова. Моя первая лекция о парижском периоде Генри Миллера тоже была популярной, мы поговорили о проблемах писателей в эмиграции. Мы стараемся, чтобы даже темы, которые далеки от Набокова, затрагивали некоторые набоковские сюжеты. Например, просим наших лекторов-переводчиков отталкиваться от тех концепций и идей, которые предлагал именно Владимир Набоков.

Было ли что-то, что все-таки не удалось реализовать в онлайн-формате?

Конечно, из-за пандемии нам пришлось срочно перекроить план выставочной деятельности — у нас до сих пор есть «долги» по выставкам. Среди них, например, замечательная любительская коллекция жуков Павла Крусанова, одна из лучших в России. И сейчас мы пытаемся совместить наши планы, чтобы выставка состоялась, ведь, как мне кажется, мы ее задолжали городу.

Вообще музей — это живой организм, он не может полностью жить в соответствии с планом. У нас, как говорили в советские годы, есть «генеральная общая линия», но мы позволяем себе иногда от нее отступать. Например, в ближайшее время мы планируем сделать диджитальную выставку. В ней примут участие исследователь Владимира Набокова Борис Орехов, а также, вы удивитесь, искусственный интеллект — программа, которая создает визуальные образы вербальных высказываний и литературных приемов Набокова. Думаю, это будет очень интересно.

Звучит действительно интересно! А какие еще мероприятия запланированы в новом сезоне?

Во-первых, продолжится работа лектория, связанного с темами жизни и творчества Владимира Набокова. Мы всегда особое внимание уделяем значимым датам: дням рождения писателя и его близких, а также юбилеям выхода известных романов.

Другое направление касается литературы и культуры Серебряного века. У нас проходят лекции и выставки, связанные с дореволюционной эпохой. Еще одно направление — переводоведение. Набоков был переводчиком как с английского на русский, так и с русского на английский. Есть направление, связанное с историей зарубежных литератур, в основном англо-британской. И еще одно — современная русская проза. В последнее время мы по просьбе наших посетителей и зрителей начали вводить элемент истории: мировая, зарубежная и российская история.

Помимо этих основных направлений у нас идет обширная выставочная деятельность, в том числе в онлайне. У музея много друзей: художников, ювелиров, дизайнеров, с которыми мы планируем множество интересных проектов и презентаций. Мы откликаемся на текущие события и литературной, и научной жизни. Например, Герман Садулаев, известный писатель, выпускник СПбГУ, выпустил две книги, и мы планируем провести их презентации. Андрей Дмитриевич Степанов, профессор СПбГУ, выпустил недавно очень интересную научную монографию, ее тоже планируем представить публике. И по-прежнему будем радовать наших посетителей лекциями, посвященными жизни и творчеству Набокова, которые теперь можно послушать не только в самом музее, но и на его сайте.

Значит ли это, что онлайн-лекции уйдут в прошлое?

Вовсе нет. Мы выбрали гибридный формат: приглашаем лекторов и зрителей, которые приобретают билет за символическую стоимость, лично в музей, а также записываем лекцию и выкладываем ее на нашей странице «Вконтакте». Так что те посетители, которые не успели послушать выступление вживую, могут сделать это в онлайн-варианте в хорошем качестве.

Андрей Алексеевич, на ваш взгляд, в каком состоянии сейчас находится музейная культура в России и в Петербурге в частности?

Смотря с чем сравнивать. Наши музеи модернизируются, стараются соответствовать статусу интеллектуальных центров. Если вы зайдете в любой музей, например музей Римского-Корсакова или Ахматовой, Блока, то непременно увидите, что у них тоже есть интересная лекционная деятельность. Они создают замечательные выставки, сайты и активно борются за своего посетителя. Но, конечно, современные российские музеи немного не дотягивают до уровня музеев, которые существуют, например, в Корее или в Японии, в Европе и в Америке. Нам нужны определенные капиталовложения, нужны современные, инициативные люди, менеджеры и свежие идеи. Поэтому у нашего музейного дела все еще впереди.

Материал подготовлен при участии студентов СПбГУ.