Юрист СПбГУ: монополия CAS в футбольном праве во многом оправдана

Одной из главных тем для обсуждения на Петербургском международном юридическом форуме стало спортивное право. Доцент СПбГУ Илья Васильев рассказал о роли CAS (Спортивного арбитражного суда) в формировании спортивного права в футболе. Эксперт продемонстрировал, как CAS формулирует свои позиции в отношении дисциплинарной ответственности национальных ассоциаций и клубов за поведение болельщиков.

Илья Васильев напомнил, что применение строгой ответственности независимо от наличия вины клуба было подтверждено несколькими решениями спортивного арбитража (CAS 2002/A/423, CAS 2007/A/1217, CAS 2008/A/1688). Сегодня эта ответственность определена в положениях статьи 8 Дисциплинарного регламента УЕФА. Таким образом, по мнению эксперта, позиция CAS позволила зафиксировать смысл института ответственности и определить регулирование УЕФА.

«Само же право УЕФА применять дисциплинарную ответственность к национальным ассоциациям и клубам неоднократно подвергалось экспертной оценке спортивного арбитража и было последовательно подкреплено несколькими решениями CAS, — рассказал юрист СПбГУ. — Однако, даже будучи отраженным в регламентирующих актах УЕФА, оно вызывало сомнения». В ответ на критику CAS указал, что статус УЕФА обуславливает не только право принимать правовые акты, которые будут распространяться на всех членов союза, но также и использовать в отношении них дисциплинарные санкции.

Для формулирования такого вывода спортивный арбитраж был вынужден обратиться к правилам толкования норм спортивных регламентов.

Так, определение статуса УЕФА, приведенное в решениях CAS, позволило юрисдикционным органам (Контрольно-дисциплинарной и этической комиссии, Апелляционной комиссии) мотивировать свои решения без отсылки к национальному законодательству Швейцарии о праве ассоциаций.

Доцент СПбГУ Илья Васильев

Другой пример влияния правовых позиций CAS, приведенный экспертом, связан с дополнением регулирования УЕФА. Известно, что положения Дисциплинарного регламента УЕФА не предлагают определения понятия «болельщик». Однако в данном случае речь идет не о пробеле, а о квалифицированном молчании УЕФА. Это подтверждается арбитражной практикой: согласно позиции, выраженной в одном из дел (CAS 2007/A/1217), термин «болельщик» является открытой концепцией и умышленно оставлен УЕФА без определения, чтобы динамично противостоять лицам, которые своими действиями попирают цели и ценности футбола. Такая позиция арбитража позволила юрисдикционным органам УЕФА в своих решениях последовательно рассматривать «болельщика» как любое лицо вне зависимости от его гражданства, национальности или места проживания, факта наличия у него абонемента или билета для посещения матча.

Решения CAS, которые формируют модель гипотетического объективного наблюдателя (она используется для определения аффилиации болельщика и характера его поведения в целях привлечения клуба к дисциплинарной ответственности), — еще один пример дополнения регулирования УЕФА. Так, позиция арбитража в одном из дел (CAS 2013/A/3324 & 3369) однозначно демонстрирует: не имеет юридического значения, что хотел совершить болельщик, значимо лишь то, как объективный наблюдатель оценит его поведение. Как следствие, для юрисдикционных органов УЕФА важно установить, как гипотетический наблюдатель оценил бы объективно совершенные болельщиком действия. Для такой оценки спортивный арбитраж в своем решении подчеркнул необходимость учета контекста поведения болельщиков в делах о дисциплинарной ответственности клубов. Таким образом, комбинация различных элементов в действиях болельщиков формирует контекст обвинения, который соответствует всесторонней убежденности юрисдикционного органа как стандарту доказывания, используемому УЕФА и закрепленному в положениях статьи 24 Дисциплинарного регламента.

Без представления CAS своей правовой позиции об объективном наблюдателе и необходимости учета контекста поведения болельщиков юрисдикционные органы УЕФА в своей правоприменительной деятельности непременно столкнулись бы с существенными препятствиями

Доцент СПбГУ Илья Васильев

Эксперт заключил, что доминирующее положение спортивного арбитража для формирования спортивного права по делам о дисциплинарной ответственности национальных ассоциаций и клубов за поведение болельщиков являлось необходимым и создающим правовую определенность для потенциальных субъектов такой юридической ответственности. Сегодня кажущаяся насыщенность позициями CAS в данной области порождает дискуссию о необходимости сохранения существующего статус-кво. «Конечно, гипотетической альтернативой может стать углубление регламентации института ответственности национальных ассоциаций и клубов в положениях Дисциплинарного регламента (так называемая юридификация, то есть тщательная детализация регулирования), однако это вызовет обоснованные вопросы в связи с пониманием спортивного права как формируемого в первую очередь именно в процессе осуществления правоприменительной практики», — предостерег Илья Васильев.