«Мы все рождаемся с некой нейронной сетью, но дальше ее строит жизненный опыт»: Татьяна Черниговская выступила с открытой лекцией о цивилизации книги

Директор Института когнитивных исследований СПбГУ член-корреспондент Российской академии образования, профессор Татьяна Черниговская выступила с лекцией «Цивилизация книги: сохранится ли в XXI веке?».

Лекция состоялась в рамках фестиваля «Письменность: ценности и смыслы», приуроченного ко Дню русского языка, в мультимедийном историческом парке «Россия — моя история».

Начиная лекцию, Татьяна Черниговская обратилась к словам Юрия Лотмана о том, что люди — единственные существа на планете, способные к рефлексии. Попытка осознать, что и для чего человек делает, позволила создать символический мир — семиосферу, существующую наравне с миром материальных объектов. Пространство смыслов связано не только с культурой книги. По мнению Татьяны Черниговской, возникшая тысячи лет назад идея о том, что накопленные знания можно вынести за пределы биологического субстрата — нашего мозга — и зафиксировать с помощью рисунков или символов, стала главным открытием человечества и обеспечила существование нашей цивилизации.

Наш мозг — это не просто сумма примерно ста миллиардов нейронов. Мы все рождаемся с некой нейронной сетью, которую дальше строит жизненный опыт, поэтому для ребенка критически важно, где и с кем он находится, что видит, слышит.

Директор Института когнитивных исследований СПбГУ член-корреспондент Российской академии образования, профессор Татьяна Черниговская

«Если в раннем детстве его начинают учить музыке или дают ему хорошие книги, то его сеть настраивается на совершенно другой уровень. Нейронная сеть есть и у комара, и у лягушки, но если ты хочешь быть существом высокого класса, ты должен потреблять высокого класса интеллектуальную пищу, настройка не происходит иначе», ― подчеркнула Татьяна Черниговская. Именно поэтому восприятие как активное извлечение знаний из окружающего мира происходит у тех, кто имеет к нему определенные «шифры», или «ключ», — образование. Другой человек, не располагающий им, находясь в той же ситуации, просто не сможет считать информацию.

Все живые существа имеют свою систему коммуникаций, но ни одна из них не сопоставима по сложности с той, которая есть у людей. Причиной тому во многом послужило возникновение особого средства общения — языка, инструмента, позволяющего создавать новые смыслы, рассказала Татьяна Черниговская.

Человеческий язык — это наш эволюционный подарок. Он устроен не так, как все другие коммуникационные системы, и является иерархической структурой.

Профессор Татьяна Черниговская

«В нее входит определенное конечное количество составных элементов, условно назовем их "фонемы" (в некоторых языках нет фонем, но есть слоги), из которого, как из конструктора, можно построить бесконечное число новых форм, ― отметила Татьяна Черниговская. ― Это заложено в нас генетически: то есть люди — это те, кто по своему биологическому праву говорит, а дальше пишет и читает».

Ключевую роль в развитии цивилизации сыграла письменность или, точнее, знаковая грамотность, поскольку поместить накопленные знания в так называемую внешнюю память — записи на папирусах, петроглифы (рисунки на стенах пещер или скал) — позволяли не только письменные знаки. Чтение же является работой огромной сложности: в этом процессе задействуется не менее 17 участков мозга. Читая, человек вспоминает, какому звуку соответствует каждая графема, отслеживает порядок, в котором они расположены, и удерживает в памяти слово полностью, при этом делает все это, не задумываясь.

Сегодня в мире признают, что дислексия и дисграфия являются большой проблемой, и поиск ее решения получил серьезное развитие: так, например, в России этим вопросом занимается Ассоциация родителей детей с дислексией. Татьяна Черниговская рассказала, что детей, имеющих такие нарушения, часто воспринимают как лентяев или как людей с низким интеллектом, на самом же деле они просто требуют более внимательного подхода. Расстройство письма никак не связано с уровнем интеллектуального развития, его вызывает то, что некоторые зоны мозга у человека остаются незадействованными.

Повышению качества нейронной сети человека и развитию мелкой моторики, что особенно важно для детей с задержкой развития речи, способствует ведение письменных записей от руки.

Как отметила Татьяна Черниговская, письмо является тонкой моторной работой, которая настраивает те же зоны мозга, которые нужны для говорения. «У Набокова встречается выражение "тактильные радости тщательной зарисовки". Под этим имеется в виду и писание, каллиграфия. Те, кто постарше, помнят, как нас в школе мучили, когда сначала у нас были разлинованные наискось тетрадки, а затем в линейку пошире. Понятно, что без этого сейчас можно обойтись. Но вопрос не в том, что незачем писать, а в том, какого качества вы хотите иметь нейронную сеть, ― сказала Татьяна Черниговская. ― Если высокого, то напоминаю, что в Древнем Китае претенденты на высокие чиновничьи позиции должны были сдавать два экзамена. И это было вовсе не знание законов, а каллиграфия и стихосложение».

В завершение выступления Татьяна Владимировна дала ответ на главный вопрос, вынесенный в название лекции, — сохранится ли в XXI веке цивилизация книги. В современном цифровом мире многое приходится читать в электронном формате, однако, как заметила директор Института когнитивных исследований СПбГУ, это чтение техническое, отличающееся от общения с печатным изданием: «Мы смотрим на вид книги, воспринимаем на ощупь бумагу, чувствуем запах, а если это старая книга, давно изданная, то сколько людей ее держали, иногда даже становится страшно в руки брать. Поэтому, разумеется, бумажная книга будет существовать, если сохранится наша цивилизация, а если музыку, картины, книги для нас будет писать искусственный интеллект, то эту тему можно закончить».