Профессор СПбГУ Татьяна Черниговская: «Научная работа не останавливается ни в отпуск, ни в выходные»

Уже более года в Санкт-Петербургском университете работает Институт когнитивных исследований. Его специалисты изучают механизмы познания и мышления, разбираются в особенностях функционирования мозга и сложных формах человеческого поведения. Как развивается научная площадка? Каких результатов удалось достичь за первый год ее существования? И как ученые разрабатывают здесь методы диагностики когнитивных нарушений? Об этом рассказала директор института, профессор СПбГУ член-корреспондент Российской академии образования Татьяна Черниговская.

Татьяна Черниговская отмечает юбилей

Институт когнитивных исследований был открыт в СПбГУ в конце 2020 года. Совсем недавно завершился первый полноценный год работы новой научной площадки Университета. Расскажите, каким он был?

Напряженным, как и все предыдущие годы. Напомню, наш институт открылся на базе лаборатории когнитивных исследований, основанной мной в 2007 году при кафедре общего языкознания (теперь она носит имя Людмилы Алексеевны Вербицкой). Лаборатория функционировала как учебный центр для бакалавров и магистров по профилям «Психолингвистика» и «Когнитивные исследования». За 13 лет существования в лаборатории было реализовано около 20 научных проектов, поддержанных российскими научными фондами и СПбГУ.

Деятельность лаборатории теперь продолжается в рамках института. Здесь студенты проходят практику, пишут курсовые и выпускные квалификационные работы, магистерские и кандидатские диссертации. Мы продолжаем наши исследования. В 2021 году специалисты института получили восемь грантов на научные проекты. За прошлый год у нас вышло 34 статьи, проиндексированные в РИНЦ, и 20 — в Web of Science и Scopus. Сотрудники института участвовали более чем в 60 конференциях и форумах и сами организовали еще семь мероприятий.

В 2021 году мы также обрели свой дом: переехали в здание на 6-й линии Васильевского острова, где благодаря помощи руководства Университета был сделан хороший ремонт, нам всячески помогали устроиться. В новом здании есть помещения для занятий со студентами и лаборатория, в которой разместилось оборудование для научных исследований. Лаборатория сделана с учетом всех условий, которых требуют наши эксперименты. Это очень важно, ведь Институт когнитивных исследований не «разговорный». Наши сотрудники и студенты всех рангов имеют дело не с бумагами. Они ведут экспериментальную работу с приборами.

Важно отметить, что работа Института когнитивных исследований как в образовательном процессе, так и в научном была бы невозможна без каждого из замечательных членов нашего коллектива. Увы, в формате интервью невозможно перечислить всех. Но подчеркну, что Валерия Александровна Гершкович (доцент кафедры проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук. — Прим. ред.) и Татьяна Евгеньевна Петрова (доцент кафедры теории и методики преподавания искусств и гуманитарных наук. — Прим. ред.) играют огромную роль в организации обеих сторон нашей жизни.

В общем и целом можно сказать, что 2021 год был для нашего института в большой мере организационным. Но исследовательская работа не прекращалась ни на день.

Какие научные проекты вы вели?

Как и раньше, мы изучали то, что связано с языком, психологией и мозгом. За прошедший год провели очень много исследований, в том числе и имеющих прикладное значение. Например, мы активно заняты изучением дислексии, то есть нарушения способности овладеть чтением, а иногда и письмом (дисграфия часто сопутствует дислексии). В мире миллионы людей с такими проблемами. Это очень часто встречающееся явление, которое многие принимают за интеллектуальное нарушение. Но это не так! И в последние годы изучением дислексии занимается большое количество научных коллективов из разных стран, так как, я повторюсь, от этого зависит благополучие многих миллионов людей.

Мы тоже разрабатываем эту тему: изучаем специфику дислексии, создаем новые методы диагностики и способы помощи тем, кому уже поставлен диагноз. Например, исследователь института Светлана Алексеева совместно со специалистами по типографике разработала и сейчас тестирует шрифт, с помощью которого, возможно, в будущем можно будет печатать тексты для дислексиков.

Институт активно сотрудничает с Ассоциацией родителей детей и взрослых с дислексией. Я в том числе научно курирую эту организацию. Они очень активные, я у них много раз выступала. И им как раз наши исследования нужны, потому что они позволяют не просто осуществлять диагностику, но и оказывать дальнейшую помощь людям с дислексией.

У нас много лет шла и продолжается работа по изучению организации ментального лексикона. Это одна из главных мировых тем в области исследования языка и мозга. Мы хотим знать, как в мозгу организован язык. В нем «лежат» отдельно существительные и отдельно прилагательные? Или там «лежат» отдельно корни, приставки, суффиксы, префиксы и окончания? Как выстраивается слово, когда мы его формируем? Как выстраивается синтаксис? И как выстраивается целый текст? Ответить на эти вопросы — очень сложная задача. Ведь, как вы понимаете, если мы положим голову в томограф, то аппарат нам готовый ответ не даст.

Тут необходимы сложные эксперименты. И мы их продумываем, организовываем и проводим с разными, в том числе западными, коллегами. При этом используем новейшие технологии, такие как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ), позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ), вызванные потенциалы и многие другие. Это самый передовой мировой уровень. Так в мире работают только институты высокого класса.

Специалисты вашего института уже не первый год проводят исследования с помощью фМРТ, ПЭТ, электроэнцефалографии и eye-tracking. Внедрялись ли в 2021 году какие-то новые технологии и оборудование для работы над научными проектами?

Новые технологии — нет, потому что существующих нам вполне достаточно. И, как я уже сказала, они являются самыми передовыми, используются в лучших лабораториях мира. Новое по типу оборудование нам пока тоже не нужно. В планах — приобретение оборудования уже имеющегося типа, но другой модификации. Скажем, для исследований нам нужен не только стационарный айтрекер (прибор, который следит за движением глаз. — Прим. ред.), который уже есть в лаборатории института, но еще и переносной, причем высокого класса.

С его помощью можно будет исследовать человека не внутри лаборатории, а в реальной жизни. Например, следить за тем, какой выбор и как осуществляет его мозг. Мы же на самом деле с помощью айтрекера смотрим не за глазами, а за тем, что с их помощью делает мозг. Айтрекер показывает, куда на самом деле устремлено ваше внимание в данный момент, сколько времени вы задерживаетесь на этом месте, возвращаетесь ли в какие-то точки или, наоборот, никогда в них не смотрите.

Это очень мощная техника, и мобильные варианты такого оборудования мы собираемся покупать, в частности, с помощью грантов. У нас сейчас идут переговоры со «Сбером», с их Институтом искусственного интеллекта, о новой тематике исследований, в том числе с предполагаемым использованием такой техники.

Отмечу также, что мы можем пользоваться и оборудованием, предоставляемым институтами, с которыми мы сотрудничаем. Главным образом это Институт мозга человека имени Натальи Петровны Бехтеревой РАН. Один из наших профессоров, Максим Владимирович Киреев, заведует там лабораторией нейровизуализации. И наши студенты не только слушают его лекции, но и работают на этой базе: выполняют ВКР и научные проекты, проходят практику и даже поступают туда на работу.

Еще одно место, с которым мы очень плотно работаем над экспериментами, — Институт физиологии имени Ивана Петровича Павлова РАН. Профессора и доценты института не только читают лекции и ведут занятия у наших магистрантов, но и руководят их работой в своих лабораториях. Студенты, скажем, ездят даже в лабораторию в Колтуши работать с обезьянками. И я им очень завидую по этому поводу.

А как в целом в прошлом году организовывался учебный процесс для студентов Института когнитивных исследований? Появились ли какие-то новые курсы для них?

Мы, естественно, проводили лекции, чаще всего онлайн. Но если ситуация позволяла выйти в офлайн, мы всегда пользовались этой возможностью, ведь работать на приборах можно только в реальной лаборатории. Занятия организовывались для наших магистров, обучающихся по программе «Когнитивные исследования», и для бакалавров кафедры проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук.

Также мы продолжаем читать курсы по заказу других подразделений Университета. Скажем, у магистрантов-физиков. Мы уже несколько лет проводим для них лекции. Студенты каждый раз с большим интересом к этому относятся. Еще организуем занятия для филологов, биологов, медиков, философов... Легче будет перечислить тех, с кем мы не сотрудничаем.

В прошлом году организовывать учебный процесс нам также помогли онлайн-курсы: «Психолингвистика», «Нейролингвистика» и «Психология сознания». Этим всем мы пользовались.

А сейчас с профессором Института когнитивных исследований Сергеем Константиновичем Стафеевым готовим новый онлайн-курс «Неоклассическая история науки». Вообще, эта программа будет включать четыре самостоятельных курса. И первый из них, вводный, называется «Свет и зрение: понимать и чувствовать. Беседы о науках и искусствах, знании и вере».

Ранее у вас также была идея создать при институте новую образовательную программу для студентов — аспирантуру в области когнитивных исследований. На какой стадии эта инициатива сейчас?

Мы как раз приступили к открытию аспирантуры. Недавно по моей инициативе в России была введена новая научная область — «Когнитивные науки». Министерство образования и науки уже ее утвердило. Подготовлены паспорта специальностей. Я как член Президиума ВАК и руководитель рабочей группы непосредственно в этом участвовала.

В связи с такими изменениями уже абсолютно точно у нас на базе института откроется одна из первых в России аспирантур по новой научной области. Защиты диссертаций будут возможны по следующим категориям в зависимости от специализации и темы работы: филологические, философские, психологические, биологические, медицинские, технические и физико-математические науки.

На ваш взгляд, Институт когнитивных исследований за первый год работы показал себя востребованной научной площадкой?

Да, несомненно. Мы уже давно — центр когнитивных исследований с международной известностью. Ведь наша научная группа существует с 2007 года, просто раньше она действовала в рамках лаборатории, а теперь стала институтом. И, между прочим, мы первый институт когнитивных исследований в России! И, конечно, сейчас наши исследования все так же востребованы, мы работаем в очень бурно развивающейся области.

Татьяна Владимировна, 2021 год был очень насыщенным годом для Института когнитивных исследований. А лично для вас?

Для меня все годы чрезвычайно наполненные. Видимо, виновата сама — всегда живу интенсивной жизнью. И гранты всегда есть, и множество выступлений, и статьи, которые нужно писать. Что и говорить — научная работа же не останавливается ни в отпуск, ни в выходные.

Сегодня вы празднуете день рождения. Можно сказать, начинается ваш личный новый год жизни. Каковы ваши планы на него — научные и не только?

Думаю, предстоящий год будет таким же насыщенным, как и предыдущие. Буду, в частности, работать по нескольким грантам и продолжать заниматься популяризацией науки. Я считаю, что это делать нужно. Тем более что это сейчас очень востребовано, особенно в образовательном сообществе.

Кроме того, продолжу работу над теоретическими исследованиями в области эволюции языка и сознания. Меня также в последнее время очень интересует, как человечество будет справляться с конкурентами в виде искусственного интеллекта. Я вхожу в научный совет по методологии искусственного интеллекта и когнитивных исследований при Президиуме Российской академии наук, так что, помимо прочего, искусственный интеллект — это и моя территория тоже.

А есть ли у вас уже планы по развитию Института когнитивных исследований на 2022 год? Что планируете сделать?

Будем реализовывать гранты. Продолжим сотрудничать со «Сбером», российскими научными и образовательными центрами, в том числе «Сириусом», «Академией талантов» и центром «Интеллект» в Ленинградской области. Там мы учили и будем учить способных детей. Также продолжим развитие магистратуры по когнитивным исследованиям. Откроем аспирантуру, о которой я упоминала. Еще планируем создать две программы сетевой магистратуры — совместно с МГУ и Пермским университетом.