Перезагрузка: Издательская деятельность Университета: вчера, сегодня, завтра

И в России, и в мире книгоиздание приносит ощутимые прибыли. В том числе и прибыли от издания научных и научно-популярных книг. Санкт-Петербургский университет получил доход от издательской деятельности только в декабре 2016 года — впервые за многие десятилетия. Почему так получилось? Что мешало сделать это раньше?

Давнее прошлое

Издательская деятельность Университета началась практически с момента его основания. Уже в 1760 году был издан первый университетский курс С. Я. Разумовского «Сокращенная математика». Печатался он в типографии при Академии наук, ведь собственная полиграфическая база появится в Университете только в XX веке.

В 1930 году была образована полиграфическая лаборатория ЛГУ, в которой выпускалась многотиражная университетская газета. Мощности лаборатории не позволяли решить главную задачу — наладить выпуск учебников, которых катастрофически не хватало. К 1931 году потребности в учебной литературе по оптической технике были удовлетворены на 5 %, по политэкономии — на 15 %, а по геодезии, например, учебников просто не было.

Самостоятельная издательская деятельность, выпуск книг типографским способом начинается только в 1934 году, когда был сформирован издательский отдел Университета, а в 1939 году образовано издательство. В конце 1930-х годов перед учеными Университета была поставлена задача: создать новые учебники, отвечающие современным требованиям. В период с 1938 по 1941 год в Университете было подготовлено 173 учебника. Среди авторов — А. А. Ухтомский, В. В. Струве, Е. В. Тарле, Л. В. Щерба, Н. К. Пиксанов и др. В разное время авторами выступали крупнейшие представители русской и мировой науки: Д. И. Менделеев, Э. Х. Ленц, И. М. Сеченов, А. Н. Бекетов, П. Л. Чебышёв и другие ученые.

В советские времена средства на издание книг и журналов распределялись государством централизованно и строго квотировались. Тематический план издательств формировался за три года до планируемого выхода издания и утверждался Госпланом. Как итог — очередь на выпуск того или иного издания могла составлять несколько лет.

Вчера

С начала 1990-х годов централизованное финансирование издательской деятельности прекратилось. Руководители вузов страны должны были научиться жить в новых экономических условиях. Для всех, кто хотел сохранить издательскую деятельность, встала задача не только найти внебюджетный источник ее финансирования, но и научиться зарабатывать.

Первая часть — финансирование деятельности издательства из внебюджетных источников — руководством нашего вуза была решена оперативно и просто, в духе советских времен: появился своеобразный налог на доходы от платных форм обучения. Размер «налога» достигал 20–30 процентов, причем не от прибыли, а от дохода от всех платных форм обучения по соответствующим программам. В те годы именно за счет этих средств должны были решаться все основные, как тогда говорили, «общеуниверситетские задачи». А «факультетские задачи» декан каждого факультета решал сам за счет средств, которые зарабатывались коллективом факультета. Большую часть централизованных средств составляли отчисления от доходов от платных форм обучения по программам «Юриспруденция», «Экономика», «Менеджмент». В отдельные годы отчисления от доходов от образовательных программ по направлению «Юриспруденция» в общем централизованном бюджете Университета достигали более 35 %, по направлению «Экономика» — более 25 %. Однако проблема была даже не в сумме «налога», а в непрозрачности собранного в центре ресурса и в неэффективности его расходования (На пути к единому Университету: проректоры по направлениям). Но при сокращении финансирования число задач, решение которых было возложено на деканов факультетов-доноров, не уменьшалось. Так, здание по адресу: ул. Таврическая, д. 21–23–25, в котором располагались экономисты, было полностью реконструировано за счет внебюджетных средств экономистов, так же, как и здание по адресу: 22-я линия, д. 7, для содержания которого декану юридического факультета средства из централизованных источников не выделялись.

Здание СПбГУ по адресу Санкт-Петербург, ул. Таврическая, д. 21–23–25
Здание СПбГУ по адресу Санкт-Петербург, ул. Таврическая, д. 21–23–25

Неэффективное управление со стороны сотрудников ректората университетскими ресурсами и отсутствие контроля за их расходованием приводило к тому, что на решение всех университетских задач денег постоянно не хватало: на оплату воды, тепла, ремонт помещений, закупку книг (Ректор СПбГУ открыто рассказал о доходах, Он был первым, ответ 11, Открыт всему миру, ответ 6). В то же время руководство Университета сдавало в аренду значительные площади по ценам существенно ниже рыночных, «забывая» порой взыскивать даже эти небольшие суммы (подробнее: Аренда университетского имущества: прошлое и настоящее). В этой ситуации и на издательскую деятельность для обеспечения учебного и научного процесса денег выделялось явно недостаточно. К тому же руководители всех подразделений видели, а некоторые и открыто говорили о том, что эффективность расходования финансов централизованными службами близка к нулю (Материалы ректорского совещания от 09.07.2012, п. 2). Поэтому они не готовы были из средств, которыми могли самостоятельно распоряжаться, заказывать и оплачивать издание учебной и учебно-методической литературы в Издательстве СПбГУ. Именно тогда по просьбе, а может быть, и по требованию руководителей «богатых» факультетов ректор разрешила создавать отдельные издательские подразделения факультетов: возникли издательства филологического, юридического, экономического и факультета менеджмента. И тут же на территории Университета деканы факультетов пооткрывали книжные магазины, в которых стали продавать и университетские, и факультетские издания, и книги любых других издательств России и всего мира.

Небольшой процент прибыли от книжной торговли (3 %) по внутриуниверситетскому «налогообложению» переводился в централизованную бухгалтерию и как-то расходовался ректоратом (понятной отчетности не было), а большая часть доходов оставалась в распоряжении деканов соответствующих факультетов. В результате в Университете, который формально оставался единым, книги, журналы, сборники статей, методические пособия стало возможным издавать на выбор в издательстве Университета или в издательствах, которыми руководили деканы факультетов. Реализовывать эти книги тоже стало возможно не только в магазине Издательства СПбГУ, но и в книжных магазинах, директора которых подчинялись не директору университетского издательства или ректору, а деканам конкретных факультетов. И это противопоставление — не преувеличение. Например, в 2010 году в районном, а потом и в городском суде рассматривался иск юриста, декана одного из факультетов, к Университету, где вполне серьезно обосновывалось положение: сотрудник, подчиненный декану факультета, обязан выполнять приказ ректора только тогда, когда декан факультета с этим приказом согласен.

Понятно, что книги и журналы в факультетских издательствах публиковались за счет средств, которые находились в распоряжении деканов соответствующих факультетов. В факультетских издательствах публиковались книги, учебники, методички, сборники докладов конференций, а порой даже и научно-популярная литература. При этом те учебники или научные труды, выпуск которых был финансово выгоден, конечно же, публиковались в факультетских издательствах, и прибыль оставалась в руках декана соответствующего факультета. Дело доходило до того, что под маркой факультетского издательства дружественного декана факультета (а не в университетском издательстве) выходили книги, написанные членами коллективов других факультетов. Борьба за прибыль любой ценой порой приводила к тому, что тот или иной декан нарушал неписаный «пакт о разделе границ» и издавал прибыльный, но «чужой» учебник, книгу. Например, весьма прибыльный учебник для поступающих на программу «Юриспруденция» был произвольно сокращен без согласия авторов и опубликован в издательстве филологического факультета. В некоторые годы объем изданий в отдельных факультетских издательствах превышал 500 учетно-издательских листов. Итак, с середины 1990-х годов задачу обеспечения учебного и научного процесса в СПбГУ учебной и научной литературой руководство Университета постепенно переложило на плечи деканов факультетов.

Вторую задачу — научиться Издательству СПбГУ зарабатывать на издательской деятельности — обсуждали на заседаниях Сената и ректорских совещаниях не раз (материалы ректорских совещаний от 02.09.2013, п. 4, от 09.09.2013, п. 5, от 07.11.2016, п. 6, от 03.10.2016, п. 3). Покупали для Издательства СПбГУ новое оборудование, для обеспечения нужд общеуниверситетского издательства под лозунгом «Сначала инвестиции, а потом доход» увеличивали размер университетского «налога» от платных форм обучения. Но результата так и не было. Более того, имелось множество примеров, когда дорогостоящие издания выпускались за счет средств СПбГУ для удовлетворения научных или имиджевых интересов узкой группы лиц, допущенных к распределению доходов от образовательной деятельности. А на выпуск действительно нужных книг (в первую очередь университетских учебников и методических пособий) средств не хватало, и порой преподаватели вынуждены были выпускать различные методички за счет собственных средств.

В качестве одного из таких примеров экономической политики в издательской сфере можно назвать «Псковский областной словарь с историческими данными» (Вып. 1-26., Л.-СПб., 1967–2015) — фундаментальное научное исследование, которое проводилось в течение многих десятков лет филологами-славяноведами Ленинградского / Санкт-Петербургского государственного университета. Для оценки объема вложенных в данный проект средств СПбГУ следует иметь в виду, что только на оцифровку первых шести из 26 выпусков этого словаря по решению проректора С. И. Богданова было израсходовано около 1,5 миллионов рублей, заработанных коллективом филологов и другими сотрудниками Университета при реализации на платной основе образовательных программ и осуществлении других видов деятельности Университета, приносящих доход. Общий объем произведенных затрат на реализацию этого проекта — в сотни раз больше, поскольку издательские расходы — это лишь вершина айсберга общих затрат, которые идут на оплату труда работников, организацию экспедиций для сбора материала, лингвистических практик студентов и пр. К сожалению, нельзя точно сказать, сколько именно средств было потрачено, поскольку их учет соответствующими университетскими и факультетскими службами не велся. При этом, например, согласно служебной записке С. И. Богданова от 13.11.2015 № 01/2-14-914, 26 выпуск «Псковского областного словаря» был издан тиражом всего 100 экземпляров, из которых только 15 было предназначено для учебных целей. И, по странному стечению обстоятельств, права на созданную за эти деньги электронную систему для создания и редактирования словаря (базы данных), в соответствии с заключенным С. И. Богдановым договором, принадлежат теперь не СПбГУ, а компании-разработчику. Проводится работа по восстановлению интеллектуальных прав СПбГУ на все выпуски «Псковского областного словаря с историческими данными» (Материалы ректорского совещания от 05.06.2017, п. 8).

В настоящее время СПбГУ проводит конкурсы на финансирование научных проектов без привязки к конкретному научному или преподавательскому коллективу. Это существенно повысило эффективность расходования средств, поскольку создана настоящая конкурентная среда, обеспечивающая отбор не только наиболее интересных и перспективных проектов, но и наиболее квалифицированных исполнителей. Более того, сегодня в конкурсах университетских грантов могут участвовать и лица, не являющиеся работниками или обучающимися СПбГУ.

Также необходимо вспомнить, что законодательство СССР первоначальных авторских прав за юридическими лицами не закрепляло. Гражданский кодекс РСФСР 1964 года предусматривал следующие случаи такого закрепления: на научные сборники, энциклопедические словари, журналы или другие периодические издания, а также на кинофильмы, телевизионные фильмы, радио- и телевизионные передачи. Кроме того, закон не предусматривал и возможности отчуждения авторского права (в части передачи имущественных прав).

Это обстоятельство, несомненно, сказывается сегодня, когда возникает запрос на переиздание или перевод книг советского периода. По этой же причине Университету приходилось не раз отказывать организациям, обращающимся в СПбГУ с целью получения права опубликования ранее изданных издательством Университета произведений, несмотря на то, что поступающие предложения были интересны, как в части извлечения дохода, так и для продвижения имиджа СПбГУ, в том числе и за рубежом.

Пример первый. Года два назад крупное французское издательство «Editions Imago» обратилось в Университет с предложением продать права на издание перевода всемирно известной работы профессора В. Я. Проппа «Русская сказка», которая была опубликована в издательстве ЛГУ в 1984 году. К сожалению, Университет вынужден был сообщить об отсутствии у него таких прав...

Возможность передачи имущественных прав на объекты авторского права впервые была установлена лишь Законом «Об авторском праве и смежных правах», вступившим в силу 3 августа 1993 года. Тут же, в соответствии с законом, должна была измениться организация работы Издательства СПбГУ. Руководство издательства должно было изменить систему оформления отношений с авторами, разработать типовые формы договоров, организовать учет прав на результаты интеллектуальной деятельности и, конечно, систему оценки эффективности их использования. Что помешало тогда принять верные решения? Сила инерции, отсутствие должной квалификации руководителей, отсутствие воли на проведение реформ?

Проходили годы, менялись руководители издательства. С 1993 года, когда издательство изменило статус (всероссийского) и стало подразделением Университета, должность директора издательства занимала Л. К. Бетехтина, которой достался, вероятно, самый сложный период в существовании издательства: переход от полного государственного содержания к полной финансовой неопределенности. После смерти Л. К. Бетехтиной на должность директора был назначен С. И. Богданов (руководил издательской деятельностью по август 1997), а затем В. М. Монахов (до июля 1999). Именно в этот период, с одной стороны, в издательстве Университета возникла собственная книготорговая деятельность, а с другой, ректор СПбГУ разрешила создавать отдельные издательства и собственные книжные магазины факультетов. С 1999 по 2002 год издательство возглавлял Д. Ю. Груздев, а с 2002 по конец 2008 года — Р. В. Светлов.

Сегодня (с 2008 года)

Вплоть до 2008 года в ситуации, когда в издательстве все еще стояла очередь из авторов, фактически ничего не менялось в процедуре оформления прав на публикации. Практически все книги, опубликованные в этот период в Университете, выходили с юридическими нарушениями: не соблюдением письменной формы сделки (отсутствие договорных отношений с автором). Это было прямым нарушением требований законодательства.

Пример второй. В июле 2016 года представители «Фонда изучения развития тюркских культур» (Турция) обратились в СПбГУ с предложением продать права на издание части книги «Степные империи древней Евразии» С. Г. Кляшторного и Д. Г. Савинова, вышедшей в Издательстве СПбГУ в 2005 году (директор издательства Р. В. Светлов) — «Степные империи: рождение, триумф и гибель», которая была написана профессором СПбГУ С. Г. Кляшторным. «Они знали труды университетского ученого-историка и хотели бы опубликовать перевод этой работы на турецкий язык, — рассказала начальник отдела сопровождения издательских проектов Издательства СПбГУ Н. В. Воробьёва. — У них были профессиональные связи с профессором С. Г. Кляшторным, который авторизовал их перевод, подготовленный к публикации в Турции».

Сотрудники Издательства СПбГУ выяснили, что договор Университета и автора не был оформлен, а правопреемницей профессора С. Г. Кляшторного стала его вдова. Ее разыскали, провели переговоры, рассказали ей о проекте переиздания работы профессора. Алефтина Владимировна подписала возмездный лицензионный договор на передачу прав на издание части книги С. Г. Кляшторного Университету. «В договоре были стандартные строки о том, что лицензиар гарантирует отсутствие неправомерных заимствований в тексте. И Алефтина Владимировна очень переживала из-за того, что она не может этого гарантировать, ведь в Интернете появились в открытом доступе части книги без согласования с правообладателем, — вспоминает директор Издательства СПбГУ Е. В. Лебёдкина.— Мы ее успокоили: теперь Университет стал правообладателем, и вся мощь Университета на ее стороне. Теперь СПбГУ будет защищать права на это издание и имя автора».

С участием сотрудников Главного управления по использованию и защите интеллектуальной собственности и Юридического управления СПбГУ в сентябре 2016 года был подготовлен проект лицензионного соглашения на передачу издательских прав части книги турецкому издательству. В ответ в СПбГУ пришло письмо с благодарностью.

Ситуация с вопросами охраны прав СПбГУ на интеллектуальную собственность в университетском издательстве несколько лет назад, наконец-то, изменилась. Теперь авторы заключают с Университетом лицензионные договоры о передаче Университету на условиях исключительной лицензии прав использования результатов интеллектуальной деятельности на все публикации — от статьи в журнале до монографии. Исключение — короткие тезисы, например, в сборниках материалов конференций (тогда оформляется согласие автора на публикацию в бумажном или электронном виде). За три года заключено более 2,5 тысяч лицензионных договоров с авторами.

«Ученые и преподаватели Университета проводят свои научные исследования на базе СПбГУ, используют оборудование Научного парка СПбГУ, электронные библиотечные ресурсы СПбГУ, апробируют свои учебники и учебно-методические пособия в студенческих аудиториях СПбГУ. Естественно, интеллектуальные права должны принадлежать не только автору, но и Университету, — объяснил В. В. Лукьянов, начальник Главного управления по использованию и защите интеллектуальной собственности СПбГУ. — Статистика подтверждает: научно-педагогические работники Университета в среднем пишут 220–250 учебников и учебных пособий в год. Из них не более 70 публикуется в Издательстве СПбГУ, всё остальное уходит на сторону».

А вот еще цифры. В 2016 году по заявкам для обеспечения образовательного процесса Университета было закуплено учебников и учебных пособий преподавателей СПбГУ, изданных в чужих издательствах, на сумму 1,45 млн рублей.

Директор Издательства СПбГУ Е. В. Лебёдкина перечислила основные преимущества, которые дает автору публикация его произведения в Университете.

  • Качественная предпечатная подготовка рукописи. Это затратно и по времени, и в части расходов, но именно работа с профессиональным редактором делает рукопись книгой.
  • Долгая жизнь книги. Наличие в Университете современной полиграфической базы и использование технологии print-on-demand позволяет не ограничиваться одним-двумя тиражами, а продлевать фактически бесконечно жизнь книги, делая допечатку даже при единичном заказе.
  • Система продвижения издания. В отличие от многочисленных мелких издательских структур, которые с удовольствием берутся за публикацию университетских авторов, в СПбГУ существует система дистрибьюции изданий: начиная от традиционных книжных магазинов (Дом книги, Буквоед, Библиоглобус и т. д.) и интернет-магазинов (например, Озон) до продажи через сайт Университета. Вузы страны имеют возможность приобретать подписку на коллекцию электронных изданий СПбГУ через электронно-библиотечные системы. С крупными издательствами РФ Издательство СПбГУ также вполне успешно конкурирует. В Университете существует специальный ресурс — репозиторий СПбГУ. Публикация на этом ресурсе позволяет информации о книге моментально появляться в интернет-пространстве, и в первую очередь благодаря индексации репозитория в Google Scholar (одновременно сотрудники Научной библиотеки имени М. Горького размещают метаданные в РИНЦ). Это значительно повышает «видимость» публикации, а значит, и ее цитируемость.
  • Защита прав авторов. Размещение информации об издании в репозитории СПбГУ дает еще одно существенное преимущество. В случае обнаружения фактов неправомерного заимствования первенство публикации легко доказать через сравнение дат публикаций.

Работники Университета нередко обращаются в Главное управление по использованию и защите интеллектуальной собственности СПбГУ с просьбой защитить их нарушенные права. И если бы интеллектуальные права они своевременно передали Университету, то СПбГУ смог бы эффективно их защитить. А пока встречаются другие примеры: не так давно преподаватели СПбГУ обнаружили, что учебник, изданный в одном из российских университетов, на 70–80 % повторяет содержание их учебника, изданного ранее в одном из московских издательств. Сотрудники управления выразили им сочувствие и объяснили, что в этом случае Университет не может им помочь, так как все права авторы сами передали другому издательству.

И завтра...

Культуру сохранения интеллектуальной собственности и управления ею в Университете необходимо развивать. Зачастую сотрудники считают, что издание их трудов приносит позитивный имидж и славу СПбГУ тем, что они сами являются сотрудниками Университета. При этом права на издание этих книг универсантов принадлежат не СПбГУ, а иным юридическим лицам (как правило, издательствам), на чей имидж, а также коммерческий доход эти права и работают.

Недавний факт: издательство «Юрайт» издавало книги авторов из СПбГУ и ставило на эти книги зарегистрированные товарные знаки Университета (герб и наименование СПбГУ). Издательство предлагало указанные книги к продаже и распространяло их без получения согласия правообладателя (то есть СПбГУ) на товарные знаки. В результате у потребителей создавалось впечатление, что СПбГУ является производителем такой продукции, и это влияло на их выбор в пользу именно этой продукции (благодаря имиджу СПбГУ). Университет обратился в суд с иском о защите исключительного права на зарегистрированные товарные знаки и с требованием о запрете использования товарных знаков и взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарные знаки. После долгого процесса суд вынес решение: обязал издательство «Юрайт» прекратить использование товарных знаков СПбГУ и взыскал в пользу Университета компенсацию в размере 1 млн рублей, сумму госпошлины и понесенные Университетом судебные расходы (Материалы ректорского совещания от 25.07.2016, п. 10). Позже Университет выиграл еще несколько аналогичных судебных процессов (Материалы ректорского совещания от 22.01.2018, п. 7).

Для сохранения интеллектуальной собственности Университета в издательстве начали собирать каталог всех университетских изданий (пока — с 2010 года). А чтобы предложить эту базу данных крупнейшим издательским компаниям (Эльзевир, Томпсон Рейтерс, Шпрингер), активно интересующимся научными и учебными трудами сотрудников СПбГУ, ее переводят на английский язык. В каталоге по каждой монографии или учебнику необходимо представить название, авторов, год издания в Университете и краткую аннотацию. Но сделать это должны сами авторы (в каждой области знаний имеются свои особенности перевода терминов и понятий). Параллельно идет работа по передаче издательских прав Университету.