Испанисты СПбГУ в поисках утраченных архивов

В Санкт-Петербургском университете и Институте русской литературы РАН прошли XL Сервантесовские чтения. В ходе мероприятия универсанты представили результаты исследований по поиску утраченных архивов по испанистике.

С приветственной речью к гостям и участникам чтений обратился советник по культуре посольства Испании Альваро де ла Рива Гусман де Фрутос. Он отметил, что преподаватели-испанисты СПбГУ вносят огромный вклад в развитие российско-испанских отношений, как с научной, так и с общекультурной точки зрения. Дипломат подчеркнул, что Университет представляет миру новые поколения специалистов в области испанистики.

Сервантес не теряет своей актуальности уже на протяжении нескольких столетий, его наследие необходимо для всех. Классик особенно важен для нас сегодня, когда культурная жизнь прямо способствует налаживанию дипломатических связей.

Советник по культуре Посольства Испании Альваро де ла Рива Гусман де Фрутос

Сервантесовские чтения открыл научный руководитель ИРЛИ (Пушкинского Дома) РАН, член-корреспондент РАН, профессор СПбГУ Всеволод Багно. Он же представил научному собранию доклад «"Так образовался Сервантес в рабстве". Писатель и персонаж в неволе». Цитата из Солженицына в названии указывает на сопоставление творческих судеб русского и испанского писателей в этом тонком металитературном анализе, выявившем для аудитории диалектику писательской свободы и несвободы.

Утерянный профессорский архив

Магистрант Илья Михайлов в соавторстве с доцентом Ольгой Светлаковой (кафедра истории зарубежных литератур) рассказали о филологическом расследовании по поиску утраченных рукописей русского перевода средневекового кастильского сборника «Граф Луканор» дона Хуана Мануэля. Предположительно, переводчиком этого произведения является профессор Петербургского университета Дмитрий Петров.

Дмитрий Константинович Петров (1872–1925 годы) — филолог-романист и переводчик, профессор Петербургского университета (1908), впоследствии член-корреспондент Академии наук. Отличался очень широким кругом научных интересов: от арабского завоевания Испании до творчества Байрона и Мандзони. Автор книги о творчестве великого испанского драматурга Лопе де Веги (1562–1635). Среди его учеников — многие известные литературоведы. В его аудитории бывали Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Виктор Шкловский, братья Лозинские — те, кто составил впоследствии цвет русского Серебряного века. Профессора Петрова часто называют «отцом русской испанистики».

Для того чтобы представить личность профессора Петрова и обозначить его роль в жизни Университета на рубеже веков, Ольга Альбертовна процитировала письмо Константина Мочульского его другу, в то время юному студенту-филологу Виктору Жирмунскому, о праздновании 350-летия со дня рождения Лопе де Веги, которое в 1912 году организовал в Университете профессор Петров. Согласно письму, на мероприятии профессор Петров делает строгое замечание шумным студентам: Гумилёву, Мандельштаму и Георгию Лозинскому.

Долгое время у ученых не было повода усомниться в том, что автором русского перевода «Графа Луканора», изданного спустя 36 лет после смерти Петрова, был Дмитрий Константинович. Нельзя, однако, забывать, что его авторству нет и никаких подтверждений, кроме имени Петрова на титульном листе издания русского перевода 1961 года и короткой заметки в «Вестнике ЛГУ» 1947 года. Местонахождение архива профессора Петрова по сей день неизвестно (одни считают, что он в Париже, другие — что он сгорел во время блокады Ленинграда). Чтобы пролить свет на историю этого непростого дела, магистрант СПбГУ Илья Михайлов решил провести собственное расследование судьбы профессорского архива.

СПбГУ с 2009 года реализует масштабный проект по восстановлению университетского книжного наследия. В общей сложности было спасено более 1,2 млн экземпляров, в том числе уникальные старинные издания. Среди них: Словарь Палласа (1787 год), Софийский временник (1821 год), Гимны Каллимаха Киринейскаго (1823 год), Новеллы Юстиниана (1821 год), Древнiя государственныя грамоты, наказныя памяти и челобитныя, собранныя въ Пермской губернiи (1821 год).

Исследователи обратились за помощью к математикам, которые произвели анализ на основе метода авторских инвариантов. Согласно этому статистическому методу, осуществляется выбор служебных частей речи и происходит их подсчет в однозначно атрибутированном (в одной из статей Д. К. Петрова) и в сомнительном тексте (в русском переводе «Графа Луканора»). Расхождение не вышло из границ 2 %, что говорит в пользу принадлежности обоих текстов одному автору.

В этом году Сервантесовские чтения отметили юбилей: прошло 40 лет с момента проведения первых чтений. Участие в конференции приняли представители СПбГУ, Государственного Эрмитажа, РНБ, Автономного университета Мадрида, ИМЛИ РАН, МГИМО и др.

Илья Михайлов проделал большую работу в петербургских архивах (рукописный отдел Пушкинского Дома, рукописный отдел архива РАН, ЦГАЛИ, архив СПбГУ), но не нашел следов архива профессора Петрова. Из шести десятков найденных молодым исследователем сохранившихся источников (преимущественно писем и личной картотеки) ни один документ не содержит упоминаний о переводе «Графа Луканора».

Важные сведения о судьбе архива Петрова молодой исследователь восстановил по материалам переписки профессора Петрова с академиком Сергеем Федоровичем Ольденбургом. Незадолго до смерти в 1925 году Дмитрий Петров пишет: «В случае моей смерти прошу вас принять на хранение в Академию мой личный семейный архив, а также мои неизданные сочинения и рукописи». Затем, уже в официальном обращении, он просит сохранить библиотеку и назначить его хранительницей свою сестру Веру Константиновну Петрову. В том же году библиотека профессора Петрова, содержащая около десяти тысяч томов книг по истории романской литературы и истории культуры, поступила в иностранное отделение Академии наук, однако место ее расположения осталось в квартире Петровых, на 12-й линии Васильевского острова.

Как стало известно, в 1930 году преподаватель ЛГУ Вера Константиновна Петрова была арестована по групповому делу в связи с, якобы, «организацией в квартире монархического общества» по доносу и приговорена к трем годам ссылки. «Монархическое общество» представляло собой разговорный французский клуб, располагавшийся в квартире Петровых исключительно из-за состояния здоровья 70-летней Веры Константиновны. Об этом стало известно из ее писем Екатерине Пешковой.

Вера Петрова ухаживала за книгами покойного брата, на свои средства издала некоторые его переводы произведений Лопе де Веги. Домашнюю библиотеку часто навещали известные ученые, в частности профессор Университета Константин Николаевич Державин. Поэтому не исключено, что библиотека могла «переехать» за рубеж вслед за учениками и соратниками профессора Петрова, ведь посмертные издания его переводов печатались в Париже.

С ныне проживающими в квартире на 12-ой линии связаться не удалось. Петровы не оставили наследников. Местонахождение основной части архива пока неизвестно.

«Князь арабистов России» и легенда об архиве толедских мосарабов

О другом известном ученом-лингвисте и профессоре ЛГУ Игнатии Юлиановиче Крачковском рассказала преподаватель СПбГУ Оксана Викторовна Тихонова (кафедра романской филологии).

Игнатий Юлианович Крачковский (1883–1951 годы) — арабист, академик, профессор Петербургского университета и ЛГУ. Один из создателей школы советской арабистики, член Императорского православного палестинского общества. Один из авторов первого издания «Энциклопедии ислама».

Профессор Крачковский сыграл важную роль в становлении испанской арабистики: долго работы испанских ученых по изучению арабского языка и культуры не были признаны мировым сообществом. Профессор Крачковский с коллегами издал множество работ по культуре Аль-Андалус («мусульманской Испании» 711–1492 гг.). За его вклад в науку на страницах издания Королевской академии истории Испании он был назван «князем арабистов России».

В записках Игнатий Юлианович упоминает архив толедских мосарабов. Архив был расшифрован, переведен с арабского на испанский и опубликован в трех томах Анхелем Гонсалесом Паленсией в 1926–1930 годах (четвертый том содержал примечания и комментарии автора перевода), а это издание, в свою очередь, через ученых из Испании попало к профессору Крачковскому. В четырехтомник вошли 1175 документов периода 1083–1315 годов, составляющих архив мосарабов, найденный в Толедском кафедральном соборе Санта-Мария.

Мосарабы — собирательное название для христиан, проживавших на территориях Пиренейского полуострова, находившегося под контролем мусульман с 711 по 1492 год. Толедские мосарабы — это христианская община, проживавшая в указанные годы на территории города Толедо в центре Пиренейского полуострова в XII–XIII веках и говорившая на арабском языке.

Архив во многом характеризует не только христианское население Толедо той эпохи, но и его отношения с арабскими «захватчиками». Примечательно, что документы толедского архива преимущественно касаются вопросов купли-продажи земель, принадлежащих христианскому собору. Все письма, в том числе за подписью епископов, начинаются со слов исповедания Аллаху (Господу) и содержат арабские варианты написания христианских понятий: «имам» (священник); «эмир», «султан», «малик» (король). Из лексического анализа документов Паленсиа заключил, что на протяжении двух веков мосарабы, христиане по вероисповеданию, свободно пользовались в быту арабским языком.

В 1920-х годы в Испании среди историков была общепринятой точка зрения, что Аль-Андалус («мусульманская Испания») — это оккупированная арабами территория королевства, на которой жестоко преследовали христиан. В комментариях к своему переводу Паленсиа приходит к выводу о несостоятельности этой позиции: «Если в течение всего исламского господства в Толедо сохраняются христианские церкви; если, как отмечает Симоне, сохраняется даже кафедра митрополита и назначаются епископы... то где это преследование? И если после отвоевания Толедо Альфонсом VI христиане продолжают называться арабскими именами и пользуются арабским языком для договоров частного характера, для своих собственных завещаний, можно ли говорить о том, что их принудили к этому жестокие тираны? <...> Не стоит, таким образом, списывать на политическое давление любовь, которую питали мосарабы к арабскому языку».

В заседании первого дня также приняли участие доцент СПбГУ Ирина Хохлова (кафедра романской филологии), представившая богатый интересным материалом доклад «Рецепция Луиса де Камоэнса в испанской литературе XVI–XVII веков»; Ирина Ершова (РГГУ) с докладом, посвященным «философии фехтования» в трактате о фехтовальной науке севильского гуманиста XVI века Херонимо де Карранса; Марья Надъярных (ИМЛИ РАН), сопоставившая категорию «изобретательности» в «Дон Кихоте» Сервантеса и испанской литературе Золотого века; Наталья Пастушкова (РАНХиГС, РГГУ) рассказала о формах восприятия концепции куртуазной любви в Кастилии, а Кирилл Корконосенко (ИРЛИ РАН) выступил с докладом «Трубадуры Масиас Влюбленный и Фернан Перес де Гусман: русская судьба», познакомив аудиторию с новым материалом, касающимся ранней русской рецепции кастильской литературы.

Второй день конференции прошел в Пушкинском Доме и был посвящен политической и культурной дипломатии, а также включал искусствоведческую часть заседания. Крупные ученые из Москвы, Мадрида и Санкт-Петербурга успели обсудить широкий спектр проблем испанистики — от весомости суждений испанского посла в николаевской России о восстании декабристов и социокультурных аспектов выставок испанской живописи до тонкостей атрибуции картин и предметов ювелирного искусства.