Петербургский дневник: Николай Кропачев: «Смена названия города – это сложный вопрос»

Ректор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Кропачев голосовал за сохранение названия Ленинград. При этом сейчас он поступил бы иначе. В любом случае он уверен, что такие решения нельзя принимать на горячую голову

Николай Михайлович, принимали ли вы участие в опросе о возвращении имени городу в 1991 году? Чего ждали от смены названия, оправдались ли ваши ожидания?

Говоря о переименовании, нельзя забывать о том, что на голосовании за возвращение старого названия высказались 54% жителей города. При этом 42% были за то, что бы оставить название Ленинград. Это огромная цифра — почти половина от общего количества.

Мне тогда казалось, что таких людей подавляющее большинство, но они не так социально активны, как сторонники переименования, и они нуждаются в поддержке.

Этих людей мне было легко понять. Они родились в Ленинграде, выросли и состоялись здесь. Многие из них окончили Ленинградский государственный университет. В сознании огромного количества людей именно с этим названием неразрывно был связан подвиг ленинградцев во время блокады. Мои дедушка и бабушка — блокадники. Те, кто был за Санкт-Петербург, хотели перемен, перемен к лучшему. Я голосовал за сохранение названия Ленинград.

Смена названия города — это сложный вопрос. Фоном для него стали последние месяцы существования СССР. Государство стремительно менялось, и этот процесс неизбежно сопровождали человеческие трагедии и разрушение сложившихся институтов.

Разумеется, кроме этого в стране происходили и положительные изменения. Мне казалось, что не надо делать поспешных выводов, нужно подождать, хорошенько подумать, все взвесить. И только после этого принимать подобные решения.

Стоит ли принимать подобные серьезные решения в тот момент, когда вы полны эмоций? Я убежден, что нет. Поэтому я и голосовал против переименования. Но довольно скоро понял, что был не прав.

Часто ли называете в беседах Петербург старым именем?

Еще в школе наш город я, как правило, называл Питером. Но, подчеркну еще раз, голосовал за Ленинград. Через нашу семью прошла блокада, поэтому любые воспоминания о блокаде, о дедушке, бабушке — и город снова для меня Ленинград. Думаю, что это логично.

Какие места в Петербурге у вас самые любимые? А какие больше всего ассоциируются с Ленинградом?

Нева, Фонтанка, Летний сад, Дворцовая площадь, стрелка Васильевского острова.

Сорок пять лет моей жизни связаны с Санкт-Петербургским государственным университетом, который сам по себе является одним из символов нашего города и страны. Поэтому я не думаю, что вы удивитесь, если в качестве самого любимого места я назову главный корпус СПбГУ — здание Двенадцати коллегий, которое университет занимает уже более двухсот лет.

Оно не только представляет собой крупнейший памятник петровского барокко, но и является одним из символов периода ярких преобразований в истории России. Я вижу особое значение в том, что это здание занимает университет, потому что без науки и образования невозможно успешное развитие государства.

В 1989 году ЛГУ лишился имени Жданова, а в феврале 1992 года стал Санкт-Петербургским вместо Ленинградского. Что дало университету присвоение этого имени? Что из советского времени вам хотелось бы вернуть в университет?

Университет несколько раз менял имя в разные исторические эпохи. Имя Ленинградский государственный университет, ЛГУ, до сих пор знают и помнят во всем мире, особенно на постсоветском пространстве. Это часть истории не только нашего университета, но и нашей страны.

Что касается нового имени — Санкт-Петербургский государственный университет, — то оно не такое уж и новое. Словосочетание «Санкт-Петербургский университет» было широко известно в мире и до революции. Для всей страны это был первый и главный университет. Но я хочу подчеркнуть, что главное здесь все-таки не имя, а люди, которые работают в университете, и результаты их деятельности, которыми гордится Петербург, гордится Россия.

Расскажите, как складываются отношения Петербурга и университета? В каких вопросах не удается найти общий язык? А в каких, наоборот, сейчас царит полное взаимопонимание?

Отношения складываются очень хорошо. Главные совместные проекты последнего времени — это Территория развития СПбГУ и инновационный научно технологический центр СПбГУ «Невская дельта» (ИНТЦ), где будет создана современная научная и образовательная инфраструктура.

Мы сегодня с вами уже говорили об истории. Санкт-Петербургский университет сейчас стоит на пороге новой грандиозной эпохи в своем развитии. Наша новая модель, обеспечивающая единство образования, науки и инноваций, после ее успешного внедрения на Территории развития станет новым высоким стандартом для многих российских — и не только — вузов.

Неотъемлемая часть этого проекта — ИНТЦ «Невская дельта». Его концепция уже одобрена правительством города. В начале июня мы с губернатором Александром Бегловым заключили соглашение об участии Санкт-Петербурга в создании и развитии ИНТЦ.

Инновационный научно-технологический центр СПбГУ «Невская дельта» позволит создать лучшие условия для быстрого внедрения в производство разработок ученых университета и сыграет важную роль в научно-техническом развитии государства и бизнеса.

Санкт-Петербургский государственный университет по-прежнему планирует переехать из центра Северной столицы? Если да, то планируете ли вы оставить петербургское имя университету?

У вас ложная информация. Я никогда не говорил о том, что университет планирует покинуть исторические здания в центре города. Подчеркну вновь: СПбГУ не намерен покидать существующие здания, если они позволяют беспрепятственно осуществлять в них образовательный процесс и научную работу.

Признаюсь, что не очень понял ваш вопрос по поводу «петербургского имени». Территория развития СПбГУ будет располагаться не в Москве, Саратове или Ростове. Она появится в нашем же городе — на территории Пушкинского района Санкт-Петербурга. Поэтому странно было бы говорить о смене имени старейшего университета страны.

Еще раз повторю: университет не покидает город и исторические здания. Если кто-то пишет или говорит обратное — это дезинформация.