Вышел специальный номер журнала «Санкт-Петербургский университет»

Как жители блокадного Ленинграда боролись с распространением туберкулеза? Чем кормили пациентов туберкулезных больниц в заблокированном городе? Какие методы очищения и лечения огнестрельных ран изобрели во время блокады? Об этом читайте в специальном выпуске журнала «Санкт-Петербургский университет».

Фото: Сергей Струнников Источник: «Ленинград (зима 1942/43 годов). Фоторепортаж С. Струнникова» / Главархив Москвы
Фото: Сергей Струнников Источник: «Ленинград (зима 1942/43 годов). Фоторепортаж С. Струнникова» / Главархив Москвы

В годы блокады в Ленинграде значительно выросла заболеваемость туберкулезом. Организм горожан не мог сопротивляться инфекции. Холод, скудное питание, антисанитария сильно ослабляли иммунитет ленинградцев. В результате к лету 1942 года количество больных туберкулезом увеличилось более чем в два раза по сравнению с довоенным периодом. Как городские власти и врачи пытались остановить распространение инфекции и какие трудности возникали на их пути, читайте в статье «Противоинфекционная оборона».

В заблокированном Ленинграде пациентов с туберкулезом лечили преимущественно повышенными дозами витаминов и усиленным питанием. В месяц заболевшим полагалось девять килограммов овощей, четыре килограмма крупы и макарон, а также три литра соевого молока. Подробности о том, в каком возрасте чаще всего люди заболевали туберкулезом и как менялся уровень смертности от инфекции в течение всей блокады, ищите в инфографике «Пораженные палочкой Коха».

Среди врачей, которые трудились в блокадном Ленинграде, особое место занимает хирург Петр Георгиевич Корнев. Он несколько раз отказывался от эвакуации из заблокированного города, первым стал проводить сложные операции на пораженных суставах, на которые не решались многие врачи, а также изобрел ряд методов по очищению и заживлению огнестрельных ран. О заслугах Петра Корнева поведал Владимир Владимирович Василик, профессор СПбГУ (кафедра истории славянских и балканских стран), в статье «Блокадный хирург».

«Начало войны запомнилось проводами отца. В то время мы жили с родителями и родным братом мамы около Литейного проспекта — в доме 82 по Невскому проспекту. Отец уходил на фронт утром и прощался со мной, пока я еще был в детской кроватке», — рассказывает на страницах журнала профессор СПбГУ Владимир Иванович Чижик. В 1941 году ему исполнилось четыре года. Всю блокаду он жил вместе с семьей в Ленинграде — наблюдал за похоронными процессиями на Невском проспекте, ждал маму из поездки по Дороге жизни, помогал бабушке вязать носки для бойцов. В материале «Я навсегда запомнил первые мирные залпы» Владимир Иванович поделился своими воспоминаниями о блокадном детстве.

Подписаться на рассылку журнала