Ученые СПбГУ: осложнения после COVID-19 могут зависеть от фактора Виллебранда в крови

Старший научный сотрудник лаборатории биологии амилоидов СПбГУ Анна Аксёнова выдвинула гипотезу о том, что тяжелое течение COVID-19 может быть связано с фактором Виллебранда — одним из главных компонентов системы свертывания крови.

Как предполагает исследователь, размножение вируса способствует развитию микроповреждений на стенках сосудов, в ответ на которые организм выбрасывает в кровь фактор Виллебранда, пытаясь «залатать» возможные пробоины, но в результате повышая риск тромбозов. Именно с ними связана немалая часть смертельных случаев от COVID-19.

Научная статья опубликована в журнале «Экологическая генетика».

Сегодня медики всего мира сообщают о том, что новая коронавирусная инфекция COVID-19 протекает у разных людей совершенно по-разному. Непохожие комбинации симптомов, начиная от кашля, заканчивая расстройствами пищеварения, затрудняют диагностику. К тому же ученым и врачам все еще непонятно, почему люди одного возраста и с сопоставимыми показателями здоровьями могут переносить инфекцию настолько отлично друг от друга: одних приходится переводить на аппараты искусственной вентиляции легких, а другие и вовсе не чувствуют, что заболели. Одной из возможных причин этого явления может быть разный уровень фактора Виллебранда (ФВ) в крови пациентов.

Этот белок синтезируется в эндотелиальных клетках и тромбоцитах, а его главная функция — формировать каркас для крепления тромбоцитов. Сегодня то, каким образом в крови регулируется уровень фактора Виллебранда, еще не до конца изучено, но известно, что в клетках эндотелия сосудов он хранится в специальных органеллах, где накапливается в виде мультимеров. Как только происходит какое-то повреждение сосуда, то, чтобы его устранить, в организме запускается каскад свертываемости крови, в котором ФВ принимает активное участие.

Старший научный сотрудник лаборатории биологии амилоидов СПбГУ Анна Аксёнова 

Уровень и активность ФВ в крови у людей может быть разным. Наиболее низкие значения связаны с болезнью Виллебранда — наследственным заболеванием крови, для которого характерны спонтанные кровотечения. Кроме того, и у здоровых людей он заметно отличается: например, он выше у афроамериканцев, чем у европейцев; у мужчин, чем у женщин; у взрослых, чем у детей; у пожилых, чем у людей среднего возраста. Также в научных работах описана связь ФВ с группой крови — его уровень ниже у обладателей первой группы (0), а выше — у второй (A). Разное количество и активность ФВ у людей с разными группами крови имеет очень интересное объяснение — этот белок модифицируется олигосахаридными цепочками антигенных детерминантов системы AB0 (одной из систем групп крови), и это влияет на его стабильность и активность.

Если раньше считалось, что коронавирус нового типа SARS-CoV-2 поражает преимущественно легкие, прикрепляясь к рецепторам ACE2 на поверхности альвеолоцитов (клеток, выстилающих легкие), то сегодня появляется все больше информации о том, что нечто подобное происходит и с клетками эндотелия — внутренней поверхности сосудов. Анна Аксёнова объясняет: так как рецептор ACE2 относится к ренин-ангиотензиновой системе (она регулирует кровяное давление), то вирус не может не оказывать действие на сосуды. Судя по всему, он способен вызывать локальное воспаление стенок сосудов и капилляров, что приводит к повышенному выбросу фактора Виллебранда в кровь, который, в свою очередь, и провоцирует образование тромбов.

Острый респираторный дистресс-синдром, который нередко развивается у пациентов с COVID-19, тоже может быть связан с фактором Виллебранда.

Старший научный сотрудник лаборатории биологии амилоидов СПбГУ Анна Аксёнова

«Есть исследования, которые показывают на примере модельных животных и людей: чем выше ФВ — тем выше вероятность респираторного дистресса. Почему так происходит? Потому что легкие пронизаны капиллярами и если там возникают какие-то тромботические события, то это негативно отражается на функции тканей. Избыточная выработка ФВ может приводить к развитию тромбозов, в том числе в капиллярах легких», — отметила Анна Аксёнова.

Кроме того, отмечает исследователь, данная гипотеза объясняет, почему препарат хлорохин, который обычно используется для лечения малярии, в предварительных испытаниях показал эффективность и при лечении COVID-19. Дело в том, что хлорохин влияет на процесс аутофагии в клетках — этот процесс регулирует секрецию некоторых факторов во внеклеточную среду, в том числе секрецию фактора Виллебранда.

Я предполагаю, что уровень и активность ФВ могут являться важными прогностическими факторами заболеваемости и смертности от COVID-19, а сам он может оказаться вовлеченным в патогенез заболевания. Для того чтобы подтвердить эту гипотезу, необходимо провести масштабное и тщательное исследование уровня и активности ФВ у групп людей, инфицированных SARS-CoV-2, у которых наблюдается легкое или тяжелое течение инфекции.

Старший научный сотрудник лаборатории биологии амилоидов СПбГУ Анна Аксёнова

Сегодня в разных странах продолжают выходить научные работы в пользу данной гипотезы. Например, недавно вышли сообщения о том, что ФВ значительно повышен у пациентов с тяжелым течением COVID-19, находящихся на искусственной вентиляции легких или имеющих тромбоэмболические осложнения. Кроме того, в серьезном исследовании с помощью геномного метаанализа была подтверждена ассоциация осложнений COVID-19 с локусом, детерминирующим группы крови АВ0, а в научной литературе стали обсуждать способы снижения количества ФВ в плазме крови для лечения осложнений COVID-19. Внимание исследователей со всего мира сейчас начинает концентрироваться на ФВ, его роли в COVID-19 и новых схемах лечения, которые будут учитывать индивидуальные особенности организма людей, связанные с фактором Виллебранда.