«Самая большая угроза для работы юриста — сопротивление инновациям»

В СПбГУ начала работу ХХ Студенческая международная конференция «Ислако-2021». В ней принимают участие более 400 участников — известных юристов-практиков, ученых, а также молодых исследователей и студентов из России и — благодаря онлайн-формату — из-за рубежа: Китая, США, Нидерландов, Сербии, Индонезии, Великобритании, Филиппин и многих других стран.

Открыл конференцию декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов, отметив, что Университету всегда была важна студенческая наука, а проведение студенческих конференций — это давняя традиция, которая зародилась еще в ЛГУ. Санкт-Петербургский университет ее успешно продолжает.

Конференция «Ислако» — это возможность для молодых ученых обменяться мнениями и приобщиться к ведущим мировым научным школам, прежде всего к юридической школе СПбГУ и университетов-партнеров, но не только.

Декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов

В программе «Ислако» этого года — лекции и мастер-классы ведущих российских и зарубежных юристов, в числе которых академик РАН, почетный профессор СПбГУ Юрий Толстой, полномочный представитель президента в Конституционном суде РФ Александр Коновалов, всемирно известный специалист по авторскому праву, профессор Гарвардского университета Лоуренс Лессиг, профессор Болонского университета Эммануэль Менегатти, профессор СПбГУ, доцент Миланского университета Бикокка Бенедетта Убертацци.

Основными темами конференции в этом году стали изменения в правовой системе, вызванные пандемией коронавируса, стремительное развитие технологий и их влияние на работу юриста, защита нематериального культурного наследия, экологическое право и развитие законодательства об интеллектуальной собственности.

На мастер-классе Юрия Толстого и Александра Коновалова ученые обсудили проблемы совершенствования гражданских и смежных отраслей законодательства. По словам академика, проблемы кодификации начались еще в 90-е годы, когда страна переживала глубинные изменения — и политические, и экономические, и правовые. Некоторые проблемы сохранились и сегодня — например, сложные нормы, которые не под силу понять гражданам. «Более того, иногда и у правоприменителей возникают споры о том, как ту или иную норму применять», — подчеркнул Юрий Кириллович. Александр Коновалов проиллюстрировал это с помощью эксперимента — попросил участников конференции посчитать, как долго он будет произносить вслух название приказа одного из министерств. В названии было 162 слова без учета предлогов, эксперимент длился полторы минуты.

В последние годы состояние российского законодательства и практика отечественного законотворчества довольно активно критикуются, и часто небезосновательно, — рассказал полпред. — Серьезную угрозу вызывает так называемый маятник законотворчества — слишком часто и радикально меняются подходы регулятора к регулированию общественных отношений.

Полномочный представитель президента в Конституционном суде РФ Александр Коновалов

Среди других проблем: поспешная или несистемная реакция законодателей на ту или иную общественную проблему, порождение неработающих или невостребованных законов, законотворчество с ущербной юридической техникой.

Важный шаг на пути к решению проблемы избыточного регулирования был сделан с проведением в России «регуляторной гильотины». По итогам реформы около 12 тысяч нормативных актов были отменены. Это были устаревшие документы, принятые еще в Советском Союзе, или противоречащие друг другу, содержащие взаимоисключающие современные нормы. Участие в экспертной работе в рамках реформы принимали ученые Санкт-Петербургского университета. Такая оптимизация не затрагивает сути правовых отношений, только улучшает качество правовых документов. Александр Коновалов заметил: «Качество права неизбежно повышает правовую защищенность граждан, а значит, повышает качество жизни».

О сближении граждан и правовых институтов, совершенствовании юридической практики говорили и на мастер-классе, посвященном legal design — юридическому дизайну. Это метод применения принципов дизайн-мышления, попытка сделать правовые продукты, услуги и процессы более удобными, понятными для клиента и более выгодными для юриста, рассказал Михаил Кочкин, создатель образовательного проекта BeSavvy.

«Язык закона» — не самый простой для среднестатистического гражданина, которому нужно решить правовую задачу. А с такими задачами люди сталкиваются ежедневно. Чтобы прочитать и понять кредитный договор, согласие на обработку персональных данных, согласие на медицинское вмешательство и сотни других документов, человеку нужно обладать не просто минимальными общими знаниями, а зачастую специализированными знаниями. Именно юридический дизайн нацелен на удовлетворение потребностей пользователей — упрощение документов и коммуникации, сокращение дистанции между клиентами и компаниями не только за счет переработки текста, но и визуального оформления и понятной логики работы с клиентом.

Результаты исследований показывают, что понятные для клиентов юридические процессы приносят выгоду и для компаний, которые их внедряют. Люди хотят поручать решение своих вопросов именно таким компаниям, больше доверяя им.

Еще одно из направлений, активно развивающихся в России сегодня, — legal tech, технологии в юриспруденции. Хольгер Цшайге, генеральный директор издательства деловой литературы Infotropic Media, президент Европейской ассоциации правовых технологий, рассказал, что право — отрасль, которая всегда считалась консервативной и далекой от «цифры». По оценкам экспертов, только 0,3 % доходов в юридической отрасли тратится на приобретение и внедрение в работу технологий. «Нужно, конечно, хотя бы в десять раз больше. Но у отрасли большие перспективы», — заметил Хольгер. Если еще недавно юристы ограничивалось электронными справочными системами, то сегодня в ход идут конструкторы типовых документов, чат-боты, отвечающие на юридические вопросы граждан, планеры, системы автоматизации и электронного документооборота, инструменты для работы с большими объемами данных, судебных решений — например, технология блокчейна для заключения смарт-контрактов и многое другое.

Исследования, проведенные несколько лет назад, показывают, что около 23 % работы юриста можно автоматизировать. Сегодня, по словам Хольгера Цшайге, эта отметка выросла уже до 35 %, а значит, при введении в работу инноваций, можно повысить эффективность бизнеса на четверть. При переводе в денежный эквивалент это значит, что, если пять крупнейших юридических фирм откажутся от работы внешних консультантов и заменят их программным обеспечением, они сэкономят около 225 миллионов долларов в год. «Как вы видите, самой большой угрозой для юристов являются сами юристы, а именно — их сопротивление инновациям», — заключил спикер.

Эксперты отмечают: legal tech — это не шаг к реформированию рынка труда, не предвестник замены юристов «роботами», а перестройка процессов внутри юридического бизнеса, упрощение и ускорение рутинных процессов, повышение эффективности работы и, как следствие, прибыли. Более того, в перспективе — появление новых профессий, новых работодателей, а значит, и новых карьерных возможностей.