«Право на лень»: сколько можно работать?

Бездействие или действие ради действия? Как цифровизация трансформирует понятие свободного времени и как лень может стать драйвером развития современной экономики, обсудят на IV Санкт-Петербургском международном форуме труда экономисты, социологи и философы СПбГУ.

«В эпоху фабрик границу между трудом и досугом обозначал гудок, после которого работник мог восстановить силы для нового рабочего дня. Долгое время шла борьба за снижение времени на принудительный труд и расширение пространства досуга. В эпоху компьютеров и цифровизации становится все более очевидным, что эти границы размываются, это заставило социологов говорить о принудительном досуге и свободном труде или даже о "драме досуга", как писал Жан Бодрийяр», — отмечает инициатор и модератор дискуссии, и. о. заведующего кафедрой проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук СПбГУ доцент, кандидат экономических наук Данила Расков.

По его мнению, сегодня большинство людей оценивают друг друга по виду, уровню и качеству досуга, а трудоголизм и «избыточный» труд стали уделом не рабочих, а топ-менеджеров.

Люди отличаются тем, как они отдыхают, и это социальная форма принуждения. Надо отдыхать напоказ, спасение переместилось из области труда в область досуга. Напротив, избыток труда, трудоголизм, работа по 15–16 часов стали привилегией менеджеров высокого уровня, людей, обличенных властью. Отношения труда и досуга переворачиваются и многократно усложняются.

И. о. заведующего кафедрой проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук СПбГУ Данила Расков

Для регулирования трудовых отношений в современном мире необходимо искать новые понятия, которые бы помогли выйти за рамки оппозиции труда и досуга. «Один из таких выходов — это бездействие, или бездеятельность, ничегонеделанье. Это состояние маркирует свободу отказаться и от труда, и от досуга, от внешнего навязанного времяпрепровождения», — считает Данила Расков.

Среди тем, которые предполагается обсудить, — «техническая безработица», «век изобилия и праздности» и «право на лень». Эксперты поговорят и о роли лени (или бездействия) как источника производительности креативного труда. Фактическое отсутствие (или возможность отсутствия) рабочего графика у представителей творческих профессий — явление не новое, однако сегодня подобная парадигма распространяется на все большее число специальностей, а фрилансерами становятся не только художники и писатели.

По свободному графику работает все больше людей, и границы между трудом и досугом у них все сильнее размываются.

«Новой тенденцией является нарастание доли таких профессий в сфере услуг, интеллектуального и креативного труда, работы с информацией. В индустриальном обществе численно доминировали рабочие и клерки с фиксированным местом и временем работы. Сейчас их стало меньше в экономически развитых странах. Баланс должен устанавливаться самими работниками, которые зачастую склонны к самоэксплуатации ради большего дохода и большего объема потребления. Законодатели, правительства, корпорации и профсоюзы свою часть работы выполнили: установили фиксированную продолжительность рабочей недели и рабочего дня. Теперь дело за фрилансерами и работниками, берущими работу на дом. Однако граница между трудом и досугом размывается еще и потому, что все чаще наш досуг — это процесс создания стоимости, то есть труд, который мы попросту не замечаем. Например, когда люди общаются в социальных сетях, играют во что-нибудь на своих гаджетах, они фактически работают на высокотехнологичные компании. Главные работники Facebook и Twitter — пользователи, создающие контент, привлекающий внимание, а значит, и деньги рекламодателей», — подчеркивает профессор кафедры теории и истории социологии СПбГУ доктор социологических наук Дмитрий Иванов.

Социолог добавляет, что физическое бездействие позволяет высвободить сознание для генерирования идей. При этом он уверен — сама по себе лень источником производительности не является, а ведет к прокрастинации. Однако профессор подчеркивает, что право на лень есть у каждого человека и ограничивать в нем кого-либо недопустимо. «Ограничивать нужно притязания работодателей и самих работников на то свободное время, которое физиологически необходимо для восстановления сил и на самореализацию человека. Право на лень — есть одно из естественных и неотъемлемых прав человека. В каких формах его реализовывать: ждать вдохновения для креативного труда, становиться нахлебником и тунеядцем или что-то еще — дело свободного выбора. Без установления грани "рабочее время / время досуга" мы рискуем подпасть под диктатуру альянса "жирных котов" и трудоголиков либо альянса демагогов и бездельников», — резюмирует Дмитрий Иванов.

По мнению еще одного участника дискуссии, доцента кафедры проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук СПбГУ кандидата экономических наук Александра Погребняка, бездействие имеет гораздо больше смысла, чем действие ради действия.

Нужно бороться за изменение той модальности, в которой мы мыслим и, следовательно, реализуем нашу производительную деятельность сегодня уже практически во всех отраслях. Капитализм непрерывно перекодирует возможное и случайное в действительное и необходимое — и цифровой капитализм стремится довести эту тенденцию до конца, превратив всю жизнь (не только формально рабочее время, но и досуг со всеми его практиками) в форму «необходимого труда».

Доцент кафедры проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук СПбГУ Александр Погребняк

Александр Погребняк добавляет: в организации креативного и научного труда необходимо понимать, что результат этого труда не гарантирован, то есть он лишь «возможно результативен». Поэтому, уверен он, нельзя втискивать его в рамки эффективности и измерять количественными показателями, а приставку «возможно» применительно к такой деятельности нужно сохранить любой ценой. «Понимание того, что "возможность" применительно к человеческой деятельности — это не "слабая категория", оправдываемая в своем бытии лишь необходимым претворением в действительность, но категория, которая обеспечивает смысл этой действительности, а не только ее "результативность" (продуктивность, прибыльность и тому подобное) — вот на что должна быть направлена сегодня наша интеллектуальная борьба. Акцент на возможном, а не необходимом — вот что отличает подлинную креативность от "успешности", "эффективности" и прочих элементов "менеджерского" славословия», — заключает Александр Погребняк.

Подробная программа мероприятия доступна на сайте форума.

IV Санкт-Петербургский международный форум труда организован СПбГУ совместно с правительством Санкт-Петербурга и Межпарламентской ассамблеей государств — участников СНГ. Мероприятие пройдет 27–28 февраля в КВЦ «Экспофорум» (Петербургское шоссе, д. 64/1) и соберет представителей бизнеса и системы образования, законодательной и исполнительной власти, экспертов и ученых, которые обсудят векторы развития человека труда и человеческого капитала как ключевого фактора роста современной экономики.