Онлайн-образование — будущее, которое наступило уже сегодня

В СПбГУ состоялась научно-практическая конференция «Практики цифровой трансформации университетов». Представители ведущих вузов России поделились опытом использования онлайн-курсов как одного из инструментов в обучении студентов, рассмотрели сильные и слабые стороны процесса цифровизации образования, определили пути возможного дальнейшего развития сферы онлайн-образования.

Центральным событием конференции стала секция в видеостудии Центра развития электронных образовательных ресурсов «Философия онлайн-образования». Секцию представлял директор Центра развития электронных образовательных ресурсов Владимир Старостенко и эксперты СПбГУ: заведующая кафедрой проблем конвергенции естественных и гуманитарных наук Татьяна Черниговская, доцент кафедры экономики предприятия и предпринимательства Мария Евневич, а также исполняющий обязанности заведующего кафедрой гражданского процесса Михаил Шварц.

Гости видеостудии обсуждали животрепещущие вопросы посредством прямой видеосвязи с представителями ведущих вузов Российской Федерации: МГУ, УрФУ, ИТМО, СПбПУ.

По мнению Владимира Старостенко, современные цифровые технологии формируют новые инструменты развития университетов всего мира. Популярность онлайн-обучения сегодня не вызывает сомнения. Например, крупнейшая международная платформа образования Coursera для своих 45 000 000 активных слушателей предлагает уже около 4000 онлайн-курсов от 190 лучших университетов мира.

Санкт-Петербургский университет также представлен на рынке онлайн-образования: в год у нас создается порядка 50–60 онлайн-курсов.

Директор Центра развития электронных образовательных ресурсов Владимир Старостенко

«И мы видим серьезный спрос на такой формат: менее чем за два года его аудитория превысила 1 000 000 человек. Стремительная цифровая трансформация, связанная с прогрессом и ростом технологий, говорит о быстрой смене поколений. Студенты, которые приходят учиться в Университет, стали другими. Они, как губка, впитывают все новое, что происходит вокруг них, формируя новую среду», — сказал Владимир Старостенко.

Татьяна Черниговская считает: несмотря на то, что Россия пошла по пути цифровизации позже многих других стран, это нельзя назвать негативным фактором — теперь можно учиться на ошибках других. При этом цифровизация, как и любые глобальные изменения, имеет как положительные, так и отрицательные последствия.

«Одним и тем же ножом можно резать сыр и совершать преступление. Дело не в самом инструменте, а в том, как им пользуются. Важно, отдают ли люди себе отчет в том, что он собой представляет и какова цель его использования. Сильного, яркого, умного и понимающего педагога ничто не может заменить. Никакая гениальная программа, умеющая писать картины, не сможет превзойти Леонардо да Винчи. Очень многое зависит от взаимоотношений учителя и его учеников. Любовь к познанию — это вирус, который передается только от человека к человеку», — сказала она.

Однако, по мнению Татьяны Черниговской, существуют ситуации, когда онлайн-курсы необходимы. Так, далеко не все вузовские преподаватели в России владеют материалом на одинаково высоком уровне. При этом у современных студентов есть возможность прослушать спецкурсы не только от лучших профессоров страны, но и от их коллег из Гарварда и Оксфорда.

Мария Евневич отметила другие преимущества и недостатки онлайн-образования по сравнению с классической лекцией в аудитории. Например, живой человек сочетает чтение лекции с ответами на вопросы и уточнения — из-за этого ее продолжительность увеличивается. Вдобавок, отметила спикер, в вузах нет помещений, способных вместить многотысячную аудиторию.

Онлайн-курс начитывается и готовится по четкому сценарию, поэтому имеет значительно меньшую продолжительность. В целом это удобно — надоел преподаватель, можно его выключить либо перемотать вперед. Или напротив — повторить какой-то фрагмент. Не станет же профессор в аудитории повторять курс ради одного студента.

Доцент кафедры экономики предприятия и предпринимательства СПбГУ Мария Евневич

С другой стороны, преподаватель, который записал онлайн-курс, не может в реальном времени понять, насколько аудитория понимает материал: «Даже если мне кажется, что я все изложила предельно ясно, это совершенно не обязательно является истиной. А когда я стою в аудитории и смотрю на лица студентов, то чувствую, когда они не понимают. В такой ситуации студенты могут задать мне вопросы, а я в ответ смогу рассказать что-то иными словами или разобрать подробнее. При этом учебники онлайн-курс тоже не заменяет: книга — толще, в ней больше подробностей, изложенных академичным языком. Все должно работать вместе. Невозможно записать лучших преподавателей университета, а потом уволить их ради экономии бюджета».

Михаил Шварц обратил внимание на разницу, существующую между понятиями образование и образованность. Так, если речь идет об образованности, то онлайн-лекции ведущих профессоров со всего мира играют исключительно положительную роль. Это дополнительные возможности, которые, разумеется, нужно использовать.

«Иначе обстоит ситуация с образованием. В нашей стране в подавляющем большинстве специальностей — это допуск в профессию. Образование — это процесс обретения навыков обучения. Есть четыре года, во время которых студент должен научиться учиться. После этого учиться нужно будет всю жизнь, бесконечно получая новую информацию. Многое из того, что вы рассказали студентам на первом курсе, может устареть к пятому году обучения. Интернет тоже не всегда является помощником. В нем можно найти все что угодно, поэтому нужен преподаватель — человек, который станет твоим проводником. В связи с этим меняется и смысл образования», — сказал он.

Ощутимую пользу, по мнению Михаила Шварца, онлайн-курсы могут принести магистрантам, которые пришли учиться по незнакомым для них программам, имея за плечами самое разное базовое образование, а благодаря онлайн-формату они могут избавиться от пробелов в знаниях.

Подчеркивая важность традиционного образования, Татьяна Черниговская предположила, что никто из слушателей дискуссии не захотел бы лечиться у врача, который приобрел свои знания исключительно благодаря онлайн-курсам по биохимии и хирургии. Даже при условии, что он сдал все экзамены на пятерки.

«Фокус в том, что такие профессии, как врач и юрист, не перестают оставаться искусством. Онлайн-образование не замена реальному образованию, но оно, безусловно, необходимо. Недавно я принимала участие в ассамблее "Здоровая Москва", и там была замечательная выставка медицинских устройств, от которых меня нельзя было оторвать. Это развлечение высокого ранга. Примерно таким же развлечением могут быть и онлайн-курсы. Если я прослушаю лекцию о том, как надо играть на клавесине, это вовсе не означает, что я научусь играть на этом музыкальном инструменте. Но узнать о том, как это делается, конечно, интересно», — сказала она.

Возвращаясь к тезису о возросшей потребности учиться на протяжении всей жизни, Владимир Старостенко выразил сомнение, что вузы смогут удовлетворить ее без использования современных инструментов, одним из которых является онлайн-образование: «Использование онлайн-курсов — это компромисс, благодаря которому образование может стать максимально индивидуальным и доступным».