Эксперты СПбГУ о домашнем насилии: штрафы за побои могут усугубить ситуацию

В Санкт-Петербургском университете состоялся круглый стол, в ходе которого ученые СПбГУ рассказали, почему штраф в качестве наказания за побои может только усугубить ситуацию, действительно ли жесткие методы воспитания детей ушли в прошлое и почему жены обвиняются в убийствах чаще мужей.

Модератор встречи, профессор кафедры уголовного права, директор Центра по изучению проблем домашнего насилия СПбГУ Владислав Щепельков напомнил, что в 2019 году юристы, социологи и психологи Университета по заказу Государственной думы РФ провели масштабное исследование по изучению практики правоприменения и законодательного регулирования преступлений в сфере семейно-бытовых отношений. Исследование показало, что в России наметилась тенденция к снижению числа случаев домашнего насилия — за последние годы их стало меньше почти на треть, количество упало с почти 50 тысяч до 33. Особенно заметны изменения в части применения статьи о неисполнении или ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, включая жестокое обращение с ребенком. По словам юристов, количество таких случаев за последние десять лет сократилось более чем в три раза.

Жертвами семейного насилия в 75 % случаев становятся женщины.

Но, несмотря на это, проблема домашнего насилия в нашей стране все еще очень острая. По результатам опроса, проведенного университетскими экспертами, около 1,3 % совершеннолетнего населения России в течение одного года пострадали от физического домашнего насилия. Психологическое и экономическое насилие в этот процент не включается. Существенная часть респондентов отказались отвечать на вопросы социологов. Официальная статистика не дает данных о тех жертвах, которые по каким-то причинам не решились подать заявление в полицию или забрали его до возбуждения дела. По словам социологов, реальная цифра скорее близится к 5 %.

В 2017 году наказание за семейное насилие в форме побоев, если оно совершено впервые, перевели из уголовной плоскости в административную.

Эксперты высказались о возможных причинах латентности преступлений, совершаемых в семейно-бытовой сфере. В ряде случаев небольшая степень тяжести причиненного вреда ставит перед потерпевшим вопрос, стоит ли обращаться в правоохранительные органы. Доцент СПбГУ Сергей Савин объяснил, что одна из причин — недостаточно высокий уровень доверия правоохранительным органам со стороны потерпевших, реакция сотрудников полиции на заявление — в частности, попытка отговорить от подачи заявления и примирить стороны. Другая причина, по словам доцента СПбГУ Елены Суслиной, — страх усугубить и без того сложную ситуацию, поскольку виды наказаний, установленные в действующем законодательстве, не всегда выступают действенным стимулятором для предотвращения повторного совершения преступлений. В частности, когда за побои мерой наказания избирается штраф, он ложится бременем на общий семейный бюджет, а поданное заявление может стать дополнительной причиной для повторного проявления агрессии.

Кроме того, в российском обществе пока еще сильны установки о том, что «бьет — значит любит» и что не стоит «выносить сор из избы», но повсеместный интернет и в эту сферу привнес большую открытость и гласность. Вместе с тем, по словам Сергея Савина, чем моложе опрошенный респондент, тем отчетливее его убеждение, что насилие в семье, вне зависимости от тяжести, — это преступление, за которое человек должен понести наказание.

Отметили ученые еще один факт: мужчины чаще бьют, а женщины чаще убивают. «Две трети убитых — мужчины», — подчеркнул Владислав Щепельков.

Эксперты пояснили: когда речь идет о преступлениях небольшой или средней тяжести, агрессором по статистике чаще выступает мужчина, который систематически бьет жену или сожительницу. Такой накопительный эффект провоцирует ответную реакцию женщины, которая часто заканчивается летальным исходом. Мониторинг судебных дел показал, что в подавляющем большинстве случаев преступления, переквалифицированные судом в деяния, совершенные при превышении пределов необходимой обороны, были совершены женщинами.

Обсудили участники круглого стола и проблему понимания самого явления: что люди понимают под семейным насилием. Многие опрошенные, отвечая на этот вопрос, называли в качестве такового не только причинение вреда здоровью, нарушение половой неприкосновенности, но и психологическое насилие (например, оскорбления), репродуктивное насилие (принуждение к контрацепции), экономическое насилие (запрет на работу и получение собственного дохода).

Учитывая общественный запрос на изменение законодательства в этой сфере, юристы СПбГУ заметили: на данный момент целесообразным следует признать законодательное закрепление понятия семейно-бытового насилия как случаев, связанных с физическим, психическим (угрозами физического насилия) и сексуальным насилием в отношении кровных и юридических родственников, а также лиц, проживающих совместно, ведущих общее хозяйство и состоящих в фактических брачно-семейных отношениях.