«Дружба дружбой, а полтора метра врозь»: лингвист СПбГУ рассказал о новом словаре русских ковидных антипословиц

Профессор СПбГУ Валерий Мокиенко совместно с профессором Грайфсвальдского университета Харри Вальтером изучили, как эпоха пандемии коронавируса находит свое отражение в русском языке. Результатом исследования стал «Словарь русских ковидных антипословиц-карантинок», который вошел в академический «Словарь русского языка коронавирусной эпохи», подготовленный Институтом лингвистических исследований РАН.

Исследование поддержано грантом Российского научного фонда.

По словам автора исследования, профессора кафедры славянской филологии СПбГУ Валерия Мокиенко, антипословицы — это важная реакция человечества на какие-либо потрясения, способ творческого обращения носителя языка со значимым уровнем пословиц и поговорок. Такие краткие изречения, как правило, носят юмористический или иронический характер, используя языковой фольклор как основу.

Первые примеры преобразования пословиц на коронавирусную тему появились уже через месяц после объявления пандемии — это и стало доказательством универсальности данного не только социального, но и языкового явления. Источниками для лингвистического исследования Валерия Мокиенко и Харри Вальтера стали различные интернет-СМИ и публикации в блогах, поскольку именно интернет-коммуникация вышла на первый план в период коронавируса и лучше всего отразила языковые изменения.

Ученые фиксировали все случаи обыгрывания пословиц в период с марта 2020 года по февраль 2021 года, определяя также частоту их появления в интернет-пространстве. Стоит отметить, что в состав словаря вошли не только наиболее часто встречающиеся варианты, но также и единичные случаи, заинтересовавшие лингвистов.

«Важно понимать, что никакие ковидные пословицы просто так не появляются: они рождаются по моделям уже известных нам пословиц, используют их смысл, находя в нем объект для шуток или опровержения вечной мудрости. Антипословицы потому и вызывают смех, что каждый носитель языка знает первоисточник и сравнивает шутливый вариант с ним. Можно сказать, что такие антипословицы — это картина ковидного мира в зеркале русского языка», — рассказывает Валерий Мокиенко.

  • Одна голова хорошо, а две — не менее полутора метров друг от друга (Одна голова хорошо, а две — лучше)
  • Дружба дружбой, а полтора метра врозь (Дружба дружбой, а служба службой)
  • По маске встречают, по температуре провожают (По одежке встречают, по уму провожают)
  • Один в поле не болен (Один в поле не воин)
  • Не имей сто рублей, а имей антисептик (Не имей сто рублей, а имей сто друзей)

Каждое слово, вошедшее в оборот с появлением коронавируса, стало примером словообразования и фразообразования на фоне текущей реальности: это и слова «корона», «ковид», «карантин», и новые значения для слова «маска», с которым только в чешском языке в первые месяцы пандемии появилось более 40 антипословиц, отмечает эксперт.

По словам специалиста, пословицы и поговорки — это естественная часть языка, в которой народ творчески передает какую-то мудрость. Как правило, такие единицы языка выражают наставления или советы. В случае с антипословицами обыгрываются хорошо знакомые сюжеты на новый лад, используя общий смысл выражения («один в поле не болен» / «один в поле не воин») или создавая смеховой эффект за счет созвучия (например, «око за око, zoom за zoom» / «око за око, зуб за зуб»).

«Язык реагирует на все, даже на обычный диалог между людьми: это так называемая бытовая лингвистическая поэзия. Мы, лингвисты, можем многое понять о наших современниках, их идеалах и обстоятельствах жизни, изучая язык их эпохи», — считает Валерий Мокиенко.

«Словарь русских ковидных антипословиц-карантинок» подготовлен исследователями русских фразеологизмов и пословиц Валерием Мокиенко и Харри Вальтером и составляет часть «Словаря русского языка коронавирусной эпохи», опубликованного Институтом лингвистических исследований Российской академии наук и содержащего более 3500 слов, вошедших в оборот за время пандемии коронавируса. Проект выполнен при финансовой поддержке гранта Российского научного фонда (№ 20-18-00091 «Мир восточных славян в паремиологической интерпретации: аксиологические доминанты и их лингвокультурографическая репрезентация»).

Как отмечает профессор СПбГУ, «Словарь русского языка коронавирусной эпохи» очень хорошо отражает реакцию языка на изменения в обществе, а порой помогает предвосхитить то, что будет дальше. Если внимательно прочесть весь словарь, можно сначала увидеть симптомы заболевания, а затем перейти к приложению и фразеологическим единицам этой эпохи, которые как бы обыгрывают уже случившееся.

Однако, предостерегает эксперт, не стоит считать, что вместе с коронавирусом новые языковые единицы исчезнут: как правило, такие образцы надолго остаются в языке, и подобные словари — это возможность зафиксировать и исследовать реальность, которая будет представлять интерес для будущих поколений в уже вновь изменившихся обстоятельствах.

Из языка ничего не исчезает просто так. Конечно, шутки про коронавирус со временем уйдут в прошлое, но языковые модели построения этих шуток останутся и будут продолжать работать уже на другой почве, укрепляя нормы языка.

Автор исследования, профессор кафедры славянской филологии СПбГУ Валерий Мокиенко

«Наш словарь также станет летописью — но в этом особая ценность, ведь Нестор тоже писал "Повесть временных лет", не зная, прочтет ли ее кто-то. А позже Пушкин создал "Песнь о вещем Олеге", начав свое строение текста именно с языка и древней легенды, записанной летописцем. Вот и вы прочтете наши "ковидки", вновь воскресите в памяти хорошо известные пословицы или просто вспомните эту эпоху, ушедшую (дай-то Боже!) в прошлое. Это важно фиксировать и продолжать вести летопись жизни, ведь если мы забудем, то язык напомнит, — как Пушкин вспомнил Нестора», — объясняет Валерий Мокиенко.

Кроме того, антипословицы — это глубокий творческий процесс, который помогает проживать тяжелые обстоятельства, используя для этого языковые средства. И каждое глобальное изменение реальности со временем находит свое отражение в языке, ведь «не так страшен ковид, как его малюют» («не так страшен черт, как его малюют»).