Доцент СПбГУ рассказала о возможных последствиях отказа от предложенных службой занятости вакансий

Елена Сыченко, доцент СПбГУ, проанализировала понятие «подходящей работы», закрепленное в нашей стране Федеральным законом «О занятости населения в РФ», в свете конвенций Международной организации труда (МОТ) и рассказала о несовершенствах применения этого понятия и сложностях, с которыми можно столкнуться при поиске работы.

По мнению Международной организации труда, концепция «подходящей работы» играет роль защиты профессионального и социального статуса соискателей в течение установленного национальным законодательством начального периода безработицы.

Подходящей работой считается та, которая соответствует профессиональной пригодности работника с учетом уровня его квалификации, условий последнего места работы, состояния здоровья и транспортной доступности рабочего места.

Доцент СПбГУ Елена Сыченко

То есть если гражданин имеет высшее педагогическое образование, то подходящей работой для него будет работа учителя, подобранная с учетом его квалификации. Такая концепция признана в законодательстве многих стран, закреплена нормами МОТ и призвана ускорить и упростить процесс поиска работы.

Но из списка граждан, имеющих право на «подходящую работу», исключаются, например, те, кто ищет работу впервые и при этом не имеет квалификации. Еще — уволенные более одного раза в течение одного года, а также обратившиеся в органы службы занятости после окончания сезонных работ.

О подходе международных органов по защите прав человека к понятию подходящей работы эксперт рассказала в статье «Анализ подходящей работы в свете норм международного права». Материал вышел в журнале МГУ «Трудовое право в России и за рубежом».

Вопросы у экспертов вызывает включение в список людей, пытающихся возобновить трудовую деятельность после длительного (более года) перерыва. «Отсутствие работы в течение года не может автоматически означать утрату профессиональной квалификации», — заметила юрист. Кроме того, в списке исключений прописаны люди, уволенные более одного раза за нарушение трудовой дисциплины или другие виновные действия. Поскольку они уже понесли наказание — увольнение — отказ в поиске для них «подходящей работы» может быть истолкован как дополнительная мера ответственности за несоблюдение трудовых обязанностей.

Есть в этом списке и граждане, участвующие в сезонных работах, что также кажется юристу необоснованным. Елена приводит пример: к сезонной работе относится работа инженера, связанная с производством, передачей и реализацией тепловой энергии в отопительный период. Его зарегистрировали в качестве безработного и стали выплачивать пособие по безработице, рассчитанное исходя из среднего заработка по прежнему месту работы (в первые три месяца — в размере 75 % его среднемесячного заработка за последние три месяца по последнему месту работы), но не выше суммы максимального пособия по безработице, которая на 2018 год составляет 4900 рублей.

Но, следуя букве закона, для этого сотрудника, как и для всех упомянутых выше групп граждан, «подходящей» будет считаться любая работа, без учета профессиональной квалификации. Поэтому в случае его отказа от работы дворником или вахтером, равно как от любой другой работы, не требующей специального образования, выплата пособия будет приостановлена на срок до трех месяцев. «Обязанность принятия любого (второго) предложения о работе под угрозой приостановки выплаты пособия по безработице в некоторых случаях может свидетельствовать о принудительном труде, который запрещен международными нормами, Конституцией РФ и Трудовым кодексом РФ», — подчеркнула доцент СПбГУ.

Эксперт отмечает: эта норма в скором времени изменится. В октябре 2018 года в ФЗ «О занятости населения в РФ» были внесены изменения, согласно которым приостановка выплаты пособия в случае отказа от двух вариантов подходящей работы возможна только на срок до одного месяца, в то время как раньше подобная санкция влекла приостановку выплат на протяжении трех месяцев. Данные изменения вступят в силу с 1 января 2019 года.