Бороться с коррупцией невзирая на чины и лица

Юристы Санкт-Петербургского университета провели круглый стол «Вопросы возбуждения уголовного дела в рамках антикоррупционной деятельности в Китае и России» с коллегами из Китайского университета политологии и права. В режиме телемоста ведущие юристы сравнили методы борьбы с коррупцией на примере двух стран.

С приветственным словом к коллегам из китайского университета обратился Александр Соловьев — заместитель по правовым вопросам руководителя аппарата ректора СПбГУ.

Он отметил, что Санкт-Петербургский университет как площадка для обсуждения этой темы выбрана неслучайно: он является не просто некоммерческой организацией, но бюджетным учреждением, а значит — одним из невластных органов государства, посредством деятельности которого реализуется государственная политика в сферах образования, науки, социальной политики.

В российском законодательстве относительно недавно возникло специальное понятие: «организации, созданные для выполнения задач, поставленных перед государственными органами»

Заместитель по правовым вопросам руководителя аппарата ректора СПбГУ Александр Соловьев

«К ним в России предъявляются практически те же требования в сфере противодействия коррупции, что и к органам государственной власти. Именно поэтому мы и говорим о противодействии коррупции на уровне Санкт-Петербургского государственного университета», — рассказал Александр Соловьев.

Отдельно заместитель проректора подчеркнул, что во многих случаях СПбГУ устанавливает более высокие стандарты и требования, чем те, которые являются общеобязательными в соответствии с законодательством. Так, например, в экономической сфере в качестве приоритетных способов отбора поставщиков товаров, работ, услуг для нужд СПбГУ определены конкурентные способы, которые применяются даже в тех случаях, когда закон позволяет не проводить публичного конкурса или аукциона.

Охарактеризовали эксперты Санкт-Петербургского государственного университета и уголовно-правовое противодействие коррупционным преступлениям в целом в Российской Федерации сегодня. По их словам, в последние годы существенные коррективы претерпело уголовное законодательство. В своем выступлении профессор СПбГУ Владислав Щепельков перечислил основные изменения. Например, только за последние годы в России введена уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве, установлены новые виды наказания (исчисляемый кратно размеру взятки штраф), изменены конструкции отдельных составов коррупционных преступлений с целью устранения пробелов. И это далеко не все меры.

Юристы СПбГУ говорили и о снижении «бытовой» коррупции — это стало возможным из-за активного и повсеместного внедрения многофункциональных центров — это исключает непосредственный контакт заявителей с лицами, принимающими управленческие решения, и обеспечивает принятие решений точно в соответствии с регламентами.

Интересно, что введение Единого государственного экзамена юристы называют одной из причин разрушения коррупционного барьера при поступлении в вузы. Санкт-Петербургский государственный университет в качестве лидера отечественного образования и науки ведет прием на основные образовательные программы по результатам ЕГЭ, несмотря на то, что особый статус старейшего вуза страны, полученный после подписания федерального закона в 2008 году, позволяет Университету проводить собственные дополнительные испытания при поступлении.

Сравнивая в своем докладе две системы противодействия коррупции, помощник председателя Чанпинского суда, доцент Китайского университета политологии и права Юань И отметил, что в антикоррупционной деятельности наших государств больше сходства, нежели различий. Так, во-первых, в обоих государствах инициатива противодействия коррупции исходит от высших эшелонов власти, а не от институтов гражданского общества. Во-вторых, есть антикоррупционное законодательство в виде отдельного нормативного правового акта (в КНР таковой будет принят в ближайшее время). В-третьих, созданы специальные органы противодействия коррупции: в РФ — Национальный антикоррупционный совет, в КНР — Надзорные комиссии, обладающие широкими процессуальными полномочиями (проведение допросов, обысков, осмотров, назначение экспертиз, применение арестов).

Российские коллеги с такими доводами согласились. «Как известно, новый этап противодействия коррупции в КНР начался в 2012 году с избрания на пост председателя КПК Си Цзиньпина, который ввел Кодекс правил поведения для чиновников и призвал "бить тигров и мух", что соответствует русскому "невзирая на чины и лица", — подчеркнула модератор встречи, доцент СПбГУ Светлана Кушниренко, но отметила, что и различия у систем, конечно, есть. — На наш взгляд, они обусловлены руководящим положением Китайской коммунистической партии в государственном управлении».

В завершение встречи участники круглого стола выразили намерение продолжить обсуждение актуальных вопросов противодействия коррупции, чтобы изучить положительную практику обеих стран.