Археологи СПбГУ впервые за 30 лет провели раскопки древнего ижорского могильника

Сотрудники лаборатории археологии, исторической социологии и культурного наследия имени профессора Г. С. Лебедева СПбГУ завершили спасательные раскопки могильника у деревни Большое Стремление. Теперь он является самым крупным из полностью исследованных ижорских могильников конца эпохи Средневековья и начала Нового времени. В ходе работ было изучено около 350 погребений. Подобные работы не проводились на протяжении примерно 30 лет.

Древний могильник располагался недалеко от города Сосновый Бор. Он был открыт и частично изучен в 1980-х годах известной исследовательницей Ингерманландии, выпускницей ЛГУ Ольгой Игоревной Коньковой.

«Большая часть Ленинградской области — это Ингерманландия. Здесь жили малые финно-угорские народы — водь, ижора и прочие. С конца XIX века археологи безуспешно искали оставшиеся после них памятники. И, как это часто бывает, только спустя большой отрезок времени исследователи нашли, заметили, поняли... Одним из них стала этнограф Ольга Конькова, работавшая на стыке с археологией. По происхождению она была из ижор и сделала для сохранения информации о малых народах Ингерманландии фантастически много. Могильник деревни Большое Стремление расположен на вершине большого красивого холма, открытого ветрам Финского залива. Первые небольшие раскопки здесь сделала именно Конькова», — рассказывает заведующая лабораторией археологии, исторической социологии и культурного наследия имени профессора Г. С. Лебедева СПбГУ Елена Михайлова.

Могильник располагался на вершине песчаного холма за северной границей деревни. К северу от кладбища в 1980-е годы разрабатывался песчаный карьер, работы на котором в перестроечное время были заморожены. В конце 2000-х годов разработка карьера была возобновлена, а к 2015 году часть кладбища уже была разрушена.

В 2019 году спасательные археологические работы проводились под руководством старшего научного сотрудника лаборатории археологии Владислава Соболева. Было исследовано более 1000 квадратных метров территории, открыто более сотни погребений, датированных XIII–XV веками. Работы показали, что кладбище занимает значительно большую территорию, чем предполагалось, — оно занимало всю вершину холма.

Местные жители до нашего времени сохранили память о старом кладбище на холме, называя его «шведским кладбищем» и связывая с побитыми когда-то шведами.

Старший научный сотрудник лаборатории археологии Владислав Соболев

«Перерождение представлений о старых кладбищах типично для огромной территории (Ленинградской, Новгородской, Псковской, Смоленской областей, Белоруссии), когда старые деревенские кладбища связываются не с предками, а с проходившими в той или иной местности завоевателями. В зависимости от региона древние кладбища называют "шведскими", "литовскими" или "французскими"», — отмечает Владислав Соболев.

После перерыва в 2020 году — из-за пандемии и согласований дополнительных работ — в мае этого года раскопки продолжились, их возглавил научный сотрудник лаборатории археологии СПбГУ Кирилл Шмелев. Владислав Соболев также участвовал в работах.

Всего в результате исследований было открыто около 350 погребений XIII–XVII веков, обнаружены детали костюма, нательные православные крестики, фрагменты керамических сосудов, ножи, женские украшения, боевой топорик, шведские и русские монеты и другие находки.

Могильник Большое Стремление очень важен для изучения этнической истории Северо-Запада. Вероятно, он оставлен ижорами — местным финноязычным православным населением, основным крестьянским населением побережья Финского залива. История ижор, давших имя всей Ингерманландии, неразрывно связана с историей северо-западных новгородских земель, а позднее — Петербургской губернии.

Часть из открытых захоронений относится к периоду шведского владычества. Наиболее поздние погребения были совершены не ранее 1671 года — такова дата чеканки самой молодой из обнаруженных здесь шведских монет. Она была найдена в погребении в юго-западной — самой поздней — части кладбища и датирует прекращение его использования.

Останки сейчас изучают антропологи. Возможно, удастся провести ряд исследований, результаты которых, кроме простых характеристик (пол, возраст погребенного, травмы и тому подобное), позволят установить родственные связи между погребенными, узнать больше о качестве жизни, перенесенных заболеваниях и получить другую информацию.

Мы узнали много любопытных деталей — например, о торговых связях с европейскими городами, скорее всего, с Нарвой.

Старший научный сотрудник лаборатории археологии Владислав Соболев

«Распространено мнение, что крестьяне XVII века — это бедные люди, занятые исключительно ежедневным добыванием пропитания. Однако найденные в могилах серебряные застежки или, например, обычные перочинные ножи, но не местной, а европейской работы являются индикаторами большего благосостояния, чем считалось ранее. Импортные ножи очень похожи на современные столовые. Пока мы не можем точно сказать, из какого дерева изготовлены накладки на их щечки, но это не те породы, которые растут здесь повсюду, — это другое дерево. Покупка такой простой вещи, как нож, у приезжего торговца, как мне кажется, довольно показательна: очень бедный человек вряд ли будет покупать себе дорогой импортный нож, если можно приобрести дешевый у местного кузнеца», — считает Владислав Соболев.

Примечательно, что одновременно с работами в деревне Большое Стремление в 2019 году в 30 километрах от них проходили раскопки археологов Института истории материальной культуры РАН на месте церкви деревни Коваши — тоже спасательные. Их необходимость была продиктована планами по восстановлению церкви, которая была уничтожена в советское время. В последние годы на ее месте была свалка. Прежде чем приступить к строительству, была проведена экспертиза земельного участка, показавшая, что церковь была построена на месте, где до нее располагалось кладбище XV–XVII веков.

У наших коллег очень похожие находки — такие же ножи и несколько нательных крестиков. Мы нашли всего два крестика. Дело в том, что традиция хоронить умерших с так называемыми предметами личного благочестия появилась в России довольно поздно.

Старший научный сотрудник лаборатории археологии Владислав Соболев

«Археологические исследования показывают, что на протяжении XI–XVII веков, а возможно, и части XVIII века было принято снимать крестик или нательную иконку с умершего перед погребением. На протяжении этого времени процент находок предметов личного благочестия очень низок — две-три находки на 50 могил. Смена традиции приходится, вероятно, на XVII или XVIII век. Представляется, что в вопросе деталей похорон многое зависело от локальных традиций и представлений местного батюшки», — объясняет Владислав Соболев.

В 1980-х годах на могильнике стояли два каменных средневековых креста. Сейчас один из них перенесен на современное деревенское кладбище, второй — в музей в деревни Вистино.

Сегодня Большое Стремление — самый крупный полностью исследованный ижорский могильник конца эпохи Средневековья и начала Нового времени. Конечным результатом исследований может стать большая комплексная археолого-этнографическая работа, посвященная микрорегиону на южном побережье Финского залива, его населению и культуре.

Смотрите также