«Я — человек мира»: магистрант Наби Ндур из Сенегала о жизни в России и учебе в СПбГУ

В прошлом году СПбГУ в третий раз подряд стал самым популярным российским вузом для граждан из-за рубежа: для поступления его выбрали 16 629 иностранцев. Среди них был Мохамет Дит Наби Ндур из Сенегала, магистрант по направлению «Реклама и связи с общественностью» (программа «Корпоративные коммуникации и реклама»).

Он рассказал о том, как пандемия повлияла на решение получать магистерское образование в России, как эффективнее учить русский язык и почему сенегальцы и россияне похожи на голубей.

Где ты родился и вырос?

Я родился в столице Сенегала Дакаре. Помимо родителей, у меня есть один брат и четыре сестры, но это маленькая семья: есть семьи с многоженством, людей там будет больше.

Сначала я учился в Сенегале. Там я получил школьное образование и поступил в университет на юриста. Я смотрел документальные фильмы о Мартине Лютере Кинге и о Нельсоне Манделе — у них было именно такое образование. Мне хотелось быть юристом, адвокатом, поэтому я начал учиться там.

Дело в том, что в Дакаре за три года можно получить бакалаврское образование. Но на третий год учеба стала не очень стабильной — в стране была сложная ситуация, было много приостановок учебы. Из-за этого я решил, что не нужно терять время, если можно получить образование за границей.

Как тебе в первый раз пришла идея приехать учиться в Россию?

У нас многие уезжают, чаще всего во Францию и Канаду. Некоторые учатся в России, США или в других странах.

Я помню, как однажды друг приехал ко мне в гости. Он спросил меня: «Наби, ты же хочешь учиться в другой стране? А почему бы не в России?» Я говорю: «А что там, в России?» Потом я подумал, что если это возможно, то зачем сидеть и терять время? И через шесть месяцев я был в России.

Я приехал из Африки в декабре, и, когда мы вышли из самолета, я сразу понял, что, вероятно, здесь я буду умирать от холода. В этот день я в первый раз почувствовал холод, и это было даже страшно. И еще — это было в районе четырех часов после обеда. И было уже темно! Я подумал: «Господи, что я здесь делаю?» Такое было первое впечатление.

Сначала я учил язык в городе Орле. Потом поступил в Ивановский государственный университет на направление «Реклама и связи с общественностью». В юридическом образовании я не видел смысла, потому что право в Сенегале и в России, конечно, отличается. Я говорил себе: «Наби, надо изучать то, что ты можешь в будущем использовать везде». И что бы это могло быть? Связи с общественностью. Потому что, если я не могу быть адвокатом-юристом, я могу стать специалистом по связям с общественностью — адвокатом, который защищает интересы компании.

Я окончил бакалавриат и решил, что этого недостаточно. Хотел получить еще что-то серьезное.

Почему ты выбрал магистратуру СПбГУ?

Сначала я планировал продолжить образование в Канаде, у меня были даже готовы все документы, оставалось просто поехать. Но пандемия изменила планы: закрыли границы. Разница между Канадой и Россией — восемь часов. Иногда пара начиналась в шесть вечера, а здесь это уже ночь. Я участвовал в занятиях два раза и понял, что это невозможно.

В России я выбирал престижные университеты: СПбГУ, РУДН и МГУ. В конечном итоге мне прислали приглашение в СПбГУ, и после этого я даже не смотрел, приходили ли ответы от других российских вузов. Это престижный университет, и я не жалею, что поступил сюда. Кроме того, те, кто живет в Западной Европе, говорят, что Петербург — это наиболее европейский город в России, здесь другая культура.

В учебе есть свои плюсы и минусы. Мне нравится, что здесь я получу хорошее образование, потому что я вижу, что учеба очень серьезная, качественная. Но, к сожалению, в том числе из-за пандемии иностранцам довольно сложно влиться в учебу. Хотелось бы получать больше помощи от одногруппников или, например, кураторов. В целом главный минус на данный момент — это онлайн, потому что у нас есть проблемы с языком и чтобы понимать, о чем говорит преподаватель, нам важно видеть его жесты, мимику. Когда он рядом, мы можем что-то спросить и, наверное, он тоже будет видеть, что мы что-то не понимаем.

Расскажи про свои научные интересы.

Моя тема ВКР — это «Использование новых информационных технологий при организации коммуникации на примере автомобильной компании». Я знаю, что если раньше можно было просто работать и делать рекламу, то теперь этого недостаточно. Конкуренция есть везде, и всем компаниям, всем людям нужно заниматься коммуникациями. Мне интересна автомобильная отрасль, поэтому в теме ВКР я соединяю ее с коммуникациями.

Во втором семестре мне больше всего нравится предмет «Кризисные коммуникации». Может быть, потому что сейчас пандемия и это кризис. Но на этих занятиях мне всегда очень интересно слушать преподавателя или студентов, которые делают доклад. Я чувствую, что для работы в сфере коммуникации одно из базовых умений — уметь себя вести в кризисные моменты.

Ты очень хорошо говоришь по-русски. Давно ты учишь язык?

Я приехал в Россию в 2015 году и с тех пор учу русский. Не знаю, хорошо ли я говорю по-русски, но, если вы это заметили, я, конечно, рад.

Но почему это так? Наверное, потому что я очень общительный человек. Я думаю, что, даже если бы я был в Китае, я бы и по-китайски говорил, потому я не боюсь общаться с людьми.

Но, конечно, есть и трудности. До сих пор есть сложность в использовании падежей. Когда я говорю, я чувствую, где я ошибаюсь, но не могу остановиться и исправить ошибку. Я думаю, что самое главное — говорить, чтобы люди тебя просто поняли. Конечно, это нехорошие мысли, потому что так я не буду достаточно работать, чтобы эти ошибки исправить.

Еще тяжело писать на русском языке и не делать ошибки. Я могу писать короткие тексты на русском, но, когда это большой текст, мне нужно сначала написать его на французском, потом — Google-перевод, который я читаю и понемногу исправляю. Говорить на русском мне все же проще, чем писать, потому что я очень общительный. Но я не жалуюсь, потому что самое главное — я люблю этот язык, я чуть-чуть на нем говорю и люди меня понимают.

В России ты больше общаешься с россиянами или соотечественниками?

Однажды я смотрел фильм, в котором сенегалец приехал во Францию. Ему посоветовали общаться с французами, чтобы быстро и хорошо понимать французский. И это был совет для меня. Конечно, на первом курсе мы не могли дружить с русскими — мы только начинали учить язык. Но иногда я мог с какой-нибудь бабушкой начать разговаривать. Они, конечно, пугались — что он хочет? А я хотел просто понимать язык.

Сейчас я стараюсь больше общаться с русскими. Я приехал сюда, чтобы учиться. И язык, который мы используем, — это русский язык. Нам надо обязательно понимать этот язык, но сидеть в компании с друзьями и общаться только на родном языке не поможет. Поэтому мне надо было найти русских друзей, чтобы понимать язык. И везде, во всех городах, где я жил, у меня появлялся друг.

Россияне отличаются от сенегальцев?

Я могу объяснить это на голубях. На улице здесь, в России, ты можешь пройти рядом — они не улетают, потому что не боятся человека. Мы такие. А вы как голуби, которые живут в нашей стране. Там они увидят человека издалека — и сразу улетают, потому что не привыкли к нему. Это очень удачный пример, чтобы объяснить ситуацию.

Русские не всегда могут сразу открыться для нового человека, особенно иностранца. Один мой друг, когда мы только начали общаться, всегда оставлял «резерв»: не рассказывал все о себе. Все было очень постепенно. А в Сенегале мы сразу готовы пригласить новых знакомых в гости!

Расскажи о своих планах после окончания университета.

Мой главный план — найти хорошую работу в моей стране или где-нибудь еще. Мне не так важно где, потому что я человек мира — я буду везде, где я могу быть.

Работу в России я пока не рассматриваю, потому что здесь в основном на работу берут граждан РФ или СНГ. Я очень люблю Сенегал, и я не хочу менять гражданство. Даже если бы у меня был выбор, где родиться, я бы выбрал Сенегал. Но, не считая этого, мне не так важно, где работать, главное, чтобы то, что я делаю, приносило мне радость.

Иногда я думаю — может быть, это судьба? Я верю в судьбу. Мой брат давно отучился и хотел найти работу где-то еще в мире, он всегда мечтал уехать. А я никогда этого не хотел. И сейчас он дома, а я здесь. Я никуда не хотел уезжать, но я здесь, и кто знает, куда еще меня занесет судьба?