Сергей Микушев: «Оборудование не знает слова "отпуск"»

Об использовании приборов и установок Научного парка СПбГУ, а также об исследованиях, которые проводит Университет по заказу своих бизнес-партнеров, рассказывает проректор по научной работе Санкт-Петербургского университета Сергей Микушев.

К началу 1990-х годов научное оборудование в Университете практически полностью устарело. Более того, ученые из разных коллективов кафедр не всегда знали о том, какие приборы и установки есть у их коллег, поскольку все они были разбросаны по разным зданиям, а единого перечня, в котором бы содержались сведения о каждой приборной единице, не существовало. Подробнее о том, как создавалась база данных об оборудовании, входящем в состав Научного парка СПбГУ, читайте в материале «Перезагрузки» «Собрать разбросанное и использовать».

За последние десять лет произошел рывок вперед: лабораторная база была значительно обновлена, и в СПбГУ удалось создать лучший в России университетский научный парк. В его ресурсных центрах сосредоточено самое современное исследовательское оборудование, которое является передовой экспериментальной базой для проведения научных исследований на качественно новом уровне.

Сегодня в состав Научного парка СПбГУ входят 26 ресурсных центров. Все они загружены равномерно или есть более и менее востребованное оборудование?

Конечно, как и сами центры, так и каждый прибор востребованы по-разному, поэтому равномерного распределения загрузки быть не может. Увидеть количество заявок и среднее время их выполнения, а также ознакомиться с результативностью деятельности всех ресурсных центров можно на сайте Научного парка СПбГУ. На сегодняшний день к наиболее загруженным относятся центры «Магнитно-резонансные методы исследования» и «Рентгенодифракционные методы исследования» — на работу с некоторыми приборами в них стоит двухмесячная очередь. В этих и других подобных случаях мы стараемся приобрести новое оборудование, чтобы обеспечить исследователям более комфортный доступ и сократить срок ожидания. Интересная проблема заключается в том, что после того, как в дополнение к загруженному прибору закупается второй такой же, это обычно приводит к увеличению производительности комплекса установок в разы и оборудование перестает быть занятым. Мы, как маятник, находимся в двух положениях — либо на приборы выстраивается очередь, либо они мало задействуются. Если подготовка к приобретению оборудования и заключение договоров происходит правильно, идет кампания по продвижению услуг Научного парка СПбГУ и мотивируются будущие пользователи, то оно за довольно короткий промежуток времени — от шести месяцев до года — снова становится загруженным.

Перезагрузка: Научный парк: на пути в завтрашний день

Помимо этого, мы привыкли, что интенсивность использования оборудования Научного парка СПбГУ изменяется волнообразно. Это связано с тем, что большинство наших потребителей — научно-педагогические работники и летом, с 1 июля, они массово уходят в отпуск, поэтому загрузка оборудования падает в связи с отсутствием пользователей. Конечно, остаются незавершенные исследования, где необходимо только провести рутинные измерения — их можно выполнить без участия ученых, но проектов, в которых требуется активное интеллектуальное участие, становится меньше. Похожая ситуация складывается в период зимних праздников — в январе-феврале, когда часть преподавателей занята сессией, а часть находится в отпусках. С точки зрения оборудования, которое не знает слова «отпуск», это приводит к формальному провалу в статистике. Чтобы как-то его компенсировать, я издал распоряжение, согласно которому работники Научного парка СПбГУ в связи с производственным процессом уходят в отпуск в основном летом. График их отпусков устроен таким образом, что в летние месяцы устанавливается некий вахтовый принцип.

Стоит отметить, что на разных стадиях исследовательского процесса оборудование используется с разной интенсивностью. Дизайн любого проекта делится на несколько основных этапов — разработка концепции, сбор образцов или материала, анализ при помощи инструментальных средств, а затем обработка и построение гипотез или же их подтверждение. В этом цикле очевидно выделяется часть, которая приходится на оборудование, а остальные с ним никак не связаны. Неравномерный спрос заложен в самом дизайне научных исследований. А управлять научными исследованиями так, чтобы с завершением одного тут же начиналось другое, а идеи приходили ученым по расписанию, пока в мире никто не научился.

Есть ли приборы и установки, которые используются редко? Нужно ли, на ваш взгляд, предпринимать какие-то действия, чтобы они использовались чаще?

Вопрос о том, что можно называть редко используемым оборудованием, не так прост, как кажется. Приведу в качестве примера одну цепочку. В Научном парке СПбГУ есть такой прибор, как СКВИД-магнитометр, который часто используют геологи для измерения остаточной намагниченности. Просто так положить в него горную породу и сразу же провести анализ невозможно, для этого нужно предварительно провести пробоподготовку. Использующееся для нее оборудование востребовано, условно, один день в месяц. Но мы же не можем выбросить его или сказать, что оно мало используется, поэтому не нужно? Хотя оно задействовано не на все 100 %, без него невозможно провести весь цикл исследования, а загружать его бесполезной работой будет неправильно.

Если мы говорим об уникальных установках, они также имеют периоды высокой и низкой загрузки. Зачастую такие приборы связаны с прорывными исследованиями. Бывает, что их покупают для решения конкретной сложной задачи, которую поставили ученые, но за год или два она была решена или гипотеза признана неудачной, а новая не появилась — и прибор стоит без работы. Был ли он нужен? Безусловно. Есть ли у него перспективы? Непонятно до тех пор, пока не будут найдены новые задачи. Поэтому в СПбГУ действует довольно сложная система загрузки оборудования Научного парка.

Теперь вы наверняка спросите, что делать с тем оборудованием, которое перестало быть востребованным? Существует три пути решения этого вопроса. Первый из них весьма прост: списать, так как в дальнейшем оно, видимо, не будет использоваться. Второй путь — организовать образовательный процесс с использованием этого оборудования. Даже если оно потеряло смысл в научных исследованиях, то будет интересно обучающимся с точки зрения понимания методики современных исследовательских процессов. Есть и третий путь, когда дополнительно к образовательной части это ценное оборудование загружается рутинными операциями пользователей Научного парка. Этот способ многие критикуют, поскольку формально их себестоимость становится слишком высока с учетом амортизации этого оборудования. Но если посмотреть с другой стороны — альтернатива просто списать прибор, на мой взгляд, менее привлекательна, чем вариант продолжить вырабатывать остаточный ресурс.

Часто ли в Научный парк СПбГУ поступают заявки на использование оборудования от специалистов из других организаций? Это преимущественно научные или образовательные учреждения?

Я бы сказал, что заявки поступают ежедневно. Чаще всего они приходят из научных организаций, а также из университетов-партнеров, приборная база которых не позволяет провести желаемое исследование. Однако мы редко делим их на чисто научные или образовательные, поскольку в российской действительности два этих процесса тесно связаны. В основном к нам приходят с научными задачами, таких обращений более 90 %. Сугубо образовательные заявки — это обычно удел образовательных центров, где работают не только со школьниками или студентами, но и с интересующимися. Две таких площадки есть и в Научном парке СПбГУ. На них возможны самые разные форматы работы — все зависит от поставленной задачи и интересов клиентов. Что касается заявок на использование оборудования, для нас не важно, пришли они от научного работника или от коммерсанта, которому надо провести экспертизу или организовать НИОКР.

Проводит ли Университет какие-либо исследования по заказам бизнес-партнеров? В какой области чаще всего поступают заявки?

Если взглянуть на сегодняшнюю структуру Научного парка СПбГУ, то очевидно, что на 90 % она имеет научную направленность. Поэтому и основной поток заявок от партнеров идет в основном в области физики и химии, в меньшей части — биологии. А с точки зрения задач всего Университета распределение становится более разнообразным: к нам стало поступать много IT-заявок, запросов на выявление новых методов алгоритмов расчета — это связано с потенциалом СПбГУ в области математики и созданием в Университете факультета математики и компьютерных наук, третьего учебно-научного подразделения в этой научной области. Также мы получаем много задач, связанных с экспертизой, включая археологическую, — в этой области СПбГУ является признанным лидером на Северо-Западе. Поэтому портфель заказов у нас очень большой.

Как обычно происходит процесс подачи заявки?

Я бы обозначил это немного по-другому — как происходит процесс знакомства с партнером. Как всегда, существует две парадигмы. Первая — когда СПбГУ презентует свои реализованные успешные или потенциально перспективные проекты перед будущими партнерами и заказчиками. Сейчас этому уделяется довольно много времени, и могу сказать, что персонально участвую в таких встречах не реже раза в неделю. Существует и второй вариант, когда партнер сам приходит к нам с некой проблемой. Зачастую он уже работал над ней с другими организациями, но решения найти не удалось. Как я говорил ранее, в последнее время все чаще это оказываются математические задачи, несмотря на то, что к нам обращаются компании из совершенно разных областей. Во многом это связано с распространением IT-практик. На рынке появилось много создателей разнообразных программных продуктов, которые, помимо внешнего интерфейса, требуют написания ядра, подготовки алгоритмов — по сути, решения математических задач.

При желании партнер и сам может ознакомиться с ресурсами Научного парка и даже разместить заявку онлайн на измерения, стажировку или даже экскурсию на сайте Научного парка Университета.

Далее происходит оформление отношений в виде договора и создаются те самые научные коллективы, которые будут исполнять заявку партнера. Именно они и их руководители подают внутри Университета заявки на использование оборудования Научного парка СПбГУ. Самому заказчику интересен не столько механизм подачи заявок, сколько выполнение большой целостной задачи.

Есть ли среди бизнес-партнеров СПбГУ те, кто обращается с заявками на проведение исследований постоянно?

Конечно, есть. В их число входят ПАО «Газпром нефть», Biocad, «Европласт» и другие компании. С полным списком партнеров можно познакомиться на сайте СПбГУ, но, чтобы всех не перечислять, я бы разделил их на несколько типов — это сугубо коммерческий сектор, государственные предприятия, а также правоохранительные органы.