Елена Казакова: «Университет стал центром притяжения для многих педагогов страны»

За последний год роль дистанционных технологий в образовательном процессе заметно усилилась, поэтому преподавателям по всему миру пришлось быстро адаптироваться к новым требованиям и методикам обучения. В интервью директор Института педагогики СПбГУ Елена Казакова рассказала о том, каким должен быть современный педагог и почему эта профессия, вопреки общим представлениям, давно уже не является консервативной, есть ли место офлайн-школе в цифровой реальности, а также поделилась планами коллектива на будущее в связи с реорганизацией СПбГУ и преобразованием факультета свободных искусств и наук в отдельное учебное заведение.

Институт педагогики СПбГУ работает над подготовкой учителей для одаренных школьников уже более трех лет. Какими успехами коллег вы больше всего гордитесь?

Институт педагогики, все его сотрудники считают, что каждый школьник — одаренный, наша задача помочь раскрыть талант человека, научить его пользоваться своим личностным потенциалом. Это важное уточнение. А достижения? Мы, наши студенты, аспиранты и выпускники — активные участники создания в России системы выявления и поддержки детской одаренности. Наше главное достижение — программа «Литературное творчество» в Образовательном центре «Сириус», которую за эти годы освоили более 2000 учащихся почти из всех регионов страны. А если учесть, что мы активно консультируем центры по работе с одаренными детьми в Санкт-Петербурге, Ленинградской области, Томске, Ростове-на-Дону и других городах, то речь, наверное, идет о раскрытии одаренности гораздо большего числа школьников. Мы гордимся программами повышения квалификации для учителей, ежегодными международными научными конференциями «Педагогика текста», статьями и учебниками, онлайн-программами по этому направлению.

В чем особенность вашего института, какие инновационные методики вы внедряете в своей работе?

Как недавно ответила одна наша магистрантка, мы осваиваем все, что можно отнести к направлению learning by doing, то есть обучение в деятельности и через деятельность. Персонализированное образование, обучение в гибридной среде, школьный класс как обучающееся сообщество, повышение качества образования через качество обратной связи... Этот ряд можно продолжать. Важно другое: мы не рассказываем про инновационные методики, а развиваем у наших студентов собственный опыт образования через создание и освоение инновационных методик. Замечу, что все мы стали инноваторами за счет «вызова пандемии», но мы горды тем, что не только мгновенно перестроились, но и не потеряли качество и успели помочь педагогам из других вузов и школ.

Чем, на ваш взгляд, отличается работа педагога для одаренных детей от работы «обычного» педагога?

Можно предложить три варианта ответа, и все они будут честными и правильными. Если исходить из нашего убеждения, что все дети одарены, то ничем не отличается. Еще два — работать с тем, кто осознал свою одаренность, легче, так как работать с мотивированным учеником просто и приятно. Но работать и сложнее, потому, что хрупкий мир одаренности требует не только глубокого знания предмета, но и блестящего владения психологией и современными образовательными технологиями.

Каким, по вашему мнению, должен быть современный педагог? Сегодня много говорят о так называемых мягких навыках, важны ли они и для представителей такой, казалось бы, консервативной профессии, как учитель?

Наша профессия давно перестала быть консервативной, мы ведь работаем в сфере «человек-человек», а именно о человеке и его познавательных возможностях в последние десятилетия мы узнали очень много нового. Так что только успевай переучиваться и перестраиваться. А это, пожалуй, самый важный «мягкий навык» ― умение быстро и с удовольствием учиться всю жизнь, а еще — умение работать в команде, принимать решения, способность к эмпатии, эффективная коммуникация с учетом меняющегося языка, системное мышление, без которого только в репетиторы.

Вы начали говорить о важности подготовки преподавателей, способных использовать для обучения школьников новейшие информационные технологии, задолго до начала пандемии: в частности, магистерская программа «Педагог для школы высоких технологий» была разработана в 2018 году. Как вы считаете, насколько успешно Институту педагогики удалось адаптироваться к новой реальности с усилившейся ролью дистанционных образовательных технологий?

Я ранее уже говорила об этом. Но, чтобы не быть голословной, добавлю, что наши преподаватели и выпускники являются активными участниками разработки цифровой платформы «СберКласс», а также контента и цифровых решений для «Школы на ладони» (Роснано), создателями межрегиональной сетевой программы «Цифровой Наноград». У нас есть несколько массовых онлайн-курсов, среди которых даже представлен курс для школьников по современным образовательным технологиям. Да, мы адаптировались, но замечу — мы признаем, что мир уже никогда не станет прежним. В образовании всегда будет присутствовать цифровая реальность, но мы категорические противники того видения будущего, в котором кроме виртуальной школы не будет ничего. Мы убеждены, что физическая школа не исчерпала своего потенциала и никакое онлайн-образование без качественного офлайна не может существовать.

Потребовалось ли вносить изменения в программу подготовки учителей и какие?

В последние месяцы в педагогическом лексиконе используется понятие «гибридное образование», оно было введено для обозначения новой реальности, в которой на одном уроке, на одном занятии могут равноценно работать студенты в аудитории и те, кто удаленно подключается в сети. Эту новую модель образования пришлось осознать, а потом освоить и наполнить новыми технологиями.

Какие приобретенные во время пандемии методы работы вы хотели бы сохранить, а от каких избавиться?

Мы исходим из версии, что методы работы надо пересматривать постоянно, вне зависимости от того, продолжается ли период пандемии или наступило иное время. Например, давно пора отказаться от обязательных домашних заданий и в школе, и в вузе (замечу, это не значит, что ученик будет меньше работать самостоятельно). Надо отказаться от технологии «выборочного контроля знания». Абсолютно непродуктивны все технологии создания текстов «рефератного типа». А вот работа с электронным портфолио, от качества которого зависит качество жизни студента и ученика, — находка перспективная. Ну и от видео-конференц-связи и различных распределенных занятий, которые ведут иногда педагоги с разных континентов, мы точно не хотим отказываться.

Поделитесь, пожалуйста, планами коллектива на будущее. Какие проекты вам хотелось бы реализовать в ближайшие несколько лет?

У нас в планах выпуск учебника по педагогике для современной школы. Мы хотим открыть «перевернутую школу» в рамках нашей педагогической клиники, а также готовим очень крупную конференцию по персонализированному образованию. У нас большие планы вместе с нашими работодателями: курсы, программы, лектории, новые школьные проекты.

Сейчас в Санкт-Петербургском университете начался процесс реорганизации, по итогам которой факультет свободных искусств и наук будет преобразован в отдельный вуз. Отразится ли это на Институте педагогики СПбГУ?

Нет, мы самостоятельное подразделение, созданное в Университете для развития в стране направления высшего образования «Образование и педагогические науки». С нами решили остаться в СПбГУ и студенты программы «Межкультурное образование», которую мы создали и ведем на факультете свободных искусств и наук с 2008 года. Это очень востребованная программа, многие выпускники уже успешно работают не только в образовании, но и в edutainment-пространствах разных стран, а кто-то окончил нашу аспирантуру и создает новую науку об образовании в открытом обществе вместе с нами. Мы гордимся нашими выпускниками и благодарны студентам.

Елена Ивановна, вы по-прежнему будете возглавлять Институт педагогики СПбГУ или планируете перейти в новый вуз?

Ни я, ни мои коллеги — Леонид Илюшин, Татьяна Галактионова, Анастасия Азбель, Галина Данилова, Вадим Пугач, Ирина Писаренко — никуда из СПбГУ уходить не планируем. Наш университет стал сегодня центром притяжения для многих педагогов в стране, нам здесь удобно и интересно работать, у нас много планов. А к сотрудничеству со всеми, кому дорого и интересно российское образование в прошлом, настоящем и будущем, мы всегда готовы.