«Современный педагог — это человек, данный в развитии»

Как встреча с хорошим учителем может мотивировать ребят выбрать для себя профессию преподавателя? Какими качествами нужно обладать педагогу, чтобы стать примером для своих учеников? Можно ли преобразить помещение класса так, чтобы вовлечь школьников в познавательный процесс? Какими должны быть современная школа и учитель нового поколения?

Ответы на эти вопросы дали победитель конкурса педагогических достижений Санкт-Петербурга, выпускница магистратуры СПбГУ 2014 года по направлению «Филология» София Лебедева и ее научный руководитель, доцент СПбГУ Вадим Пугач.

София Сергеевна, вы стали лучшим учителем Санкт-Петербурга и теперь будете представлять наш город на всероссийском конкурсе. Что лично для вас значит эта победа?

Значимость этой победы заключается именно в том, что она не совсем личная. Практически с самого начала профессионального пути я была вовлечена в конкурсное движение, потому что такие достижения — это не удовлетворение личных амбиций, а способ показать своим наставникам, учителям, близким и ученикам, что они не ошибаются, когда верят в меня и поддерживают. Сейчас очень счастливый и продуктивный период моей жизни, в том числе профессиональной: уже есть некоторый опыт, уже есть отдача от вложенных усилий, но еще остается бесконечно много всего, чему нужно научиться. В этом году совпало все: мудрое кураторство тех, кто заметил во мне потенциал, искренняя вера и любовь учеников, поддержка коллег. Для меня эта победа — возможность наконец сказать каждому из них: «Спасибо, теперь вы знаете, что все не зря». А еще это в несколько раз увеличившаяся доля ответственности, потому что представлять Петербург на всероссийском конкурсе — очень трудная задача. Вдохновляет то, что среди петербургских учителей есть победители профессиональных конкурсов, в том числе среди моих ближайших коллег, это заставляет держать высокую планку.

Расскажите, пожалуйста, почему вы выбрали профессию учителя?

Однажды коллега сказала мне: «Наверное, ты стала учителем, чтобы не быть похожей на тех взрослых, которые окружали тебя». Отчасти это правда, потому что столкновение мира взрослых и мира детей — это чаще всего момент напряжения, противоречия, и мне действительно хотелось быть одним из тех «других взрослых», которые способны делать шаг навстречу. Но вместе с тем положительных примеров в моей жизни было все-таки больше.

Профессию учителя я выбрала еще в детстве (в 12 лет сообщила об этом родителям) и никогда не сомневалась в этом выборе. Любовь к ней сложилась из любви к литературе и искусству и желания этой любовью делиться. Тогда это было чем-то скорее интуитивным, постепенно становилось более осознанным, несмотря на то, что многие отговаривали или считали, что я изменю взгляды. Думаю, дело в том, что меня саму окружали очень хорошие учителя, и сейчас, анализируя это уже с позиции взрослого, с позиции учителя, я понимаю, какую существенную роль эти люди (учителя в школе, преподаватели в университете, педагоги дополнительного образования) сыграли в моей жизни.

Кто из преподавателей Университета был для вас примером педагога? Какие его качества вы хотели бы перенять?

Это самый провокационный вопрос! То, что происходило со мной во время обучения в Университете, ценно потому, что каждый преподаватель был индивидуальностью — и в личном, и в профессиональном плане. Но если говорить о субъективных ощущениях, то Елена Ивановна Казакова — в первую очередь пример того, каким гибким, динамичным и при этом фундаментально образованным должен быть педагог, чтобы опережать запросы образовательной системы; Леонид Сергеевич Илюшин — это пример того, как можно сочетать в себе эффективность, конструктивность, профессиональную зоркость и поэтическую душу; Михаил Маркович Эпштейн — человек, который перевернул представление об образовании и научил выходить за рамки шаблонного мышления; Татьяна Гелиевна Галактионова сильно повлияла на мой интерес к методике работы с текстами (сейчас одна из основных сфер моих интересов — это смысловое чтение) и показала, что чтение в современном мире может быть трендом, если найти правильный подход. Галина Владимировна Данилова для меня человек, иллюстрирующий идею о том, что вдохновение и творчество — это прекрасно, но только тогда, когда к ним прилагается труд и конструктивный взгляд. Сложнее всего говорить о своем научном руководителе — просто потому, что именно этому человеку достаются все твои сомнения, глупые вопросы, взлеты и падения. Вадим Евгеньевич Пугач для меня пример того, как можно, оставаясь настоящим глубоким филологом, овладеть еще и массой современных форматов, найти общий язык с очень разными школьниками, а это и есть основная дилемма современного учителя-словесника, на мой взгляд.

Каким, на ваш взгляд, должен быть педагог сегодня? Какими качествами обладать? Что самое важное для своей профессии вы вынесли для себя во время обучения в СПбГУ?

Предыдущий ответ уже отчасти был и об этом. Время обучения и общения с коллективом кафедры непрерывного филологического образования и образовательного менеджмента было для меня временем интенсивного роста. Именно здесь существенно перестроилось мое мышление — одной из задач педагогов было подготовить нас к постоянно меняющимся условиям работы в реальной современной системе образования. Думаю, главное, чему нас здесь учили, — это найти свою цель, свою стратегию по ее достижению, свой путь в образование и педагогику.

На мой взгляд, педагог сегодня — это человек, данный в развитии. То качество, о котором я уже упоминала, — не просто быстро реагировать на вызовы, а уметь опережать их — вот что сегодня важно для педагога, чтобы система образования была современной и эффективной. И это невероятно сложно обеспечить на практике, но именно к этому нужно стремиться.

Какой, на ваш взгляд, должна быть современная школа? Чему необходимо научить современного человека в первую очередь?

Я могла бы многое сказать о жизни в современном мире, о практических компетенциях (а нашим детям иногда не хватает самых простых, бытовых навыков), но в последнее время я все чаще встречаю учеников, у которых есть серьезный запрос на науку. Подростков интересует весь спектр вопросов: от навыков работы с источниками знания до стратегий реализации собственных проектов. Если в области прикладных наук, во всем, что касается технологий, образование в целом готово что-то предложить школьникам (это и государственные проекты, и частные фонды, и сотрудничество с университетами), то в области гуманитарных наук очень не хватает такой практики. Особенно, учитывая тот факт, что гуманитарные науки сегодня — это во многом обновление методологии, выход к меж- и трансдисциплинарности. Этому не учат в школе, где система «один урок — один предмет» в лучшем случае корректируется профилями обучения и энтузиазмом преподавателей. Думаю, современная школа должна двигаться в сторону модульного обучения, вариативности, возможности учителю вести свой курс и набирать туда мотивированных учеников, потому что современного человека в первую очередь нужно учить отсекать лишнее, расставлять приоритеты и серьезно трудиться в направлении выбранной цели.

А еще современная школа все-таки должна оставаться «территорией детства» и «пространством юности», если так можно сказать. Я имею в виду, что именно в школе мы проживаем большу́ю и очень значимую часть жизни, важно, чтобы ученики чувствовали себя свободными и защищенными, потому что именно это создает условия для самореализации, поиска идентичности и в то же время учит ответственности. Задача создать такие условия — это задача для нас, взрослых.

Ваша магистерская работа была посвящена влиянию дизайна школьного пространства на эффективность образования. Сегодня мы часто слышим о том, что необходимо грамотно организовывать пространство медицинских или общественных учреждений, но почему это особенно важно для школ? Не могли бы вы привести несколько примеров того, как дизайн пространства может повысить мотивацию учеников и вдохновить учителей? Удалось ли вам привнести какие-либо решения из вашей диссертации в вашу школу и реализовать их на практике?

Наше восприятие пространства и себя в пространстве — один из ключевых аспектов картины мира. Можно говорить об этом в самых разных контекстах: в культурологическом, социальном, экономическом. О том, как правильная организация пространства для торговли позволяет заработать больше, или о том, как организация пространства нашего «умышленного» города транслирует ценности, порождает мифы.

Школа часто забывает о том, что человек — это не только «говорящая голова». Для любого из нас, а в детстве и подростковом возрасте особенно, важно правильно исследовать окружающий мир разными способами, а не только читая о нем с листа или монитора.

Под дизайном школьного пространства я прежде всего понимаю обеспечение комфортных физических условий, когда школьникам не мешают сосредоточиться на образовательном процессе духота, холод, посторонние шумы и другое. Если это условие выполняется, можно говорить о том, как связать с пространством собственно образовательные функции. Само помещение школы должно выстраивать диалог с учеником так, чтобы провоцировать его познавательный запрос, регулировать активность, создавать комфортные ниши для разных видов деятельности. Конечно, в этом направлении финские и скандинавские дизайнеры всегда на шаг впереди остальных. Мой любимый пример — детские площадки (тоже пример образовательного пространства, ведь игровая деятельность — важный этап обучения), построенные по принципу лакунарности. Вместо того чтобы строить площадку в виде корабля, ракеты, домика, объектам на ней придают обтекаемые формы, не несущие конкретики, чтобы такой объект мог быть то кораблем, то ракетой, то домом. Так формируют креативность.

Мне очень нравятся практики оформления в школах предметных лабораторий (класс, созданный специально под нужды определенного цикла дисциплин), организации в школе пространств современных форматов (принцип коворкинга, open space), разнообразные варианты помещений-трансформеров (что особенно актуально при большой наполняемости школ).

К сожалению, кардинально изменить что-то в государственной школе своими силами — практически неподъемная задача. То, что удавалось сделать мне со своими учениками, — это локальное преображение класса (увеличение пространства, тематическое оформление — роспись стен, класс условно назывался музеем литературы и был разделен на зоны, что было востребовано в связи с теми форматами уроков, которые мы проводили; мы старались также создать «участки коммуникации» — такие места, где можно оставлять послания, вести диалог, наполняли класс не декоративными элементами, а символическими артефактами). Учителю в сложившейся ситуации важно понимать, что и зачем он делает, какую образовательную задачу будет решать за счет того или иного дизайнерского решения, ведь дизайн — это функциональное проектирование, а не декораторские работы.

И все-таки отрадно, что в новых и строящихся школах сегодня мы видим уже гораздо более современный подход к организации образовательных пространств — с опорой на их назначение и на новые потребности и возможности образования.

Доцент СПбГУ Вадим Пугач (кафедра педагогики)

Вадим Евгеньевич, ваш диссертант стал лучшим учителем 2021 года. Видите ли вы в этом и свою заслугу?

Говорить о моей заслуге в ее сегодняшней деятельности было бы некорректным. Если возвращаться к ее магистерской диссертации и блестящей защите в СПбГУ, наверное, надо сказать, что в эту работу свою лепту внес и я, и мои коллеги. Соня была отличной студенткой, все говорило о том, что она будет и отличным учителем. Главную роль в этом сыграли ее способности и трудолюбие.

Как, на ваш взгляд, может измениться школа, учитель которой был признан лучшим в городе? Послужит ли это импульсом для ее развития?

Хотелось бы, чтобы послужило. Если в школе умная администрация, она использует таких учителей, как Соня Лебедева, не для пиара или отчета перед районным или городским комитетом, а для изменения атмосферы в образовательном процессе. Иногда достаточно переставить столы в классе, чтобы эту атмосферу изменить на более благоприятную. А если идеал для директора школы — казарменная дисциплина, а главный принцип работы — как бы чего не вышло, тогда яркого молодого педагога могут и затравить — таких примеров достаточно.

Как вы считаете, может ли встреча с хорошим педагогом мотивировать учеников выбрать для себя в будущем профессию преподавателя?

Конечно, может. Точно так же, как и встреча с плохим педагогом отвратить от мысли быть учителем. Думаю, каждый, кто сознательно идет работать в школу, когда-то сталкивался с хорошим педагогом и хотел быть таким, как он: дети всегда ориентируются не на предмет, а на личность. Но ведь может быть и другой вариант: столкнулся ребенок с плохим учителем и мечтает вернуться в школу педагогом, чтобы все в ней переделать...

Современная школа ― это не только новый дизайн, но и другой подход к преподаванию? Каким, на ваш взгляд, должен быть учитель нового поколения?

Сам я специально никогда не занимался вопросами дизайна школьных интерьеров, поэтому для меня работа с материалами Сони была хорошим образовательным опытом. В своей педагогической практике с интерьерами, подобными описанным Соней, я столкнулся только в образовательном центре «Сириус». Другая история — новый подход к преподаванию. На эту тему я, пожалуй, мог бы прочесть курс-другой-десятый лекций. Если говорить коротко, учитель нового поколения — человек неавторитарного типа с активным интересом к культуре и отношением к ученикам как к коллегам. Это такой учитель, который знает традицию, но выбирает новацию, то есть знает, что было до него, но смотрит вперед. Такой, который интересы ребенка всегда ставит выше интересов администрации. Именно на такой образ мы ориентируем студентов, которые учатся на наших педагогических программах магистратуры.