Четверть века СПбГУ готовит талантливых врачей

25 лет назад в Санкт-Петербургском университете был основан медицинский факультет. Мы поговорили с Юрием Викторовичем Наточиным — человеком, который не только первым возглавил новое направление Университета, но и стал автором его проекта. Он рассказал, как все начиналось с сервиза на 40 персон, почему студенты получали темы курсовых уже 1 сентября и чем высшая медицинская школа СПбГУ всегда отличалась от других вузов

Юрий Викторович Наточин — врач, доктор биологических наук, профессор, академик Российской академии наук. С 1995 по 2001 год — декан медицинского факультета СПбГУ.

Юрий Викторович, расскажите, когда стало понятно, что Университету нужно медицинское направление?

Попытки создать медицинский факультет в Университете предпринимались, конечно, и до нас. В 1913 году несколько академиков, в том числе И. П. Павлов, В. И. Вернадский, обратились к властям с идеей создания медицинского факультета в Университете, но эти планы разрушила Первая мировая война. Потом после Октябрьской революции были предприняты новые попытки, но и они были неудачными. В 90-е годы эта идея вновь стала прорабатываться руководством Университета.

Необходимость создания медицинского факультета была очевидна еще Петру Первому. В царском указе, подписанном в январе 1724 года, медицинский факультет упомянут в числе первых четырех намеченных к открытию.

И на этот раз успешно.

В сентябре 1994 года в Университете была создана специальная комиссия, которая проводила конкурс проектов по созданию медицинского факультета. Тогда же мне позвонила Людмила Алексеевна Вербицкая — в то время ректор Университета — и предложила представить свой вариант. Одновременно с моим рассматривался проект, особенность которого была в подготовке врачей-исследователей. То есть выпускники Университета не имели бы права врачебной работы: они могли бы обследовать пациента, но не могли бы его лечить. Мой же проект заключался в создании такого факультета, выпускники которого обладали бы разнообразными навыками исследовательской работы и лечения пациентов. В конце ноября 1994 года состоялся большой Ученый совет, где я представил программу создания факультета.

И ваш проект приняли?

Да, комиссия выбрала мою программу, была создана рабочая группа, и началась работа по организации факультета. В Петербурге успешно работали несколько государственных медицинских вузов, и нам предстояло конкурировать с сильными, мощными, известными медицинскими институтами. Кроме того, у медицинских вузов обычно есть своя клиника, где студенты проходят практику, но мы создать такую клинику сразу не могли. Во-первых, это очень большие деньги, а во-вторых, мы понимали, что невозможно в одну клинику за короткий период привлечь выдающихся врачей по всем направлениям медицины. Я пошел по другому пути: договорился с руководителями лучших клиник города, чтобы они стали базовыми для студентов Санкт-Петербургского университета, чтобы практические занятия у студентов были именно там и чтобы профессора этих клиник читали лекции нашим студентам. Мне было очень важно привлечь к созданию факультета, к его жизни ярких, выдающихся профессоров, преподавателей, людей, чтобы студенты знали, с кого им брать пример и как строить собственную профессиональную жизнь.

И все получилось.

Да, в конце июня 1995 года Людмила Алексеевна Вербицкая подписала приказ о создании медицинского факультета. Я стал деканом, а моим заместителем, который помогал со всеми вопросами по организации и работе факультета, — Александр Георгиевич Марков, ныне заведующий кафедрой общей физиологии СПбГУ. Было объявлено о первом наборе студентов. Для меня это были тревожные дни — пойдут ли к нам или не пойдут. Но уже в 1995 году в этом наборе у нас был конкурс такой же, как в Военно-медицинскую академию, а уже после четырех лет, в 1999 году, интерес к факультету был самый высокий в городе — конкурс составлял десять человек на место.

В 2020 году средний балл поступающего в СПбГУ на программу «Лечебное дело» на бюджетную форму обучения составил 94,5 балла.

Вы помните этот первый набор?

Да, и очень хорошо. На первом нашем потоке было 25 человек. 1 сентября я встречался с каждым студентом, узнавал, что его интересует, и давал ему тему курсовой работы.

Так сразу?

Сразу. Мне надо было увлечь так, чтобы студент занимался тем, что ему нравится. Надо было так подобрать тему, чтобы она отвечала его интересам и соответствовала программе первого курса. Моя цель была сразу сделать факультет для студентов вторым домом. Пусть и начинали мы свой путь скромно, сначала с комнат в здании Двенадцати коллегий, а потом трех комнат в здании исторического факультета. У меня была всего одна просьба — чтобы в комнате факультета был кран и раковина.

Для чего?

Чтобы можно было пить чай! Для чая нужны чистые стаканы, а значит, вода. И я купил сервиз на 40 персон (одна чашка у меня до сих пор сохранилась), чтобы мы все вместе могли устраивать чаепития, совместные встречи студентов и ученых, выдающихся врачей Петербурга. Это сыграло огромную роль для становления студентов — мальчиков и девочек, которые только-только пришли из школы в Университет.

Сегодня у Санкт-Петербургского университета более 100 клинических баз и собственная клиника. Клиника высоких медицинских технологий имени Н. И. Пирогова — одна из наиболее эффективных профильных хирургических организаций России, которая обладает мощным потенциалом высококвалифицированных врачей.

О базах и практике студентов-медиков.

Чем высшая медицинская школа СПбГУ отличается от других вузов?

О едином Университете

Первое: наши студенты проходят практику в лучших клиниках города. Второе: они всегда получают широкое гуманитарное и естественно-научное образование от преподавателей, профессоров различных факультетов, потому что врач должен владеть всей палитрой, всей широтой понимания природы болезни и природы человека. Наконец, третье: нам было важно заложить в душу студентов, в основу медицинского образования необходимость очень широкого и глубокого развития личности врача.

Сегодня медицинский факультет — один из 25 факультетов и институтов СПбГУ.

Мы всегда старались сохранить классику русской медицины — принцип «лечить не болезнь, а больного». Вот, к примеру, сейчас есть тяжелая проблема, общемировая трагедия — COVID. Ученые выяснили, как устроен вирус, и ищут способы создания вакцины, это правильно. Но многие забывают о том, что один болеет легко, другой тяжело. Мне казалось крайне важным понять, чем один организм отличается от другого по своей реакции на коронавирус, так будет легче найти пути адекватного лечения, возможности персонифицированной медицины.

Можете назвать самые главные вехи развития факультета, знаковые решения первых лет, которые определили вектор его развития?

В первые же годы работы мы организовали международную конференцию с участием наших студентов. Затем в 1998 году организовали совместно с Дворцом творчества юных малый медицинский факультет для школьников, многие стали потом нашими студентами и выпускниками. На самом деле в этом мы стали последователями великого дела Петра I. Он выстроил оригинальную систему Академии наук, которая просуществовала три века: при академии была гимназия и университет. Еще важный этап: с развитием факультета наши студенты стали защищать диссертации, получать премии. Затем мне пришла в голову идея организовать ежегодную Всероссийскую конференцию «Человек и его здоровье», она проводится до сих пор — на нее сейчас подают работы более тысячи молодых исследователей из России и других стран.

Юрий Викторович, скажете пару слов тем студентам, которые только пришли учиться в Университет?

Я желаю, чтобы вы отличались высокой порядочностью, были широко образованными, любящими свое дело и обязательно с большим уважением относились к каждому больному. Наша с вами задача в том, чтобы следовать заповедям клятвы Гиппократа, в самом широком смысле этого слова.