Indicator: Научный коммунизм здорового человека

О том, как сообща пользоваться дорогим научным оборудованием, о Научном парке СПбГУ, о закупках, деньгах, технике безопасности и онлайн-обучении Indicator.Ru поговорил с ректором Санкт-Петербургского государственного университета Николаем Михайловичем Кропачевым.

Насколько мы понимаем, в России научных парков (по типу такого, что существует в СПбГУ), где оборудованием могут пользоваться разные научные коллективы, не так много, хотя в Европе такой «научный коммунизм» по части мощных крупных приборов — более распространенная практика. Так ли это? Отличается ли наше законодательство в области управления ресурсами университета, и если да, в чем можно последовать примеру зарубежных коллег?

Сегодня научно-исследовательские проекты становятся все более сложными и дорогостоящими, поэтому активно идет развитие центров коллективного пользования как оптимального формата использования оборудования. Такая форма организации коллективного доступа к научному оборудованию для проведения исследований наиболее распространена в США и, как правило, существует на территории крупнейших университетов. В России сеть центров коллективного пользования (ЦКП) и уникальных научных установок также стремительно развивается. Это необходимо для формирования безбарьерной исследовательской среды, которая дает возможность ученым получить свободный доступ к необходимому для работы оборудованию и проводить собственные исследования.

Число ЦКП постоянно растет, однако во многих из них нет рабочего механизма, который обеспечивал бы доступ к оборудованию лиц, не являющихся работниками соответствующей организации. Кроме того, наблюдается проблема с доступностью информации о функционировании тех или иных ЦКП. К примеру, в 2019 году в РФ было зарегистрировано 612 ЦКП, из них только 377 предоставили информацию о своей работе за год — при этом информация носит декларативный характер, зачастую не может быть подтверждена объективными методами и нередко закрыта от пользователей.

Научный парк СПбГУ

Типичной является ситуация, когда в ЦКП нет электронных систем управления процессами; отсутствует информация о принципах доступа/контроля, а положение о ЦКП рамочное; нет информации о сотрудниках и их квалификации; информация о расценках на услуги устаревшая; коллектив ЦКП выполняет собственные гранты на оборудовании ЦКП; отсутствует внешний контроль за деятельностью ЦКП.

В Санкт-Петербургском государственном университете эти проблемы решены еще в 2014 году: приказами ректора и проректоров нормативно закреплены и организационно обеспечены, а инструментами публичности контролируются механизмы равенства всех пользователей оборудования ресурсных центров. Также с 2014 года Научный парк СПбГУ функционирует по принципу открытого доступа для универсантов и лиц, не работающих в Университете, при этом электронную заявку можно подать, даже не приезжая в Санкт-Петербург. Отдельным категориям пользователей могут быть присвоены особые статусы, которые утверждаются приказом ректора или проректора. Например, в течение последних двух лет приоритетный доступ предоставляется студентам — получателям гранта президента РФ. Информация об отдельных категориях доступа также публична и размещается на сайте Научного парка.

Научный парк СПбГУ объединяет коллективы ресурсных центров, осуществляющих деятельность в рамках основных направлений. Задачи пользователей могут выполняться одновременно (или последовательно) на оборудовании нескольких ресурсных центров. Многие РЦ проводят исследования междисциплинарного характера — «на стыке наук».

Студенты и сотрудники СПбГУ могут воспользоваться нашим Научным парком без какого-либо специального разрешения, просто на основании: рабочей программы учебной дисциплины (проходит как техническую, так и содержательную экспертизу); при наличии приказа о проекте СПбГУ с особыми условиями или служебного задания (приказ проректора или ректора с обязательным опубликованием); грантового соглашения; договора с коммерческой организацией (при этом работники ЦКП не имеют прав на заключение договоров).

Кроме того, универсанты могут использовать оборудование Научного парка СПбГУ при наличии инициативного проекта: научного, учебного, методического (проходит экспертизу научной комиссией, контролируется результат), а также в случае победы в конкурсах (например, в конкурсе «Start-up СПбГУ»). Проведение работ для внешних пользователей на оборудовании центра коллективного пользования СПбГУ возможно только при заключении договора с обязательными условиями раздела интеллектуальной собственности.

Для всех известных в мире центров коллективного пользования основными условиями успешного функционирования являются квалифицированный персонал, профессиональный менеджмент и достаточный объем финансирования. Проблемы, с которыми сталкиваются российские центры, тоже знакомы за рубежом, да и способы их решения схожи. Сюда относятся интеграция центров коллективного пользования для оптимизации загрузки, расширение клиентской базы и формирование партнерских соглашений между организациями, а также контроль качества услуг через механизм обратной связи с пользователями. Актуален вопрос эффективного управления такими площадками через современные цифровые подходы и развитие информационных систем, чтобы можно было учитывать и контролировать время работы на приборах, расходные материалы, трудозатраты персонала.

Как и почему вы решили создать Научный парк? Насколько в научной среде вообще распространен бартер, какие способы поделиться и обменяться (оборудованием, работой сотрудников, курсами лекций или чем-то еще) вы практикуете в университете?

В 2010 году в СПбГУ просто не было современного научного оборудования. Кроме того, действовала традиция (а в Университете традиции зачастую сильнее приказов), что любое оборудование размещается на конкретной кафедре, в лаборатории и тут же становится «собственностью» этой кафедры или лаборатории. Будут ли допущены к пользованию таким оборудованием (и на каких условиях) члены других кафедр и лабораторий, решал заведующий.

Когда идея создания Научного парка только зарождалась, руководство Университета должно было не только правильно определить перечень необходимого современного научного оборудования, но также внедрить принципы его коллективного использования. Для этого было важно разработать и утвердить правила, соблюдение которых обеспечит доступ к оборудованию всем пользователям на равных условиях, вне зависимости от того, где именно будет находиться тот или иной микроскоп или секвенатор.

Поэтому в 2011 году был объявлен специальный конкурс на создание ресурсных центров: было подано около 70 заявок, только 21 из них утвердили. Авторы предлагали свои варианты оборудования, а участники дискуссий, среди которых были и конечные пользователи, ученые, отстаивали свои предложения. Так, опираясь на мнение внешних экспертов и участников публичного обсуждения, мы определили перечень приборов и комплектующих, которые и были приобретены для Научного парка СПбГУ. В это же время были сформулированы два управленческих решения: разделение академических и административных полномочий сотрудников и обеспечение открытости на всех этапах. Замечу: в то время эти решения не находили поддержки и понимания в коллективе. Чтобы разделить полномочия, сотрудники должны были сделать выбор: либо они работают в коллективе ресурсного центра, либо занимают научно-педагогические должности (в первую очередь это касалось руководителей ресурсных центров). Второе управленческое решение в полной мере удалось реализовать только в 2013 году, когда ресурсные центры были объединены в Научный парк СПбГУ. Это позволило всем исследователям пользоваться ресурсами Университета для своей научной деятельности и обмениваться знаниями.

Сейчас сотрудничество в научной среде не просто распространено, оно является целевой установкой. Я уверен, что для обеспечения всех (я подчеркиваю: всех) государственных научных организаций и государственных вузов современной инфраструктурой необходимо обеспечить доступ этих научных организаций и вузов к публичной собственности: научному оборудованию, электронным научным ресурсам, библиотечным научным ресурсам и так далее. Все эти ресурсы, приобретаемые за бюджетные средства, не должны «переходить в собственность» конкретных организаций и вузов — для этого нет ни правовых, ни моральных оснований. Это публичное имущество, и оно должно быть по четким, установленным государством правилам, доступно для сотрудников всех государственных организаций и учреждений. Пока таких государственных правил нет, мы вынуждены устанавливать свои правила, которые придают нашим ресурсным центрам статус публичного имущества. Сегодня Научный парк СПбГУ представляет собой комплекс из 23 ресурсных центров, оборудованных самым высокотехнологичным оборудованием. Среди них — центр «Биобанк», Центр микроскопии и микроанализа, Центр по оптическим и лазерным исследованиям, Центр нейтронных исследований и многие другие. Общая площадь Научного парка — более 30 000 квадратных метров, а в штате работают более 280 высококвалифицированных инженеров, которые обеспечивают стабильную работу подразделения.

Насколько, по вашему мнению, бюрократия мешает научной работе университетов в целом и Научного парка в частности? Насколько велики различия в оформлении одного и того же научного проекта у вас и, к примеру, в каком-нибудь академическом институте? Что, на ваш взгляд, можно было бы улучшить?

Справиться с бюрократическими преградами нам помогает переход к цифровым технологиям. Такой формат отношений показал свою эффективность в период пандемии коронавирусной инфекции COVID-19 и вынужденного локдауна, обеспечив практически бесперебойное функционирование всей системы проведения научных исследований. Для организации подачи заявок, их обработки, контроля качества выполняемых работ и простоты доступа заказчика к результатам исследований в Научном парке СПбГУ с 2014 года действует единая электронная система приема заявок, позволяющая упростить и централизовать работу с ресурсными центрами. Она позволяет отслеживать изменения потребностей пользователей и анализировать их отзывы, чтобы постоянно совершенствовать инфраструктуру. Регистрация пользователей производится один раз, позволяя работать со всем Научным парком СПбГУ в рамках единого интерфейса. Благодаря системе уведомлений пользователи оперативно получают информацию обо всех операциях и измерениях в Научном парке, а также могут удаленно получать результаты выполненных работ. Сегодня Научный парк СПбГУ — фактически первая площадка в России, где развернута и действует сквозная единая цифровая система управления научными проектами Research Information Management System (RIMS). Созданная в экосистеме Научного парка СПбГУ цифровая среда — одна из самых развитых и эффективных среди инфраструктурных научных площадок России, поэтому мы часто принимаем у себя академических коллег и партнеров, которые хотят познакомиться с нашими IT-решениями и процессами в действии.

Не так давно на заседании Совета по науке и образованию при президенте РФ обсуждалась извечная проблема — долгая и трудная транспортировка заказанных реактивов в Россию по сравнению с прогрессивными лабораториями Европы и США, где почти все можно получить через пару дней. Елена Шмелева, руководитель образовательного центра «Сириус», предложила создать механизм, при котором закупки сразу на государственном уровне совершает, например, грантовый фонд, а потом уже эти реактивы распределяются по научным учреждениям. Так ученым не пришлось бы ждать заказ для эксперимента несколько месяцев. Что вы думаете об этой идее? Помогло бы это научной работе в университетах?

Несомненно, для быстрого решения экспериментальных научных задач вузам требуются складские запасы реактивов, что, в свою очередь, требует решения ряда вопросов в сфере нормативного регулирования закупочной деятельности. В СПбГУ есть минимальный необходимый запас наиболее востребованных реактивов, в остальном Университет ориентируется на конкретные потребности научных групп. Для масштабных закупок «про запас» необходимо наличие свободных финансовых средств, а также согласованные с фондами механизмы дальнейшего их распределения для возмещения ранее понесенных расходов. Для научных и образовательных организаций крайне необходимо увеличение лимитов на закупку расходных материалов и лабораторного оборудования, которые можно использовать без проведения конкурсных процедур. Не удивлюсь, если в ближайшее время будет издан отдельный закон о государственных закупках для научно-образовательных организаций, учитывая приоритетность вопроса о росте в России доли высокотехнологичной продукции и о переходе к экономике знаний. Однако идея создания грантового фонда, о котором вы упомянули, требует глубокой проработки: важно понимать, кто будет принимать решения относительно приоритетности, как будут учитываться интересы каждого конкретного заявителя (организации или руководителя проекта).

Другая проблема, которая связана с первой (и на нее все ученые тоже жалуются): заранее трудно предугадать, как пойдет работа, какими будут полученные знания, что потребуется для следующего эксперимента. Спланировать закупки и результаты научных исследований заранее тяжело. Как подходит к этому вопросу ваш вуз?

Любой научно-исследовательский проект предполагает планирование работ на этапе подачи грантовой заявки или согласования технического задания с заказчиком, в том числе в части необходимых закупок на весь срок выполнения работ — это необходимый этап. Как правило, руководители научных проектов заранее, еще на стадии формирования заявки, продумывают перечень расходных материалов. Ученые СПбГУ приобрели уже достаточный опыт по планированию и закупкам необходимых работ, услуг, материалов для успешного выполнения грантов и договоров, а административные службы Университета всегда готовы помочь с заказами и проведением конкурсных процедур на основании поступивших заявок от ученых. За 2014–2020 годы наши ученые выиграли 377 грантов Российского научного фонда. За это время по поручению руководителей грантов было израсходовано 455,45 млн рублей на закупку основных средств (оборудование, вычислительная техника и др.).

На создание Научного парка потребовалось 7,5 миллиардов рублей. Как, если не секрет, вам удалось найти и выделить такую сумму? Что бы вы посоветовали другим университетам, которые заинтересованы в создании собственных ресурсных центров?

Принятый в 2009 году закон «О двух университетах» позволил руководству Университета добиться принятия Программы развития СПбГУ, которая была утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации и предполагала выделение бюджетного финансирования. В Программе развития СПбГУ были определены основные направления развития Университета и четко зафиксированы показатели (в том числе ежегодные), которых должен достичь коллектив Университета в учебной и научной деятельности.

Для полного восстановления материальной научной базы Университета (учебных и научных зданий, помещений библиотеки, музеев, общежитий, спортивных объектов) необходимо более 60 миллиардов рублей. На восстановление материальной базы СПбГУ деньги практически не выделялись. А вот на развитие научных исследований и образовательной деятельности нам было выделено пять миллиардов рублей на три года без гарантии дальнейшего финансирования. Поэтому было решено сделать долгосрочные вложения в научное оборудование, обеспечение доступа к электронным базам научной информации, создание рабочих мест для ученых, обеспечение открытости жизни Университета. С началом реализации Программы развития в 2010 году началось формирование того мощного Научного парка, которым сегодня гордится СПбГУ. Конечно, создание и развитие научной материальной базы требует больших усилий — сегодня не время случайных и поспешных решений, поэтому можно рекомендовать делать ставку на сильные стороны и специфику научных коллективов организации, оценивать и развивать конкурентные преимущества будущего ресурсного центра и делать осмысленные вложения в материальную базу.

Идея, чтобы дорогое оборудование не простаивало, а инфраструктура использовалась по максимуму, послужила толчком к созданию так называемых инфраструктурных грантов РНФ. По сути, эти начинания похожи. Как вы считаете, учреждение грантов подобного типа для ресурсных центров при университетах помогло бы их развитию?

Основная цель упомянутых грантов РНФ с использованием научной инфраструктуры мирового уровня — выработка механизмов повышения доступности такой инфраструктуры для ученых, организация ее эффективного использования, а также получение результатов мирового уровня. В частности, важными преимуществами такого рода конкурсов для центров коллективного пользования можно считать увеличение загрузки оборудования и расширение клиентской базы.

По результатам объявленного в 2020 году конкурсного отбора четыре проекта будут базироваться в СПбГУ с использованием объектов инфраструктуры сторонних организаций, еще девять будут выполняться на базе сторонних организаций с использованием Научного парка СПбГУ. Среди поддержанных заявок — проекты по направлениям «Физика и науки о космосе», «Химия и науки о материалах», «Инженерные науки», «Биология и науки о жизни» и «Фундаментальные исследования для медицины».

Конечно, такие грантовые инициативы не могут заменить системную поддержку развития научной инфраструктуры, объемы финансирования по ним способны покрывать текущие расходы и амортизацию оборудования. Но есть и положительные моменты: это развитие научной кооперации, популяризация ресурсных центров, распределение активности по всей карте объектов научной инфраструктуры России.

Использовать приборы Научного парка могут ученые не только из СПбГУ. Как вы проводите отбор «достойных кандидатов»? Как стать одним из них?

Здесь неприменима категория «достойных»: Научный парк СПбГУ функционирует по принципу открытого доступа для всех! Использовать эти ресурсы могут и универсанты, и лица, не работающие в Университете, если они соблюдают общие правила. Для внешнего специалиста (в зависимости от того, где он работает: в государственной или частной организации, российской или иностранной) выполнение работ в Научном парке СПбГУ может быть как бесплатным, так и на коммерческой основе: использование оборудования возможно в рамках заключаемых между организациями соглашений о сотрудничестве с индивидуально прописанными условиями о разделении интеллектуальной собственности. При работе по этим соглашениям все услуги предоставляются бесплатно, но с обязательством совместно опубликовать результаты научных исследований.

В вашем Научном парке есть дорогостоящие, редкие и сложные приборы, которых мало в нашей стране. Расскажите о них поподробнее. Простите за такой щепетильный вопрос, но не боитесь ли вы предоставлять доступ к такому ценному оборудованию? Проверяете ли технику безопасности, или как-то еще следите за правильным использованием приборов?

На территории Научного парка СПбГУ собрано большое количество современного оборудования: только в 2020 году в рамках национального проекта «Наука» в СПбГУ было закуплено высокотехнологичное оборудование общей стоимостью свыше 273 миллионов рублей. Один из ключевых приборов, появившихся в Университете в рамках этого проекта, — хромато-масс-спектрометр TimsToF Pro для протеомных и метаболомных исследований. Этот прибор всего за час позволяет выявлять и количественно определять несколько тысяч белков и метаболитов, проводить функциональные «срезы» во времени и отвечать на вопрос, что именно происходит в биологической системе. Он может использоваться для изучения практически любой биологической системы: от исследования редких арктических моллюсков до диагностики заболеваний человека. Также в распоряжении Университета есть хромато-масс-спектрометр высокого разрешения. Этот прибор позволяет по точной массе молекулы сделать вывод о ее элементном составе и таким образом понять механизм реакции или природу обнаруженного вещества. Современные исследования в области химии, биохимии, биологии, физики сложно представить без доказательства строения молекул с помощью масс-спектрометрии высокого разрешения.

Для изучения строения клетки в СПбГУ приобретен сканирующий электронный микроскоп VolumeScope 2 с возможностью серийной съемки и создания 3D-реконструкций. Технология, лежащая в основе работы микроскопа, была разработана для изучения контактов нервных клеток (синапсов) как одного из наиболее трудного в плане изучения структуры объекта, а сейчас становится доступна для решения большинства биомедицинских задач.

В СПбГУ появился также монокристальный дифрактометр c микрофокусным источником рентгеновского излучения, высокоскоростным детектором и контролируемым нагревом изучаемого кристалла до 1000 °С. Он позволяет расшифровывать атомное строение новых материалов и минералов при экстремальных температурных условиях. Как это ни удивительно, но до сих пор подобные исследования в мире были ограничены температурой 350 °С. Новый прибор дает возможность моделировать поведение материалов в условиях, отличающихся от стандартных лабораторных, исследовать пределы термической устойчивости веществ, а также моделировать условия природных высокотемпературных процессов.

У нас без преувеличения уникальные условия для использования всех приборов, в том числе вновь закупаемых; именно поэтому десятки научных организаций доверяют нам и отправляют образцы на исследования или используют его для своих исследований сами.

Хочу отметить, что ни один из этих приборов сам по себе не редкость, как в России, так и за рубежом. Но редкостью и даже уникальным явлением является их эффективная работа в реальном коллективном пользовании на площадке Научного парка одновременно в интересах сразу десятков исследовательских групп — всех научных коллективов СПбГУ и многочисленных партнеров из числа научных организаций и предприятий реального сектора экономики.

Доступ для самостоятельной работы с оборудованием организуется по регламентам работы ресурсных центров, которые действуют в СПбГУ. Правила позволяют исследователям самостоятельно работать на оборудовании СПбГУ по решению директора ресурсного центра. Для каждой группы приборов есть свои правила работы и свой вариант допуска: вы можете использовать оборудование, которое нужно для вашего исследования, если имеете необходимые навыки для такой деятельности. Разумеется, допущенный к самостоятельной работе пользователь понесет ответственность, если нарушит технику безопасности или будет неправильно выполнять инструкции.

Могут ли студенты работать в Научном парке, обучаться новым методам и использованию сложного оборудования?

Для обучающихся СПбГУ в Научном парке проводятся занятия в рамках основных образовательных программ. Для студентов программ магистратуры предусмотрено проведение занятия в ресурсных центрах Научного парка для знакомства с его возможностями в рамках учебной практики. Также они могут подавать заявки на выполнение исследований в Научном парке, необходимых для подготовки выпускной квалифицированной или курсовой работы.

Как вы бы посоветовали встраивать научную работу в учебный процесс? С какого курса начать, как вовлечь студентов — не все ведь хотят остаться в науке?

Чем раньше студент получает возможность развивать свои исследовательские навыки, тем лучше. Ученики Академической гимназии СПбГУ уже в 8–9 классе могут стать полноправными участниками исследовательских групп, состоящих из действующих ученых, аспирантов, научных сотрудников, студентов. Мы создаем возможности для такой работы внутри Университета, научные задачи встроены в наши образовательные программы. Исследовательские проекты (в том числе курсовые и выпускные работы) студенты могут выполнять под руководством своих научных руководителей в ресурсных центрах Научного парка СПбГУ на уникальном оборудовании.

В Университете также активно работает студенческое научное общество, а научную деятельность среди студентов поддерживает Совет молодых ученых СПбГУ. Также мы стараемся внедрять разработки обучающихся — уже шесть лет в СПбГУ проводится конкурс «Start-up СПбГУ», в рамках которого студенческие коллективы, включающие представителей разных программ и предметных областей, создают серьезные научные прикладные разработки, которые в дальнейшем могут быть поддержаны финансированием из Эндаумент-фонда Университета и реализованы в виде создания малого инновационного предприятия при СПбГУ. Существуют и другие способы вовлечения студентов в научную деятельность, поскольку современная университетская среда — это лучшая мотивация для развития научных интересов обучающихся.

Насколько застопорил процессы в лабораториях вуза дистант? Может быть, удалось получить полезный опыт по организации научной и учебно-исследовательской работы благодаря этому непростому периоду?

Несомненно, карантинные меры внесли корректировки в работу над научными проектами, не все из запланированного удалось реализовать. В то же время вынужденные ограничения стимулировали отладку дистанционной работы, которая существенно расширила наши возможности по обмену научной информацией. В период действия ограничительных мер исследователи располагали всеми необходимыми ресурсами для выполнения научных работ: возможностью удаленного доступа к цифровым информационно-библиотечным ресурсам, включая зарубежные базы данных Web of Science и Scopus, возможностью автоматизированной регистрации заявок на конкурсы и отчетов с использованием информационной системы управления научной деятельностью PURE. Также дистанционной работе в значительной мере способствовало оперативное оформление сотрудниками СПбГУ согласия о переходе на электронный документооборот с РНФ и РФФИ.

Наличие инфраструктуры Научного парка с квалифицированным персоналом и централизованной электронной системой приема заявок на выполнение научно- исследовательской работы позволило значительно снизить необходимость очного присутствия исполнителей грантов и договоров. Также в период действия ограничений СПбГУ приобрел опыт проведения международных конференций в онлайн-формате.

При этом мы понимали, что не во всех ресурсных центрах можно полностью исключить присутствие людей, так как необходимо поддерживать работу оборудования, а также следить за уникальными коллекциями и животными. К примеру, в ресурсном центре «Обсерватория экологической безопасности» у нас живут чудесные аксолотли. Тем не менее во время первой волны эпидемии Университет организовал возможность работы таким образом, чтобы даже при очном посещении лабораторий минимизировать риски заражений внутри коллективов.

Насколько в СПбГУ развито удаленное обучение? Насколько решения были вынужденными из-за ограничений на очное обучение, а насколько вводились по собственной инициативе? Многие ли образовательные подходы, которые пришлось применять в экстренном порядке во время локдауна, теперь сохранятся на постоянной основе?

СПбГУ планомерно движется по пути цифровизации и уже достаточно давно развивает онлайн-обучение. Начиная с 2017 года в СПбГУ образовано специальное подразделение, которое занимается производством массовых открытых онлайн-курсов, и еще до пандемии Университет занимал лидирующие позиции на рынке онлайн-образования России. Поэтому СПбГУ не просто встретил локдаун хорошо подготовленным, но и оказывал всестороннюю поддержку региональным вузам, помогая завершить семестр без потери качества обучения.

Онлайн-курсы СПбГУ

СПбГУ первым в стране предоставил открытый доступ ко всем своим курсам для российских студентов. В итоге обучение прошли около 13 000 человек из 89 образовательных учреждений. Последние годы мы не только занимались производством онлайн-курсов, но и внедряли их в образовательные программы СПбГУ, предлагали студентам осваивать онлайн-программы лучших мировых университетов. Накопленный опыт позволил Университету максимально быстро мобилизоваться и без потери качества обучения перевести весь образовательный процесс в онлайн-формат.

Для многих педагогов именно подобная ситуация стала своеобразным моментом истины, помогла переломить негативное или скептическое отношение к дистанционному образованию и взять на вооружение новые педагогические подходы, которые, разумеется, сохранятся и после окончания пандемии, поскольку одна из тенденций современного образования — это гибридный формат обучения.

Кроме того, Университет продолжает наращивать темпы производства онлайн-курсов и теперь занимает первое место на национальной образовательной платформе «Открытое образование» по их количеству. Наши онлайн-продукты в том числе пользуются большим спросом за рубежом: СПбГУ входит в Топ-3 вузов — партнеров крупнейшей мировой образовательной платформы Coursera и является единственным российским вузом — соучредителем Всемирного союза МООК. К примеру, англоязычный онлайн-курс по нейролингвистике под руководством члена-корреспондента РАО, директора Института когнитивных исследований СПбГУ профессора Татьяны Черниговской всего за неделю после анонсирования запуска собрал более 50 000 слушателей из США, Германии, Великобритании и других стран.

Весь этот опыт помогает постоянно улучшать качество образования, учитывая преимущества онлайн-обучения и сохраняя гибридные формы учебного процесса в СПбГУ.

Как вы в целом относитесь к онлайн-обучению? С какими проблемами вы сталкиваетесь при внедрении в вузе такого формата? Как вы считаете, сможет ли в какой-то момент дистанционное обучение, онлайн-экзамены и цифровые дипломы заменить традиционные лекции и лабораторные работы? А онлайн-конференции и встречи ученых — смогут ли вытеснить офлайн-форматы?

Наличие единого мультиинструментального механизма с комфортной средой и простотой доступа к ее возможностям, как показал наш опыт, повысило вовлеченность студентов в образовательный процесс. Главными плюсами являются простота и удобство обучения с применением информационно-коммуникационных технологий, а гибкая настройка формата заданий усиливает качество проверки сформированности компетенций у будущих специалистов.

В период пандемии возросла заинтересованность в обучении не только у российских студентов, но и у иностранных участников образовательного процесса. Студенты из других стран смогли пройти обучение в СПбГУ, оставаясь дома и получая качественное образование, а иностранные преподаватели и научные работники из других регионов получили возможность дистанционно принимать участие в различных мероприятиях: лекциях, конференциях, проведении государственной итоговой аттестации и так далее.

Электронные сервисы СПбГУ в образовательной деятельности

Конечно, есть и трудности: к ним можно отнести риск возникновения технических проблем и сбоев оборудования, программ, сети и прочих. При онлайн-обучении корректная работа всех систем необходима, поэтому специалисты соответствующих служб Университета оказывают постоянную поддержку в случае возникновения сбоев и успешно решают проблемы технического характера. Учебный процесс, сочетающий традиционные аудиторные занятия и дистанционное обучение, проходит в полном соответствии с учебными планами образовательных программ и с соблюдением требований качества обучения, включая промежуточный контроль успеваемости и итоговую аттестацию.

Как уже говорилось выше, отношение к онлайн-обучению в СПбГУ было и остается позитивным. Нам кажется, что речь в ближайшем будущем пойдет все-таки не о вытеснении аудиторного обучения дистанционным, а о применении смешанных форматов. Пандемия показала, что нам важна социализация обучающихся, общение, совместная деятельность. При смешанном обучении все это есть, к тому же такой формат помогает рационально использовать время, отведенное под практические занятия, за счет того что многие теоретические аспекты студенты могут изучить вне аудитории, а во время контактной работы отработать практические навыки и разобрать сложные вопросы.

Таким образом, сокращаются временные затраты преподавателя, а высвобожденное время может быть направлено, например, на конференции, для которых также предусмотрен дистанционный формат. Конечно, ничто не заменит возможности поспорить с коллегой по цеху во время кофе-брейка, однако онлайн-формат встреч позволяет в прямом смысле слова стереть временные и географические ограничения. Научный сотрудник может утром принимать участие в конференции, организованной китайскими коллегами, а вечером — в мероприятии, которое проходит где-то в Европе или в Америке, и все это не выходя из дома, поэтому и здесь нас, скорее всего, ждет смешанный формат.

Много ли проектов вы на своем оборудовании выполняете по заказу коммерческих компаний? Как выстраивается работа с бизнес-партнерами: сами ли вы предлагаете свою помощь компаниям, или же они чаще обращаются к вам?

На базе оборудования Научного парка проводятся исследования в интересах средних и малых коммерческих предприятий реального сектора экономики, которые расположены в разных частях нашей страны. Например, в Северо-Западном федеральном округе это АО «Полиметалл Инжиниринг», ООО «ЛИМС Инжиниринг», ООО «Оптосенс» и другие. Заключены договоры с несколькими коммерческими организациями в Центральном федеральном округе (например, АО «Росгеология», АО «Росгео»), в Уральском федеральном округе (АО «Уренгойгорводоканал»), в Приволжском федеральном округе (ЗАО «Ижевский нефтяной научный центр»). В 2020 году на оборудовании Научного парка выполнялись исследования для 145 коммерческих организаций. Вся информация об услугах, ресурсных центрах, контактах, оборудовании и методиках представлена на странице Научного парка, она постоянно обновляется и актуализируется. Заказчики сами обращаются к нам, выбирая наиболее удобную для них форму взаимодействия: заполнение заявки через сайт или обращение любым удобным способом к директорам ресурсных центров или директору Научного парка.

Однако взаимодействие не ограничивается проведением исследований на нашем оборудовании. Наши бизнес-партнеры, работодатели наших студентов, принимают активное участие в работе экзаменационных комиссий, входят в советы образовательных программ Университета, ставят задачи для практик в рамках университетских «клиник» — уникальных площадок, которые позволяют студентам получать опыт реальной работы, не прерывая учебный процесс. Когда работодатель хорошо знаком с возможностями вуза, ему легче оценивать перспективы сотрудничества. К тому же он получает возможность устанавливать планку, которой должны соответствовать молодые специалисты.

Как правильно распределить ресурсы университета на науку и образование? С одной стороны, без хорошей науки и образование не будет на высоком уровне, с другой, немало денег стоят общежития, ремонт помещений университета — и без этого не получится привлекать талантливых студентов.

Задача эффективного распределения ресурсов между наукой и образованием особенно важна для СПбГУ как уникального научно-образовательного комплекса, одного из двух ведущих классических университетов России. Если направить на науку больше средств, чем может быть рационально потрачено, научное оборудование будет простаивать и сократится количество обучающихся. Если на образование — распадутся уникальные научные коллективы и снизится уровень научно-технического обеспечения образовательных программ, что приведет к ухудшению качества образования.

СПбГУ — лучший университет России по качеству финансового менеджмента

Для успешного решения этой задачи главное — организовать достоверный учет расходов по направлениям деятельности, а также оценку их эффективности. За последние годы Университет приобрел и разработал множество программных продуктов, которые образуют в СПбГУ единую информационную среду и обеспечивают наличие нужных статистических данных.

В частности, у нас внедрена система учета научного оборудования: от формирования заявок на его приобретение до оценки результативности его использования. Выгрузки из системы применяются при формировании учебных планов и рабочих программ учебных дисциплин, а также при определении объемов расходов на проведение фундаментальных и прикладных научных исследований. Располагая проверенными первичными данными об образовательном и научном применении оборудования, можно формировать оптимальные графики его использования. Благодаря такой системе обеспечивается высокий уровень загрузки научного оборудования и, как следствие, затраты на его содержание снижаются. Например, по итогам 2019 года средняя его загрузка составила 14,6 часа в сутки.

Прочие программные продукты обеспечивают учет заработных плат работников СПбГУ, коммунальных расходов и расходов на содержание имущества по объектам недвижимости, расходов на проведение ремонтных работ и так далее. В целом СПбГУ сегодня может достаточно точно оценить сущностные и денежные последствия изменения структуры расходов по направлениям деятельности. На основе сопоставления оценок последствий ежегодно выбирается оптимальный вариант структуры расходов на будущий календарный год.

Разумеется, приоритет при выборе имеют варианты, обеспечивающие строгое соблюдение социальных обязательств СПбГУ (выплата стипендий и заработных плат, обеспечение безопасности, комфортности и доступности образовательной среды). Из них впоследствии отбирается тот, который позволяет достичь наиболее полного исполнения целей и задач, стоящих перед Университетом. Таким образом, распределение ресурсов СПбГУ на науку и образование носит максимально объективный характер и производится на основе специальных оптимизационных алгоритмов. Применение этих процедур требует высокой квалификации административно-управленческого персонала и научно-педагогических работников СПбГУ.

Надо сказать, что наш подход приветствуется: по итогам мониторинга качества финансового менеджмента за 2020 год, который ежегодно проводит Министерство финансов Российской Федерации, Санкт-Петербургский государственный университет занял место в группе организаций, получивших максимальную оценку, и стал первым среди российских вузов.