Эксперты СПбГУ: недопустимо, чтобы суды ссылались на «Википедию»

Юристы Санкт-Петербургского университета выяснили, что при принятии решения для определения значения слова суды зачастую обращаются к «Википедии». Причина тому — отсутствие толкового словаря в утвержденном в соответствии с законом списке грамматик, словарей и справочников, описывающих нормы современного русского литературного языка для его использования как государственного.

Это и ряд других заключений сделали эксперты СПбГУ в ходе масштабного анализа судебной практики, связанной с применением норм о государственном языке РФ и государственных языках республик в составе РФ.

Так, в одном из проанализированных дел недовольные обслуживанием покупатели написали на заборе автосалона (впоследствии истца): «Потребителей нельзя кидать». Такая же формулировка появилась на специально созданном сайте в сети интернет. Суд, рассматривая это дело, не только решил обратиться к «Викисловарю», где были приведены два значения слова «кидать» — «бросать; придавать какому-либо предмету скорость, заставляя его быстро перемещаться, не касаясь земли» и «обманывать, подводить, передавать, не выполнять определенную договоренность», но и посчитал ссылку на второе значение несостоятельной. Эта позиция была объяснена тем, что из представленного текста, по мнению суда, не было очевидно, о каких именно действиях шла речь, а также не следовало, что данная надпись относилась к владельцам автосалона.

Это лишь один из многочисленных примеров, который демонстрирует, насколько неоднозначной может быть судебная практика при решении вопросов, связанных с необходимостью толкования определенных слов.

Отсутствие в официально утвержденном списке словарей и справочников русского языка толковых словарей, равно как словарей нецензурных слов и словарей иностранных слов, заставляет суды выбирать необходимые источники произвольно.

Буква «ё» в именах собственных также зачастую становится причиной судебных споров. Так, в одном из проанализированных юристами СПбГУ дел причиной разбирательства стал иск многодетной матери к районному управлению Пенсионного фонда РФ, которое отказало ей в направлении средств материнского капитала на погашение ипотечного кредита. Причиной отказа стало разночтение в записи фамилии женщины в свидетельствах о рождении детей и документе, удостоверяющем личность: в одних документах фамилия была написана с буквой «е», в других — с «ё».

В таких случаях суды опираются на правила русской орфографии 1956 года, в которых указано, что буква «ё» пишется в случаях, когда необходимо предупредить неверное чтение и понимание слова либо когда необходимо указать произношение малоизвестного слова. При этом существует немалое количество несогласованных между собой актов различных органов власти, принятых в форме писем, рекомендаций, разъяснений, которые по-разному регулируют этот вопрос.

В 2016–2018 годах эксперты СПбГУ провели серию исследований по обобщению и анализу судебной практики, связанной с применением норм о государственном языке Российской Федерации и государственных языков республик в составе Российской Федерации. Результаты исследования опубликованы в книге «Законодательство о государственном языке в российской судебной практике». Авторы книги — декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов, ректор СПбГУ Николай Кропачев, администратор проекта СПбГУ по мониторингу правоприменения Михаил Ревазов.

Всего было собрано и проанализировано более 1500 судебных решений, результаты обобщения более 450 решений представлены в издании.

Еще один лингвистический камень преткновения, который часто ложится в основу судебных дел, — использование нецензурных слов в письменной или устной речи. Даже наличие таких слов в решении суда в виде дословной цитаты, например, из материалов допроса может привести к отмене такого решения. Однако и в этом случае отсутствие единого утвержденного толкового словаря или словаря нецензурных слов для решения подобных вопросов позволяет ссылаться на любой источник.

Языку рекламы, в котором игра слов зачастую выглядит как провокация, эксперты СПбГУ уделили особое внимание в своем исследовании. Реклама — сфера, где наиболее часто возникают споры о нарушении правовых требований к использованию государственного языка. Здесь, по наблюдениям юристов, можно выделить два основных вида нарушений: употребление бранных или непристойных слов и нарушение орфографии, пунктуации или грамматических норм русского языка.

Показателен пример с использованием слова «песец», которое неоднократно в составе того или иного словосочетания оказывалось частью рекламы с двусмысленным значением («песец идет», «полный песец»). С одной стороны, ни в каких словарях это слово не сопровождается специальными пометами, указывающими на его принадлежность к бранной, жаргонной лексике. Однако, по мнению лингвистов, осуществлявших экспертизу по данной теме в рамках судопроизводства, значение рекламных текстов с такими словосочетаниями не выводится только из значений составляющих их слов. Оно также опирается и на контекст, на культурные знания носителей языка, которые в данном случае понимают этически неприемлемый смысл подобных рекламных сообщений.

Юристы СПбГУ отмечают, что для признания рекламы с такими словами недопустимой некоторые суды требуют проведения социологических опросов. Однако такой подход не соответствует действующему законодательству. На это указывают вышестоящие суды, в то время как нижестоящие не только инициируют проведение социологических опросов, но и приходят к выводу о том, что «песец» — это всего лишь «полярная лисица с короткими ногами, длинным пушистым хвостом и белой или серовато-дымчатой окраской».