Материалы приема граждан

№ 35
от 20.03.2012

По традиции, во вторник, 20 марта, ректор СПбГУ Н. М. Кропачев провел очередной прием граждан в здании Двенадцати коллегий. Некоторые из вопросов имеют и общественное значение, выходят за рамки личного. О них мы и рассказываем здесь.

Подарок подарком, а порядок порядком. Вопрос о трудоустройстве на должность преподавателя

Посетитель пришел к ректору с подарком. Он написал и издал книгу о летнем отдыхе детей в детском оздоровительном лагере «Университетский» и принес ее ректору, чтобы подарить. А затем задал вопрос о своем трудоустройстве преподавателем на факультете искусств. Красиво изданную книгу об одном из подразделений Университета Н. М. Кропачев принял как подарок. А на вопрос посетителя ответил, что в Университете заведен такой порядок: все должности научно-педагогических работников замещаются на основе открытого конкурса. Объявления о конкурсах регулярно публикуются в журнале «Санкт-Петербургский университет» и на сайте СПбГУ в разделе «Вакансии и конкурсы».

Посетитель рассказал, что он хочет вести курс по специальности «Дизайн среды». Поэтому он сначала обратился к проректору С. И. Богданову, а затем к И. Г. Уралову, заместителю председателя ученого совета факультета искусств, и узнал от них, что вакантных мест сейчас нет. Н. М. Кропачев продолжил объяснять: любой желающий может участвовать в конкурсных процедурах, чтобы занять вакантную должность в СПбГУ. Вполне может быть так, что сегодня вакансии нет, а завтра она появится — и как раз на ту специальность, которая требуется посетителю. Старый способ трудоустройства — через знакомых — в Университете уже уходит в прошлое. В наше время нужно привыкать жить по правилам.

На каждом заседании Ученого совета СПбГУ, рассказал Николай Михайлович, утверждаются десятки (а бывает и до сотни) кандидатур, избранных на должности научно-педагогических работников. Избирают обычно на пять лет. Поэтому если на кафедре десяток преподавателей, то каждый год будут освобождаться хотя бы одна-две должности — и снова заниматься после проведения конкурса. Когда на должность претендуют несколько человек, возникает их конкуренция.

Информация о конкурсах на замещение должностей научно-педагогических работников теперь будет включать намного больше сведений — для того чтобы все, кто хотел бы принять участие в конкурсе, могли сориентироваться заранее и принять взвешенное решение. Будут сообщать данные о нагрузке преподавателя, о зарплате, а также сведения о научной активности тех кандидатов, кто подал документы на конкурс, — чтобы другие соискатели понимали, с кем они будут конкурировать. Ректор рекомендовал посетителю искать объявление о конкурсе на ту должность, которая ему подходит, внимательно изучать опубликованную информацию и оценивать свои шансы в ряду кандидатов на эту должность. Университет заинтересован в том, чтобы выбрать лучших, — поэтому, если он будет достоин и победит других конкурентов, его с радостью возьмут на работу (Ректор СПбГУ: российская наука за пять лет сделала значительный рывок вперед, ответы 2 и 6,  Николай Кропачев: будущее образования — в открытости и междисциплинарности, ответ 7).

Как проверить справедливость идей? Вопрос о стимулирующих доплатах за научные публикации

Почетный профессор СПбГУ, профессор кафедры социальной философии и философии истории В. Г. Марахов предложил свой вариант рейтинговой системы для определения стимулирующих доплат за научные публикации. Он считает, что его идеи помогут установить более справедливую систему распределения денег, чем та, которая сейчас действует в Университете.

Ректор спросил профессора, помнит ли он, как принималось в Университете Положение о порядке установления работникам СПбГУ доплат стимулирующего характера «За научные публикации». Владимир Григорьевич признался, что не знает процедуру. Н. М. Кропачев рассказал ему, что это Положение осенью 2011 г. публично обсуждалось в течение трех-четырех месяцев. На страницу Управления научных исследований сайта СПбГУ, где был опубликован проект, пришло больше 500 предложений от сотрудников СПбГУ. Они спорили, возражали друг другу, выбирали лучшие варианты, иногда даже ссорились, потом мирились, но договаривались... Наверняка спорили они не только на странице сайта, но и в коллективах, это было настоящее коллективное обсуждение. Наконец, стали раздаваться голоса о том, что пора заканчивать дискуссию — никаких новых предложений не возникало. Первый проректор по учебной и научной работе И. А. Горлинский обобщил все предложения, их обсудили на деканских совещаниях 17, 24 и 31 октября. Только после этого ректор утвердил это Положение. Но тогда же было сказано о том, что, хотя обсуждение проекта Положения завершено, но по существу вопроса можно представлять свои предложения и дальше. Дискуссия не закрыта, надо отслеживать результаты работы этого Положения и корректировать его.

Н. М. Кропачев спросил посетителя: уверен ли тот в справедливости своих идей. Профессор ответил утвердительно. Но ведь категория справедливости очень важна в системе стимулирования, в системе оплаты труда. И вполне может случиться так, что отличные идеи, которые кажутся верными автору, другие сотрудники Университета не воспримут как справедливые. И тогда система, объективно справедливая, будет разлагать коллектив, порождать проблемы, поскольку субъективно не была воспринята как справедливая. Владимир Григорьевич согласился.

Поэтому ректор предложил профессору В. Г. Марахову не убеждать в справедливости своих идей только его одного, а рассказать их всем. Публично обсудить эти идеи с научной общественностью на той же странице УНИ. Высказать свои предложения, услышать мнения коллег: кто-то поддержит его, а кто-то, возможно, и возразит по существу вопроса. В совместном обсуждении заинтересованных лиц постепенно выкристаллизуется правильное решение. Решение коллектива, а не только его — Владимира Григорьевича Марахова, которое ему удалось бы провести в жизнь с помощью ресурса ректора. В. Г. Марахов согласился с предложением ректора публично обсудить свои идеи на сайте (Правила жизни университета, ответы 4-5, Николай КРОПАЧЕВ: «СПбГУ сегодня – один из международных центров образования и науки», ответ 5).

Выбрать лучших: вопрос о финансировании научных исследований в Университете

В феврале к ректору с письмом обратился профессор кафедры физики атмосферы СПбГУ Г. М. Швед. Он считает, что внутренние университетские конкурсы научно-исследовательских работ оставляют многих научных сотрудников за бортом. Это происходит, по его мнению, из-за того, что набор научных тем, подаваемых на конкурсы СПбГУ, очень широкий, а подобрать рецензентов, которые были бы одинаково компетентны в разных областях, очень сложно. И поэтому, полагает профессор Г. М. Швед, любой рецензент будет ставить высшие баллы только работам, близким ему по профилю исследований, а баллы по другим работам будет занижать.

Вместо принципа рецензирования отдельных научных работ, как в РФФИ, он предлагает ввести принцип научных школ, как в президентских грантах. Организовать в Университете новое мероприятие, новый научный конкурс, где деньги распределялись бы по группам ученых — по научным школам СПбГУ. А научные школы судить по результатам их исследований. Ведь ставки научных сотрудников, считает профессор Г. М. Швед, не всегда занимают те, кто этого достоин. Поэтому, продолжил ректор, прежде, чем просить добавить денег, следует навести порядок в коллективе. Выбрать тех, кто лучше работает, и поощрять их — и наоборот, перестать поощрять тех, кто работает плохо. Эти вопросы должны решать декан и ученый совет факультета. Ресурсы для этого есть немалые: например, фонд стимулирующих выплат, находящийся по сути в распоряжении декана физического факультета, за год вырос с 1 млн рублей до 2,5 млн рублей в месяц.

Вторая тема: хорошо, что в Университете появилась возможность получать деньги за научные публикации. Но профессор Г. М. Швед обратил внимание на то, что большие суммы получили те ученые, кто занимается, по его мнению, мелкотемьем, но они представили монографии, — и значительно меньше получили те, кто работает в актуальных направлениях научных исследований. Монографии, считает он, обычно не отражают выдающиеся результаты мировой науки, используются больше, как справочник, свод знаний. Поэтому баллов за них надо давать поменьше.

При определения индекса цитируемости ученых чаще учитывают статьи в иностранных журналах с высоким импакт-фактором. А хорошие общероссийские научные журналы очень плохо читаются за рубежом (даже если переводятся), поэтому статьи в них плохо цитируются. Но иностранные журналы не спешат публиковать статьи наших ученых, даже если те совершили какое-то открытие, — из-за того, что существует сильная клановость их научных школ. И мы, отметил профессор Г. М. Швед, никогда не поднимем уровень наших журналов, если не будем посылать туда хороших работ. Бывает и такое: какой-то российский журнал даже есть в базе Web of Science, но импакт-фактор по нему давно не рассчитывают. Например, у журнала «Геомагнетизм и аэрономия» недавно рассчитывали импакт-фактор, а потом прекратили. Что с этим делать, профессор не знает.

Еще одна сложность: когда при стимулировании учитываются индексы цитируемости ученых, то получается очень мелкая градация: разница в цифрах цитируемости мала, а разница в деньгах существенная. Профессор Г. М. Швед предложил распределить деньги между коллективами факультетов, а те, дескать, сами справедливо распределят средства в коллективе. Кроме того он предложил установить некие средние планки цитируемости для коллективов преподавателей отдельных факультетов.

Н. М. Кропачев уточнил: наверно, все-таки, для отдельных наук? Ведь в Университете много ученых, кто работает в коллективе одного факультета, но участвует в развитии научных направлений соседних факультетов: например, профессор Р. А. Эварестов — физик и химик, академик Ю. В. Наточин — биолог и медик, есть даже целые междисциплинарные кафедры: например, биофизики — на биолого-почвенном факультете и молекулярной биофизики — на физическом факультете. Если мы будем возводить стены между коллективами преподавателей различных факультетов, то они будут мешать развитию междисциплинарных исследований. О таких «непроходимых рвах и стенах между факультетами» говорил еще ректор ЛГУ академик А. Д. Александров, чьи слова приводит в своей книге, недавно переизданной в СПбГУ, нобелевский лауреат Л. В. Канторович.... Важно, чтобы в Университете ученые разных специальностей работали сообща. Поэтому при оценке работ нужны критерии, которые объединяют ученых, занимающихся исследованиями в одной области науки, хотя и работающих в коллективах различных факультетов.

В своем письме профессор Г. М. Швед поставил еще один вопрос: об обеспечении ученых копирами коллективного пользования. Ректор признал, что ту же самую тему, только куда более в общем плане, он поставил на деканском совещании 13 февраля. Идея такая: не только ксерокопирование, но и другие расходные материалы, оборудование, командировки и т. п. можно оплачивать из внебюджетных средств СПбГУ, не дожидаясь, когда по внешним грантам придут деньги на прочие расходы. Еще одно предложение: ректор дал задание сосчитать себестоимость грантов в СПбГУ. А затем можно будет снизить процент отчисления от гранта в общий фонд СПбГУ там, где себестоимость ниже. И не увеличивать процент отчисления там, где себестоимость гранта выше...

Н. М. Кропачев сообщил, что проректору С. П. Тунику поставлена задача: обеспечить в ПУНКе физиков, химиков и математиков копирами, принтерами и прочей техникой, работающей в локальной сети, — доступными для всех. Для того чтобы расходные материалы оплачивать централизованно.

Профессор Г. М. Швед с ректором обсудили также систему организации научных конкурсов и работу экспертов. Н. М. Кропачев рассказал, что утвержден новый состав Экспертной комиссии СПбГУ по оценке результатов НИР. В нее вошли эксперты по десяти областям знаний — известные российские ученые: академики РАН С. Г. Инге-Вечтомов, В. Г. Пешехонов, А. И. Русанов, Ю. К. Толстой, члены-корреспонденты РАН М. В. Ковальчук, М. Б. Пиотровский и др. Если раньше, еще несколько лет назад, вопросы распределения «научных» денег решались келейно, то теперь это делается открыто, гласно, публично. С этого поля убрали администраторов, экспертизу проводят признанные ученые.

С удивлением профессор Г. М. Швед узнал, что в конкурсах СПбГУ на финансирование научно-исследовательских работ могут принимать участие ученые, которые работают в других вузах и научных учреждениях. Это ему было непонятно: неужели Университет отдает средства наружу? Разве задача не в том, чтобы обеспечить хорошей зарплатой тех кто уже работают в Университете? Н. М. Кропачев напомнил профессору его же слова о научных сотрудниках, которые далеко не все работают в полную силу. Если будет «поджимать» сильная конкуренция извне, они встанут перед выбором: или интенсифицировать свою работу, или их сменят более эффективно работающие конкуренты. А кроме того, объяснил ректор, результаты научно-исследовательской работы являются интеллектуальной собственностью Университета, это прописано в условиях трудового договора, который заключается на весь срок выполнения работы. И при публикации статей, сделанных на основе этой научно-исследовательской работы, автор указывает СПбГУ как место выполнения работы, а не то учреждение, где он, может быть, продолжает еще работать.

Университету нужны высокие результаты, поэтому принимаются меры, чтобы усилить конкуренцию, особенно среди молодых. Конкурсные процедуры на замещение вакантных должностей будут все более открытыми. Объявления о конкурсах будут публиковать не только на сайте СПбГУ, но и в иностранных журналах. В Университете растет заработная плата научно-педагогических работников. Ректор привел конкретные цифры средних зарплат у физиков по категориям: для заведующих кафедрами (89,133 тыс.), профессоров (53,305), доцентов (34,542), старших преподавателей (25,9), ассистентов (30), ведущих научных сотрудников (36), старших научных сотрудников (25,9). Сравнил среднюю зарплату у физиков СПбГУ (профессорско-преподавательский состав и научные сотрудники — 41,263 тыс. рублей, только у профессорско-преподавательского состава — 43,846) и в Политехническом университете (32,6 тыс.). Налицо преимущество нашего Университета, поэтому если конкурс на замещение должностей открытый, то придут работники из других вузов.

Кстати, профессор Г. М. Швед упомянул в разговоре о том, что его зарплата ниже средней зарплаты по факультету — 41,263 тыс. рублей. Н. М. Кропачев посмотрел в справке и сообщил профессору, что тот ошибся, но немного: его средняя зарплата — 43,981 тыс. рублей, а вот средняя у профессоров-физиков 53,305 тыс. рублей. А обычно, в ответ на прямой вопрос ректора или проректоров о зарплате десятки сотрудников Университета называли суммы в 2–3 раза меньше, чем настоящая (единственное исключение: профессор Р. А. Эварестов, который «завысил» свою зарплату).

Подводя итоги беседы, Н. М. Кропачев заключил: они обсудили многие вопросы, которые волновали Густава Моисеевича. Каждый узнал точку зрения собеседника. Было бы еще лучше, если бы профессор Г. М. Швед свои идеи изложил для научной общественности в Интернете. На странице УНИ сайта СПбГУ обсуждались и Положение о порядке установления работникам СПбГУ доплат стимулирующего характера «За научные публикации», и работа Экспертной комиссии СПбГУ, и организация научных конкурсов. Можно продолжить эти дискуссии. Пусть коллеги выскажут свои мнения, чтобы сообща придти к верным решениям.

На приеме граждан ректором присутствовал Евгений Голубев (редакция журнала «Санкт-Петербургский университет»)

Статистика

20 марта на прием пришли четыре человека: студенты (0), аспиранты и соискатели (0), профессора и преподаватели (2), сотрудники (0), не работающие в СПбГУ (2). Рассматривались пять вопросов, в том числе по темам: образование (0), наука (2), студенческая жизнь (учеба (1), досуг (0), поселение (0), другие (0)), жилье, хозяйство, быт (0), трудовые отношения (1), отношения в коллективе (0), Университет и мир (1), прочие (0). Прием начался в 16:43, закончился в 18:56.