Петербуржцы о своей работе и не только о ней

Опрос жителей Санкт-Петербурга на тему «Мнение петербуржцев о трудовой деятельности и пенсии», проведенный 26–27 декабря 2017 года учеными-социологами, профессорами СПбГУ Ольгой Поповой и Верой Мининой на базе ресурсного центра социологических и интернет-исследований Санкт-Петербургского университета (телефонное интервью 1000 респондентов с контролем выборки по параметрам пола, возраста, образования и района проживания), показал, что практически каждый пятый житель Санкт-Петербурга (20,3 %) убежден, что на работе к нему относятся «как к человеку».

Такую оценку можно рассматривать как один из индикаторов благоприятного социально-психологического климата на петербургских предприятиях. Отношение к себе «как к профессионалам» ощущают 37,5 % респондентов, еще почти к 5 % опрошенных относятся «как к талантам». Полученные данные показывают, что почти 2/3 горожан чувствуют себя на рабочем месте достаточно комфортно и испытывают преимущественно позитивные эмоции. В то же время примерно 9 % петербуржцев отмечают не вполне позитивные эмоции, поскольку к ним на предприятии или в учреждении относятся «как к винтикам» или «по-разному».

Возраст является важным фактором, определяющим отношение к работникам. Респонденты старше 40 лет (больше 7 % от группы) чаще, чем молодежь (не более 4,5 % от группы), испытывают к себе отношение на рабочем месте «как к винтикам». Опрос показал также, что 50-летний возраст для петербуржцев является тем рубежом, после которого, по мнению респондентов, на предприятиях ухудшается отношение к ним «как к людям».

Важно отметить различие оценок в зависимости от гендерной принадлежности: 15,6 % мужчин и 25,5 % женщин сообщили, что к ним относятся на работе «как к людям», а «как к профессионалам» — соответственно 41,4 % мужчин и 33,1 % женщин. Такое различие в ответах не в последнюю очередь связано с тремя ложными, но весьма живучими стереотипами, согласно которым на работе для женщин по сравнению с мужчинами якобы более важны межличностные отношения, что для представительниц «слабого пола» трудовая карьера не является и не должна являться приоритетом в жизни, а мужчины в своей деятельности — априори гораздо большие профессионалы.

Насколько ценны для петербуржцев труд и работа? Является ли работа смыслом их жизни и способом самореализации личности? Исследование показало, что для подавляющего большинства опрошенных работа — это необходимое жизненное условие: только 0,4 % респондентов ответили, что у них нет необходимости зарабатывать на жизнь. При этом примерно каждый третий житель Петербурга (31,9 %) при наличии возможности не работать отправился бы путешествовать. Приблизительно 27 % предпочли бы заниматься хобби, а 17 % — творчеством.

Каждый четвертый хотел бы остаться в своей области (23,9 %), а 15,4 % предпочли бы продолжить трудовую деятельность, но в другой сфере. Лентяев, которые стали бы «бить баклуши», оказалось не больше 3 %.

80 %

петербуржцев считают труд важнейшей ценностью.

Для значительной части респондентов (более 40 %) возможность трудиться — это способ самореализации через творчество. Работа в организации как способ самореализации важны приблизительно для 40 % респондентов.

На вербальном уровне большую преданность своей работе, проявляя при этом и явно меньшее желание заниматься хобби или путешествовать, продемонстрировали горожане в возрасте старше 60 лет. Они же с большим желанием занимались бы «ничегонеделанием», если бы для этого были условия. Меньшая привязанность молодых петербуржцев к своей работе в настоящем связана с целым комплексом причин. Во-первых, уходит в прошлое культура преданности одному предприятию. Так, в советское время приветствовался многолетний труд на одном предприятии, и это было нормой, а современные рыночные условия предполагают, скорее, стратегию перехода в другое учреждение, если возможности карьерного роста в предыдущем оказались исчерпанными. Во-вторых, молодые люди в меньшей степени (по сравнению с петербуржцами старших возрастных групп) испытывают страх перед рисками не трудоустроиться в случае потери работы. Наконец, работодатели с большей охотой готовы нанимать молодежь.

Старость не страшна? Петербуржцы об изменении пенсионного возраста и источниках дохода в «третьем возрасте»

Выбранный метод сбора информации и параметры выборки позволили получить репрезентативные данные об отношении горожан к проблемам пенсионной реформы — постоянно обсуждаемой теме, вызывающей бурные дискуссии как среди рядовых граждан, так и среди политиков, активистов различных общественных движений и организаций.

По сравнению с 2012 годом, в 2017 году доля горожан, которые говорят о необходимости избежать повышения пенсионного возраста, сократилась на 8,3 % (в 2012 году она составила 64,0 %, а в 2017 году — 55,7 %). Однако она по-прежнему велика: все еще больше половины. Доля тех, кто считает неизбежностью повышение возрастного порога выхода на пенсию по старости, превысила треть опрошенных — 34,1 %. Весьма любопытно, что разногласий по этому поводу в ответах мужчин и женщин нет, но представители разных поколений относятся к этому вопросу иначе. Самыми ярыми противниками повышения пенсионного возраста являются 30—39-летние горожане (69,8 % от данной возрастной группы).

Среди самых пожилых петербуржцев, которых пенсионная реформа уже не коснется, доля противников повышения возрастного ценза выхода на заслуженный отдых меньше 48 %. В других возрастных группах число противников этого потенциального нововведения составляет около 55 %. Повышение возрастной планки выхода на пенсию в пять лет в случае неизбежности принятия правительством такого решения считают приемлемым 34,1 % (самый популярный вариант ответа).

За последние пять лет практически не изменилась пропорция горожан, которые считают необходимым сохранить пятилетнюю разницу выхода на пенсию мужчин и женщин или уровнять эти категории. Показатели составляют 64 % и 25 % соответственно (остальные затрудняются с ответом). Примечательно, что доля сторонников уравнивания возраста выхода на пенсию мужчин и женщин несколько выше как раз у второй группы (соответственно 22,3 % и 27,3 %). Несмотря на сохраняющуюся разницу средней продолжительности жизни мужчин и женщин в пользу последних, петербуржцы старше 30 лет склонны по-прежнему считать нормой более ранний выход на пенсию «слабого пола». Следует отметить, что среди горожан в возрасте до 30 лет доля тех, кто склонен ратовать за уравнивание срока выхода на пенсию представителей гендерных групп, несколько выше, чем среди представителей других возрастных категорий. По всей видимости, эти данные — свидетельство результатов эмансипации женщин в ходе активной борьбы за гражданские права.

Санкт-Петербург относится к стремительно «стареющим» городам, где доля жителей «третьего возраста» достаточно высока, а размер получаемых пенсий не позволяет обеспечивать нормальные условия жизни.

18,3 %

горожан в качестве основного источника дохода назвали получаемую ими пенсию.

Еще 7 % отметили, что она не является их единственным источником дохода, а для 4,4 % петербуржцев получаемая пенсия дает лишь небольшой дополнительный доход.

Нет особого оптимизма в отношении пенсионных выплат и у респондентов из других возрастных категорий. Среди трудоспособных петербуржцев доля рассчитывающих жить в будущем только на пенсию составляет менее 6 %.

28 % горожан полагают, что будут иметь иные дополнительные источники дохода, а около 26 % респондентов убеждены, что пенсия будет составлять незначительную часть денежных средств обеспечения нормальной жизни. Как и ожидалось, уверенность в этом резко сокращается у более старших респондентов.

Отношение петербуржцев к советской и современной российской пенсионным системам за последние пять лет изменилось несущественно. Если в 2012 году доля тех, кто считал, что современная система лучше советской, составляла 13,9 % опрошенных, то в конце 2017 года она составила 10,3 %. Практически не изменилась доля горожан, отдающих предпочтение старой советской системе; с высокой или некоторой степенью уверенности в ее поддержку высказались в конце декабря 2017 года 38,6 % горожан, что несущественно отличается от показателей 2012 года (37,9 %).

Анализ данных опроса показывает существенные межпоколенческие расколы в оценках отношения к преимуществам советской системы. Если среди респондентов в возрасте от 60 лет и старше доля ностальгирующих по советской системе пенсионного обеспечения составляет 48,1 %, то среди петербуржцев в возрасте до 30 лет соответствующая доля не превышает 15,7 %. Это связано не столько с отсутствием социального опыта и знаний у молодого поколения горожан, сколько с тем, что социальные ресурсы молодежи достаточно высокие, и она склонна считать, что к старости удастся заработать необходимый капитал для достойной жизни в преклонные годы. Респонденты в возрасте 18–39 лет чаще других групп рассчитывают на сохранение более весомых источников материального обеспечения, чем пенсия.