Найти отличия и сходства: ученые из Петербурга и Пекина сравнили системы управления образованием двух стран

Декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов и директор Центра образовательного права СПбГУ Вячеслав Суязов приняли участие в онлайн-встрече с руководителями Китайского университета политологии и права (CUPL). Представители двух университетов обсудили, как устроена система финансирования государственных вузов и как обеспечивается доступ к ресурсам: университетскому оборудованию, библиотекам, объектам социальной инфраструктуры — общежитиям, спортивным сооружениями — в России и Китае.

В 2021 году КНР потратил на образование 4 % ВВП.

Участие во встрече с китайской стороны приняли проректор университета г-н Чан Баого, заместитель начальника международного отдела г-н Люй Юн и начальник секции международного отдела г-жа Чжан Юйчэнь.

Коллеги из китайского университета рассказали, что в Китае, как и в России, большинство университетов государственные. Похожа и система управления: некоторые находятся в подчинении у Министерства образования (их незначительное меньшинство — чуть больше 70 из более чем 2,5 тысячи вузов), другие — отдельных ведомств, правительств провинций и правительств муниципалитетов.

В КНР 70 % бюджета государственных университетов составляет государственная поддержка. Остальное вузы получают из других источников, в том числе реализуя дополнительные образовательные программы, получая социальную поддержку или пожертвования от выпускников. Еще один источник дохода, пусть и незначительный, — плата за обучение от студентов.

В Китае она не превышает пяти тысяч юаней в год. Это всего около 700 долларов США.

Проректор Китайского университета политологии и права г-н Чан Баого

Размер выплат, которые полагаются университету, зависит от его масштаба и количества студентов. «Например, мы в CUPL получаем относительно небольшое финансирование, несмотря на то, что входим в число ведущих университетов, подчиняющихся Министерству образования. Причина этого — наша узкая специализация на правовых науках, а значит, небольшое количество студентов», — объяснил г-н Чан Баого. Поступления от центрального правительства для CUPL — 1,2 миллиарда юаней в год, в то время как дотации крупных университетов больше, около 20 миллиардов в год. При этом чтобы контролировать вузы и не давать им искусственно увеличивать прием на обучение, Министерство образования установило максимальный порог числа студентов, которых университет может принять, исходя из количества преподавателей, аудиторий и других возможностей вузов.

Если китайскому университету требуются деньги на статью не из «базовых расходов», а, например, на строительство новой столовой или стадиона, вуз должен подать заявку на дополнительное финансирование. Распределение средств ведется в соответствии с конкурсом, и вузы, как правило, не получают запрашиваемое финансирование в полном объеме. Около 30 % расходов университетам приходится покрывать из собственных средств. Государство также готово поддерживать инновационные проекты, исследования, новые образовательные программы, имеющие общенациональное значение. Финансирование ведется на конкурсной основе, что помогает развивать конкуренцию между высшими школами.

Университетские ресурсы — оборудование, спортивные объекты, объекты инфраструктуры, общежития — в Китае традиционно используются только преподавателями и студентами конкретного вуза. Но, по словам представителей CUPL, есть и исключения: «Например, если два университета подписали партнерское соглашение, то они могут иметь общий доступ к помещениям. Открытый доступ есть и в так называемых университетских кластерах, в том числе вновь создаваемых по решению правительства».

Декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов рассказал, что ситуация с использованием ресурсов государственными вузами в России похожа на систему, принятую в Китае.

Власти распределяют ресурсы между госуниверситетами, и каждый из них обладает автономией в использовании «своей» собственности.

Декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов

Такой подход, по словам российских экспертов, приводит к дисбалансу в обеспеченности ресурсами «флагманских», ведущих вузов и всех остальных. Это в свою очередь вызывает диспропорцию регионального развития и приводит к невозможности получения качественного образования в вузах, не входящих в «высшую лигу».

Чтобы исправить эту ситуацию, российским вузам стоит усилить взаимодействие. Об этом подробно говорится в статье «Единство системы государственных вузов в современной России», ее авторы: ректор СПбГУ Николай Кропачев, декан юридического факультета Сергей Белов и заместитель начальника Управления президента Российской Федерации по научно-образовательной политике Юлия Линская. Статья вышла в журнале «Вестник СПбГУ. Менеджмент» в 2020 году.

Подробнее о статье «Единство системы государственных вузов в современной России».

По словам экспертов, вузы могут открыть доступ к ресурсам, если это поможет повысить эффективность их применения. При этом особой надежды на самостоятельную кооперацию авторы статьи не питают. По их мнению, у вузов нет мотивации к сотрудничеству, скорее к защите собственных ресурсов, поэтому равный доступ к созданным за счет государственных инвестиций ресурсам должен быть определен на государственном уровне. Нужно, чтобы этот доступ предоставлялся по простым, понятным и справедливым правилам.

В ходе встречи ученые СПбГУ и Китайского университета политологии и права договорились подготовить совместную научную статью о сравнении российской и китайской систем государственного управления высшим образованием. В планах также — развитие академического сотрудничества и студенческого обмена.

Смотрите также