Исследователь СПбГУ: закон об экологическом налоге поможет КНР построить «зеленую экономику»

Аспирант Санкт-Петербургского университета Альберт Трофимов проанализировал функции китайского налогового законодательства в сфере охраны окружающей среды и действие в Китайской Народной Республике принципа «загрязнитель платит».

В Университете активно ведутся исследования права публичных финансов Китая. Данная работа впервые предлагает посмотреть на проблему налогообложения загрязнения окружающей среды, объяснил автор статьи, занимающийся исследованием бюджетного и налогового законодательства Китайской Народной Республики.

Статья «Налогообложение загрязнения окружающей среды в Китае» опубликована в журнале «Правоведение».

В Китае расположено большое число загрязняющих среду производственных объектов. Острая необходимость решения экологических вопросов во многом определяет направление реформ и обновление правового регулирования. Руководством КНР сформулированы специальные задачи по построению «зеленой экономики», «зеленых финансов» и «экологической цивилизации», предусматривающие комплексные меры. По словам юриста, если опыт китайских коллег будет успешным, то подобные шаги могут быть сделаны и в отечественной практике. «Принцип "загрязнитель платит" является общим для российской и китайской правовой системы. При этом обе страны столкнулись с отсутствием строгой структуры правового регулирования публичных платежей, и Китай сейчас активно решает эту проблему», — сказал Альберт Трофимов. По его мнению, изучение результатов китайской реформы особенно актуально в связи с возможными изменениями российского налогового законодательства: Правительством РФ разработан ряд законопроектов о введении экологического налога и отмене платы за негативное воздействие на окружающую среду.

Ранее в КНР обязательные платежи загрязнителей хотя и носили публичный характер, но регулировались не на уровне налогового законодательства, а правительственным актом. Вступивший в силу в 2018 году закон КНР «О налоге на загрязнение окружающей среды» перевел налогово-правовое регулирование на новый, законодательный уровень. Юрист отметил, что это изменение повысит уровень правовой определенности и стимулирует налогоплательщиков к ответственному природопользованию.

Ужесточение юридической ответственности загрязнителей и рост числа их обязанностей сопровождается экономическими мерами поддержки экологичных налогоплательщиков. Дополнительные налоговые льготы, внедрение в банковскую практику «зеленого кредита», например, на покупку очистного оборудования — система поощрений, которая стимулирует развитие экологически безопасной экономической деятельности.

Реализуемый подход показывает, что китайский законодатель осознает потенциал регулирующей функции экологического налогообложения.

Аспирант СПбГУ Альберт Трофимов

По новому закону от уплаты налога освобождаются, например, сельскохозяйственные производители, владельцы очистных сооружений, предприятий по утилизации твердых отходов. Отмечено, что эти меры позволяют сохранить темпы экономического роста в стратегически значимых отраслях экономики КНР.

Также модель введенного налога показывает, что роль местных правительств усилилась. Они могут корректировать налоговые правила, исходя из экологической ситуации в регионе, например, изменять налоговую ставку. При этом для поддержки локального финансирования природоохранных мер налог в регионах определяется как доход местных бюджетов.

Проверить соответствие задекларированного налога и реального объема загрязнений позволяет система регулярного обмена информацией между налоговыми органами и отраслевым природоохранным ведомством. Такое двустороннее взаимодействие упрощает процесс налогового контроля на местах.

Важно и то, подчеркнул Альберт Трофимов, что реформу КНР проводит с учетом опыта стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Одним из примеров заимствования их опыта стало признание в Китае шумового загрязнения самостоятельным объектом налогообложения наряду с твердыми отходами и веществами, загрязняющими воздух и воду.

Проведенная китайскими законодателями реформа позволила повысить определенность правового регулирования и уровень гарантий прав участников налоговых правоотношений.