Эксперт СПбГУ рассказала, когда получать консультацию у врача в интернете станет безопасно

Может ли российский законодатель упростить общение пациента и врача в интернете, рассказала доцент СПбГУ (кафедра организации здравоохранения и медицинского права), юрист Екатерина Чеснокова.

В российском здравоохранении довольно остро стоит территориальная проблема. Пациент не всегда может в короткие сроки попасть на прием к врачу из-за большого расстояния. Так, например, в регионах получить консультацию высококвалифицированного специалиста в какой-то узкой области зачастую не представляется возможным. На помощь в таких случаях приходит телемедицина — пациент и специалист общаются дистанционно, а врачи могут получать дополнительную консультацию специалистов из национальных медицинских центров.

Телемедицина — общение врача и пациента через интернет — один из наиболее активно развивающихся секторов здравоохранения. Объясняется это просто: инновации, в том числе информационные, в условиях цифровизации и новой технологической революции внедряются повсеместно, стремясь к упрощению, понижению себестоимости и при этом повышению эффективности.

В России телемедицина появилась в Программе государственных гарантий еще в 2018 году, однако, по словам экспертов, широкого распространения на федеральном уровне она пока не получила.

Уже сейчас телемедицинские услуги могут быть включены в территориальные программы ОМС, однако происходит это очень медленно. Пока не совсем ясен механизм установления тарифов на телемедицинские услуги, не понятен порядок определения стоимости и того, что должно входить в данную услугу.

Доцент СПбГУ (кафедра организации здравоохранения и медицинского права), юрист Екатерина Чеснокова

Внедрение телемедицинских технологий потребует не только четкой регламентации технической стороны, но и однозначного правового регулирования, чтобы обе стороны, и пациент, и врач, были защищены. Телемедицине в российском законодательстве внимание стало уделяться несколько лет назад — с вступлением в силу поправок к Федеральному закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Отечественный законодатель внес изменения в статью 10 федерального закона 323-ФЗ и тем самым дополнил перечень средств и мер, обеспечивающих качество и доступность медицинской помощи в РФ, телемедицинскими технологиями. С тех пор дистанционное наблюдение за состоянием здоровья пациентов получило юридическое обоснование.

Юрист считает: «Можно надеяться, что в ближайшем будущем ситуация изменится к лучшему». В утвержденном в декабре 2019 года президентом перечне поручений содержится указание в адрес Министерства здравоохранения РФ в срок до 1 июня 2020 года определить порядок оплаты медицинской помощи, оказываемой с применением информационных телекоммуникационных технологий.

Так, например, медицинская организация, которая собирается оказывать помощь через интернет, должна иметь регистрацию в Федеральном реестре медицинских организаций, сведения о работниках необходимо внести в Федеральный регистр медицинских работников, и врач, и пациент, должны быть идентифицированы и аутентифицированы (с помощью усиленной квалифицированной электронной подписи и через портал государственных услуг). Екатерина напомнила, что на телемедицину распространяется действие и всех тех норм, которые регулируют медицину в привычном для нас понимании.

«Безусловно, следует признать, что введение норм, предусматривающих оформление в электронной форме добровольного информированного согласия или отказа от медицинского вмешательства, а также выдачу в форме электронных документов медицинских заключений, справок, рецептов на лекарственные препараты и медицинские изделия, может в значительной степени устранить сложности, связанные с необходимостью очного обращения в медицинскую организацию и создать новые возможности для регулярного и более эффективного взаимодействия пациента и его законного представителя с лечащим врачом», — подчеркнула юрист.

Вместе с тем, по словам эксперта, реформа не предусматривает полного перехода на дистанционную медицину. Пациенту все равно придется для постановки диагноза и назначения лечения обратиться к врачу очно, а уже затем продолжать консультации дистанционно. Екатерина отметила, что в прошлой редакции законопроект не рассматривал очное обращение в качестве обязательного условия.

Это свидетельствует об осторожности законодателя и его склонности к постепенному, поэтапному внедрению телемедицинских технологий в систему здравоохранения.

Доцент СПбГУ (кафедра организации здравоохранения и медицинского права), юрист Екатерина Чеснокова

Но, как говорят юристы, это не является фактором сдерживания развития технологии, это скорее способ защиты, поскольку дистанционное взаимодействие с пациентом несет в себе значительно более высокий риск ошибок при постановке диагноза, назначении лечения, чем очное общение.

«Сдерживающим фактором в первую очередь следует считать не недостаточность нормативно-правовой базы, а экономические условия, необходимость дополнительного технического оснащения, повышения уровня компьютерной грамотности врачей и пациентов, а также неготовность медицинского сообщества и потребителей медицинских услуг в полной мере воспринять новые технологии», — уверена Екатерина Александровна.