Выступление ректора СПбГУ Н. М. Кропачева на заседании Коллегии Минюста РФ

Тема: «Об итогах деятельности Министерства юстиции Российской Федерации за 2018 год и задачах на 2019 год».

Как председатель общественного совета я не раз уже обращался к той работе, которую проводит министерство, и мне она кажется куда большей, чем я увидел в итоговом докладе. Например, когда анализируешь цифры о том, какое количество нормативных актов поступило на регистрацию, получается, что за последние десять лет их количество выросло втрое, а то и вчетверо. Это свидетельствует о том, насколько растет объем работы, и об этом надо говорить.

Министерством ведется очень серьезно и ответственно большая работа по мониторингу правоприменения, но важно не только это направление. Мониторинг законодательной деятельности и законотворческой деятельности — вот те вопросы, которым, на мой взгляд, нужно уделять внимание. Мониторинг законодательной правоприменительной деятельности.

Безусловно, хочется отметить роль коллег из МГУ, Московской юридической академии и моих коллег с юридического факультета Санкт-Петербургского университета, которые занимаются мониторингом.

«Антикоррупционная экспертиза» — безусловно, это очень важно, но каковы организационные и финансовые последствия принимаемых нормативных актов? Как часто в заключениях экспертов значится «не требуется финансовых затрат», но тем не менее организационные последствия, которые потом наступают после принятия этих нормативных актов и их реализации, намного сложнее и, наверное, сказываются на эффективности самих нормативных актов.

Наши ученые уже не первый год занимаются анализом доступности для понимания нормативных актов. Социологи, юристы, лингвисты проводят мониторинг нормативных актов Северо-Западного федерального округа и ежегодно находят более тысячи, а то и десятка тысяч оснований для признания нормативных актов недействующими по причине их неясности и непонятности. Речь идет о тех случаях, которые уже в судах Российской Федерации были признаны как основания для признания нормативного акта недействующим. Мы находим аналогичные случаи в нормативных актах, за один только год — несколько тысяч.

Безусловно, требования к нормативному акту должны учитывать, что эффективность его применения зависит от того, насколько он понятен.

Может быть, пора в число обязательных экспертиз нормативных актов включить и лингвистическую экспертизу. Существуют два требования, которые наши социальные психологи называют в большинстве случаев обязательными для граждан России, если они хотят понимать нормативные акты, которые издаются в настоящее время: это наличие научной степени и способность при этом еще разбираться в сложных научных текстах.

И еще об одном. Готовят юристов во многих высших учебных заведениях. Министерство юстиции и лично министр в свое время сделали очень многое для создания стандарта образования, в который были бы включены требования о наличии юридической клиники в качестве обязательного элемента обучения юристов. Они сейчас есть повсеместно. Но в проекте нового образовательного стандарта этого нет. Необходимо авторитет Министерства юстиции снова использовать для того, чтобы в новом федеральном образовательном стандарте юридическая клиника появилась в качестве обязательной компоненты.

В свое время в Приволжском федеральном округе открывались не только юридические клиники, но и экономические и социальные. В нашем университете открыто уже восемь клиник разных видов, в том числе есть и лингвистические. Министерство прекрасно работает в деле организации бесплатной юридической помощи, и, думаю, юридические клиники — это заметная подмога и министерству, и в целом населению в плане оказания бесплатной качественной юридической помощи.