Эксперт СПбГУ: «Арктика — регион, где постоянно возможны новые находки»

В июне 2021 года из Архангельска в сторону Новой Земли и Земли Франца-Иосифа отправится Арктический плавучий университет (АПУ). Прошлым летом из-за пандемии новой коронавирусной инфекции от экспедиции пришлось отказаться, вместо этого был организован онлайн-лекторий.

COVID-19 и в этом году внес коррективы в работу плавучего университета. Так, в АПУ-2021 примут участие только российские исследователи. Представители 13 научных и образовательных организаций будут изучать геологическое строение и палеонтологическую характеристику разрезов, изменение климата, биоразнообразие почв и ландшафтов, а также гидрологию арктических морей. Доцент СПбГУ Сергей Снигиревский (кафедра осадочной геологии) является руководителем инициативного проекта СПбГУ «Позднедевонские палеопочвы и корневые системы Северного Тимана (Российская Арктика)», а также участником Арктического плавучего университета — 2021. В интервью он рассказал о планах на экспедицию и о подготовке специальной научно-образовательной программы.

Сергей Михайлович, как был организован отбор участников Арктического плавучего университета?

Все участники экспедиции отбирались на основании конкурса, проходившего по нескольким направлениям. Я был в блоке сотрудников российских научно-образовательных организаций. По последней информации, всего в экспедицию отправятся 55 человек (часть из них студенты).

Арктику, конечно, надо осваивать, это один из приоритетов нашего государства. Несмотря на то, что в этом регионе часто бывают экспедиции, Арктика недостаточно изучена. Там много всего нового, но оно добывается с большим трудом, несоизмеримым с обычными условиями средней полосы или российского юга. Поэтому исследованиям всегда должно сопутствовать везение. Арктика — это регион, где постоянно возможны новые находки. Но нужно понимать, что оттуда можно приехать и с пустыми руками.

В этом году большой блок АПУ — изучение адаптационных механизмов человека к условиям высокоширотной Арктики. Специалисты нескольких научных организаций будут исследовать состояние участников экспедиции, в том числе психологическое. Вы, получается, будете одновременно и исследователем плавучего университета, и подопытным...

Это исследование очень важное и очень правильное. Но на нем, конечно, отразится тот факт, что участники экспедиции будут жить на «Михаиле Сомове» (научно-экспедиционное судно, которое заменило НЭС «Профессор Молчанов» в АПУ-2021. — Прим.). А это все-таки привычные условия, не экстремальные. Если тебе холодно — ты прячешься в каюте. Совсем по-другому ощущаешь окружающую действительность и себя в ней, когда ты вылезаешь из спальника в холодной палатке, а кругом нет ничего кроме белых медведей, морозного воздуха и прозрачной сини бледно-голубого неба. И для того чтобы согреться, тебе сначала надо дойти до берега, собрать «плавник» (обломки деревьев, принесенные на арктические побережья течениями. — Прим.), напилить дров и разжечь печку в палатке. Только тогда тебе станет тепло... Поэтому как таковой адаптации на «Михаиле Сомове» не будет. Сам специально к экспедиции я не готовлюсь, сборы будут традиционными. Нас только попросили всех сделать прививку от коронавируса.

Экспедиция стартует 10 июня из Архангельска к мысу Желания (Новая Земля). Затем участники Арктического плавучего университета должны посетить четыре острова на Земле Франца-Иосифа (ЗФИ) — Греэм-Белл, Хейса, Гукера и Нортбрук. Какая из этих точек для вас самая важная?

Все зависит от того, куда мы высадимся. Для меня интересны все четыре острова, потому что это районы распространения мезозойских отложений, частично морского (триасовые), частично континентального генезиса (юрские и меловые толщи). На острове Хейса, например, в публикациях крупнейшего исследователя ЗФИ Виталия Дибнера указываются «кости ящеров». Но, во-первых, найдем ли мы их и, во-вторых, в том ли месте мы будем искать? Тут все зависит от того, куда может подойти судно и куда может сесть вертолет, совершающий выброски рабочих групп на берег. В любом случае, если мы находим разрез, то сначала составляется его геологическое описание и собираются ископаемые остатки растений и животных. Затем все это отвозится на корабль, а дальше находки едут в Петербург. И уже из Петербурга экземпляры направляются специалистам, занимающимся исследованием той или иной группы ископаемых организмов. Например, если мы найдем упомянутую «кость ящера», то сначала я ее передам специалисту по мезозойским пресмыкающимся Александру Аверьянову (Зоологический институт РАН). Здесь все зависит от уникальности находки. Если находка действительно уникальная, то мы ее оставим у нас — в Палеонтологическом музее СПбГУ. Но если это рядовой материал, который просто дает сведения об обнаружении остатков определенного ископаемого в определенной области, то его даже нет смысла хранить в нашей палеонтологической коллекции. Логичнее, чтобы он находился в тематической коллекции Зоологического института РАН. Пополнение коллекций необходимо не валовое, а точечное.

Сейчас музейному фонду Университета уделяют большое внимание. Там работают активные люди. Я знаю, что в Палеонтологическом музее проделана огромная работа. Все образцы каталогизируют и заносят в единую базу данных. Материалы доступны для изучения внешним и внутренним пользователям. Это очень важно и нужно.

Сергей Михайлович, расскажите, пожалуйста, о программе, которую вы готовите для АПУ-2021?

Моя программа будет состоять из двух блоков: первый — лекционный (во время переходов), второй — практический (во время высадок). Всего я планирую прочитать пять-шесть лекций. Первая лекция будет посвящена введению в вопрос. Большая часть будет отведена теме истории исследования Арктики. Исследования геологического и палеоботанического в том числе. Арктика — это Арктика, туда попасть трудно, поэтому любая экспедиция всегда привозит большое количество материалов любой направленности. В АПУ также будут и орнитологические, и геоботанические, и гляциологические, и ихтиологические исследования, но упор с моей стороны будет, конечно, сделан на исследование геологии и ископаемых растений. Отдельно я также прочитаю циклы «Флора палеозоя», «Флора мезозоя» и «Флора кайнозоя», а последняя лекция будет посвящена моим исследованиям в Арктическом регионе.

Есть надежда, что во время лекций появятся один-два студента, которые заинтересуются этими темами и смогут стать мне помощниками уже на практических работах во время высадок.