Директор МИП СПбГУ — о том, как лазерная химия помогает находить подделки среди документов

Малые инновационные предприятия (МИП), функционирующие при Университете, — то место, где энергия теоретического познания обретает практические формы. Именно здесь создаются патенты, которым суждено выйти за пределы научной лаборатории и воплотиться в виде практической, социально значимой технологии. Мы поговорили с директором МИП СПбГУ «Лазерная химия» и «Нелокальные плазменные технологии» Владимиром Кочемировским и узнали, как научные разработки помогают определять подлинность документов, а также, например, находить некачественный металлолом.

Расскажите, как родились предприятия, которыми вы сегодня руководите?

Все началось с того, что мы выиграли внутренний университетский грант по профилю нашей лаборатории лазерной химии. Тогда проректор по науке сказал, что эта тема могла бы быть развита более предметно, и порекомендовал на базе Университета организовать МИП «Лазерная химия», что мы и сделали. Тогда мы начали свой путь превращения в продаваемый продукт проектов по лазерному осаждению, однако в процессе работы ушли именно от этой темы и занялись более прикладными направлениями. Одно из них до сих пор очень активно нас поддерживает — это технология определения возраста подписи на документах. С ее помощью мы заработали себе имя в стране и сегодня делаем по 50 подобных экспертиз в год. Делали бы и больше, но пропускная способность предприятия пока не позволяет — сегодня заказов больше, чем специалистов.

С какими трудностями вы столкнулись при создании МИП?

Важно понимать, что исторически Университет всегда был ориентирован в первую очередь на фундаментальные исследования: изначально не предполагалось, что здесь будут создаваться продукты для практического применения. Для этого в стране открывали институты, специализирующиеся на инженерных разработках, а Университет готовил кадры именно для фундаментальной науки. Так сложилось, что здесь не было инженеров, производственных и экономических специалистов из данной сферы, поэтому нам пришлось пройти непростой путь: самостоятельно приобрести нужный опыт, чтобы сделать из фундаментальной разработки реальный рабочий продукт.

Расскажите о самых успешных ваших изобретениях.

Сегодня мы работаем по двум направлениям. Первое связано с определением срока давности документов, о котором я уже говорил. Эти разработки начались с того, что к нам обратились друзья-юристы с таким вопросом: «У нас на руках находятся документы из московских архивов по Чернобыльской зоне со списком ликвидаторов аварии. Есть подозрения, что два человека из Красноярского края туда "вписались" значительно позже и теперь незаконно получают свои пособия. Можете ли вы химически проанализировать эти журналы и распознать, кто и когда был туда вписан?»

Я привлек коллег по кафедре, мы провели мозговой штурм и предложили новый способ анализа чернил. Попробовали — и все получилось. Была проведена экспертиза, и нам удалось доказать, что в документах действительно две записи относятся к более позднему периоду — они созданы уже после 2000-х годов. То есть два гражданина в самом деле незаконно получали пособия ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

После этого возникло предложение обустроить лабораторию для подобных работ, потому что, как выяснилось, эта тема востребована не только в России. Подделка документов — одна острейших проблем в криминалистике и судебной экспертизе. По всему миру каждый год подделываются тысячи документов. Мы стали брать первые экспертизы, потихоньку совершенствовать методику, развиваться.

Сегодня МИП «Лазерная химия» является обладателем двух аттестованных методик по определению давности подписи, причем мы единственные в стране, кто этим занимается профессионально и имеет такой международный авторитет. Результаты нашей работы публикуются в европейских научных журналах первого квартиля. Во всех самых сложных случаях обращаются к нам, причем не только за экспертизой, но и за рецензиями на чужие экспертизы. У нас много запросов от арбитражных и гражданских судов, МВД, Следственного комитета и частных лиц.

А какое второе направление?

Второй наш проект тоже имеет все шансы стать коммерчески успешным — это определение уровня засоренности металлолома. Нередко поставщики металлолома подсыпают к нему мусор, чтобы увеличить общий вес груза и сэкономить на материале. Мы придумали технологию, которая позволит раскрыть этот обман без разгрузки вагона с металлоломом — его нужно просто перегнать через специальную рамку.

Технология работает по принципу магнетохимии: в ней задействован специальный контур с определенной индуктивностью и параметрами частоты напряжения. Вагон, въезжая в контур, срабатывает как сердечник — мы можем зафиксировать эти изменения параметров катушки, сформировать графический образ и вычислить соотношение магнитной и немагнитной фаз. Далее вагон взвешивается на обычных железнодорожных весах и полученные данные сравниваются между собой. У нас есть специальный алгоритм расчета, который и позволяет выяснить, сколько в вагоне металла, а сколько мусора.

Над чем вы работаете прямо сейчас?

Мы продолжаем развивать метод определения датировки документов. Любой документ состоит из бумаги, печатного текста, подписи и печати. Сегодня мы понимаем, как определять возраст рукописных надписей, а также оттисков печати. Однако датировка печатного текста все еще остается острой проблемой во всем мире, не имеющей пока никакого решения. Признаюсь, что у нас есть хорошие идеи, как можно попробовать решить эту задачу.

Кроме того, мы занимаемся поиском способов определения возраста самого бумажного листа. Хорошо, когда мы можем посмотреть возраст подписи. Но бывает, что сначала для документа печатают текст, лист с этим текстом лежит несколько лет и только потом его подписывают. Или, наоборот, часто бывает, что сначала в архивах лежал чистый лист с подписью, а несколько лет спустя на нем напечатали текст. Что является датой создания документа в таком случае? Непонятно. Поэтому нам очень важно собрать вместе все реквизиты — когда была создана бумага, когда поставлена подпись, когда напечатан текст, а когда поставлена печать.

Материал был подготовлен при участии студентов СПбГУ.