Материалы приема граждан

№ 39
от 15.05.2012

По традиции, во вторник, 15 мая, ректор СПбГУ Н. М. Кропачев провел очередной прием граждан в здании Двенадцати коллегий. Некоторые из вопросов имеют и общественное значение, выходят за рамки личного. О них мы и рассказываем здесь.

Со слов сына? Вопрос о повышенной стипендии

По словам матери магистранта Биолого-почвенного факультета, ее сын не согласен с решением комиссии по назначению повышенной стипендии. И она хотела рассказать ректору, почему ее сын не согласен с решением комиссии, и узнать мнение ректора об аргументах сына. Н. М. Кропачев объяснил посетительнице, что позицию студента нужно обсуждать с самим студентом, поскольку он знает все подробности происходящего с ним, имеет свою точку зрения. И ректора интересует позиция студента, а не его матери, которая излагает события со слов сына, но интерпретирует их по-своему. Для молодого человека важно научиться самому отстаивать свои права — в том числе перед ректором.

Посетительница продолжала настаивать на своем праве высказывать любому позицию сына, поскольку, по ее мнению, она прекрасно понимает своего сына и знает точно, что он думает и чего хочет. Ее сын считает (и она с ним в этом согласна), что критерии распределения повышенной стипендии в Университете неверные, ущемляют права магистрантов. Ее сын обращался к проректору А. А. Заварзину и после разговора с ним уже не стал обращаться к ректору. Н. М. Кропачев ответил, что возможны два варианта объяснения поведения студента. Первый: студент согласился с позицией проректора — и поэтому решил не приходить к ректору. Второй: студент не согласен с проректором, но не верит в успех и махнул на всё рукой.

Николай Михайлович объяснил посетительнице, что критерии распределения повышенной стипендии во втором семестре предварительно обсуждались на встречах председателей студенческих советов факультетов, на комиссиях Ученого совета и утверждены на заседании Ученого совета Университета. Студенты знают эти критерии. А чтобы ректор мог помочь студенту, нужно вначале выяснить его позицию. Ректор настоятельно просил посетительницу позвонить сыну и предложить ему всё-таки прийти на прием к ректору (Подробнее читайте в интервью ректора: Ректор СПбГУ: российская наука за пять лет сделала значительный рывок вперед, ответ 4, «Важно, какими нас видят студенты», ответы 4-6, 8).

Давайте считать баллы: вопрос о назначении повышенной стипендии во втором семестре

Через некоторое время на прием к ректору пришел и сын — магистрант 1 курса Биолого-почвенного факультета. Договорились, что его беседа с ректором будет происходить без мамы, чтобы юноша (ему уже 21 год) мог больше проявить свой характер, способность самостоятельно отстаивать свои права.

Разговор со студентом был гораздо более конкретным и содержательным. Посетитель знал критерии назначения повышенной стипендии в СПбГУ во втором семестре и считал, что сумму баллов в рейтинге ему сосчитали неверно. Он пытался это доказать, ссылаясь на постановление Правительства РФ от 18.11.2011 № 945. Ректор пригласил проректора по учебной работе Е. Г. Бабелюк участвовать в беседе.

Посетитель заметил, что в п. 7а говорится о том, что дополнительные баллы за успехи в учебе начисляются в том случае, если студент не менее двух семестров, предшествующих назначению стипендии, учился на «отлично» и «хорошо». Посетителю по этому пункту баллов не начислили, потому что он проучился в Университете на магистерской программе всего один семестр. А он считает, что надо было учитывать еще результаты семестров его обучения в бакалавриате. Иначе, доказывал студент, у всех магистрантов 1 курса здесь будут нули. Ректор объяснил: обучение в магистратуре — это освоение им новой образовательной программы, это новое поступление в вуз, поэтому предыдущие результаты и не учитываются. Но ведь, возразил студент, при назначении повышенной стипендии в первом семестре учитывались результаты обучения в бакалавриате. Е. Г. Бабелюк ответила: это была ошибка, тогда повышенную стипендию распределили неправильно, но эту ошибку исправили (хотя вернуть деньги ни у кого не требовали).

Н. М. Кропачев объяснил посетителю логику постановления правительства: так же происходит, например, при переводе с платной основы на бюджетную — тоже учитывают результаты двух семестров, а после одного не переведут. Кроме того, среди магистрантов-менеджеров, например, есть выпускники разных бакалаврских программ: математики, филологи, психологи, экономисты. А среди магистрантов-биологов не все учились в бакалавриате СПбГУ, некоторые пришли из других вузов. Как учитывать результаты их обучения — ведь везде свои критерии оценки знаний? Образовательная программа новая — и отчет результатов начинается заново. А иначе можно дойти до абсурда — и для первокурсников бакалавриата учитывать результаты школьных экзаменов. У меня сложилось впечатление, что, хоть и с большим трудом, но ректору и проректору удалось убедить студента в правильности такого подхода.

Дальше разбирали п. 9б: наличие у студента научных публикаций. Посетитель был недоволен тем, что ему не зачислили публикацию тезисов. Ректор объяснил, что при оценке публикационной активности сотрудников СПбГУ тоже учитывают не всякую публикацию. Эти критерии универсанты публично обсуждали несколько месяцев и внесли около 500 поправок в готовящийся приказ. А у студентов критерии оценки публикаций могут быть разные применительно к разным образовательным программам. По мнению ректора, естественно, что в определении этих критериев самое активное участие принимали сами студенты. То, что биологи решили не учитывать тезисы — это их право. Почему они так решили, студент мог узнать у декана и руководства студсовета факультета. Похоже, студент знает позицию студенческого совета факультета по этому вопросу, но он с этой позицией не согласен, поскольку, на его взгляд, постановление правительства предписывает учитывать при назначении повышенной стипендии любые публикации (в том числе и любые тезисы).

Следующий — п. 12а: посетителю не засчитали его победу в соревнованиях по настольному теннису, которые он одержал, когда отдыхал в оздоровительном комплексе «Университетский». И ректор, и проректор только руками развели: ну, разве это соревнования? Разве будет честным получать повышенную стипендию за такие спортивные достижения? Но сначала, напомнил посетитель, ему за спортивные достижения добавили баллы, а потом сняли, неизвестно почему. Этот вопрос тоже можно выяснить в студсовете.

В ходе разговора обнаружилось, что посетитель не только не был на заседаниях студсовета Биолого-почвенного факультета, но и, как он утверждает, не знал, когда они проходят, какие вопросы там обсуждаются. И когда проходили выборы студсовета, не знал и не участвовал в них. Ректор настаивал, чтобы студент проявлял больше активности в своем коллективе. И объяснил, что студсовет должен действовать в интересах студентов, информация о его деятельности должна быть публичной, решения студсовета — публиковаться оперативно. А студенты имеют право участвовать в заседаниях студсовета, могут оценивать деятельность членов студсовета и принимать необходимые меры. Н. М. Кропачев спросил посетителя, читает ли он материалы «Виртуальной приемной СПбГУ». И обратил его внимание на то, что 30 марта начальник юридического управления Ю. В. Пенов ответил на вопрос о порядке отзыва членов Студенческого совета.

Посетитель спросил, почему все еще не опубликован рейтинговый список студентов, получивших повышенную стипендию во втором семестре. Е. Г. Бабелюк ответила, что такой список опубликован 5 мая, а Н. М. Кропачев на своем IPad открыл этот список на сайте СПбГУ в разделе «Внеучебная деятельность». И кстати, в этом списке, на странице «Биолого-почвенный факультет» позже я насчитал восемь магистрантов 1 курса. А студент спросил, почему же, если решение о назначении стипендий было принято еще в апреле, список был опубликован так поздно? А если обнаружатся ошибки? Ректор поблагодарил студента за это предложение и сказал, что его обязательно нужно учесть в следующем семестре. Студенты, претендующие на получение повышенной стипендии, должны иметь возможность узнать о решении как можно раньше.

Посетитель сообщил, что в студсовете ему отказывались показать рейтинговый список, ссылаясь на указание ректората Университета. Ректор ответил, что в ректорате Университета работает более 4 тысяч человек. Кто же именно дал такое указание? Н. М. Кропачев посоветовал студенту в таких случаях просить письменный отказ — с указанием причины. А если есть соответствующее указание какого-то должностного лица, пусть приложат копию такого указания. Студентам надо учиться эффективно и цивилизованно защищать свои права (Подробнее читайте в интервью ректора: Николай КРОПАЧЕВ: «СПбГУ сегодня – один из международных центров образования и науки», ответ 4, Сделать из хорошего – отличный, ответ 1).

Решение вопроса

В своем ответе на обращение магистранта проректор по направлениям биология, география, геоэкология и почвоведение А. А. Заварзин 5 мая 2012 года сообщает: «В текущем году для начисления повышенной академической стипендии необходимо было набрать не менее 32 баллов». А магистранту в соответствии с представленными документами «было начислено 17 баллов», поэтому повышенная стипендия ему не назначена.

А в служебной записке на имя ректора от 17 мая 2012 года проректор А. А. Заварзин поясняет: «Мною или работниками соответствующих отделов не давались указания членам студенческого совета биолого-почвенного факультета о запрете сообщать о перечне обучающихся, включенных в списки на выплату повышенной академической стипендии, до их окончательного утверждения».

Нарушена ли процедура экзамена? Вопрос о несданном экзамене и возможном отчислении

Во время недавней сессии магистрант 2 курса Юридического факультета успешно сдал все экзамены, кроме одного. Экзамен по процессуальному праву аттестационной комиссии 25 апреля он сдал с оценкой «неудовлетворительно». Он попросил показать ему работу (этот экзамен проводился письменно) и заметил, что исправления вносил только один из членов комиссии — доцент М. З. Шварц, который и читал магистрантам этот курс. Замечаний двух других членов комиссии в работе нет. И на показе работы 2 мая на кафедре гражданского процесса тоже присутствовал только доцент М. З. Шварц. Студент, пришедший на прием к ректору, считает, что это — нарушение процедуры приема экзамена и проведения показа работы. Поэтому 3 мая он написал заявление об апелляции, где просит отменить результаты экзамена.

Н. М. Кропачев сообщил посетителю, что на его обращении и. о. ректора И. А. Горлинский наложил резолюцию: Е. Г. Бабелюк — разобраться и представить проект ответа 16.05.2012. Николай Михайлович позвонил Е. Г. Бабелюк и спросил о результатах. Екатерина Геннадьевна ответила, что проверка еще не закончена, проект ответа она представит в срок.

Студент сообщил также, что его вызвали в деканат и ознакомили с протоколом экзаменационной комиссии. Но в документе была только одна его фамилия, хотя экзамен сдавали и другие студенты. Н. М. Кропачев объяснил, что, скорее всего, ему дали выписку из протокола (как и должно быть в идеале), а не весь протокол. И то, что во время показа работы присутствовал только один экзаменатор, тоже не нарушение. Оценку экзаменаторы выставляют комиссией, а указать экзаменуемому на его ошибки вполне может и один из преподавателей. Осталось выяснить, сколько человек проверяли экзаменационную работу. Ректор попросил посетителя подождать до завтра — о результатах проверки ему сообщат.

Решение вопроса

Придя на прием ректором граждан 22 мая, магистрант уже знал о решении вопроса, с которым он обращался к ректору.

Проректор по учебной работе Е. Г. Бабелюк 21 мая 2012 года представила проект ответа ректора на заявление магистранта 2 курса Юридического факультета от 3 мая 2012 года. В нем сообщается: «Локальными актами СПбГУ не предусмотрено, что все члены аттестационной комиссии обязаны при проверке письменной работы студента делать какие-либо пометки в данной работе. Следовательно, факт наличия каких-либо пометок в письменной работе не может свидетельствовать о том, что работа была проверена только одним членом комиссии.

Согласно объяснениям, полученным от членов аттестационной комиссии, проф. д. ю. н. В. А. Мусина, доцента к. ю. н. М. З. Шварца, доцента к. ю. н. А. А. Ференс-Сороцкого, Ваша работа была проверена всеми членами аттестационной комиссии, и Вам была выставлена оценка "неудовлетворительно", что подтверждается протоколом заседания аттестационной комиссии».

Сообщается также, что «локальными актами СПбГУ не предусмотрена обязанность всех членов комиссии присутствовать при показе письменных работ...»

Решение комиссии окончательное. И магистрант «был правомерно отчислен из СПбГУ за академическую неуспеваемость с 26 апреля 2012 года приказом проректора по учебной работе от 15.05.2012 № 6013/3» (Подробнее читайте в интервью ректора: Сделать из хорошего – отличный, ответ 1, Ректор СПбГУ: российская наука за пять лет сделала значительный рывок вперед, ответ 4).

Как-нибудь в другой раз... Вопрос об открытости Университета и ее восприятии сотрудниками

То, что материалы приема граждан ректором публикуются на сайте СПбГУ, для кого-то — новость. Причем настолько большая, что работник Университета, узнав об этом, предпочел даже не начинать разговор. Старший научный сотрудник геологического факультета В. Н. Деч пришел на прием рассказать, как он сообщил, о математической геологии. Но он надеялся поговорить об этом «в приватной беседе». Николай Михайлович по традиции представил посетителю А. А. Соловьева, начальника управления — секретариата ректора, и меня. И сообщил, что приватных бесед во время приема граждан у ректора не бывает, что вся информация о приемах открытая.

Посетитель сильно удивился и признался, что для него это большая неожиданность — хотя никаких секретов, как он говорит, у него нет. Он задумался, не придти ли ему в другой раз, пригласив коллег, которые, как он утверждает, тоже были обижены ситуацией, сложившейся на Геологическом факультете. Ректор предложил ему, если это необходимо, подготовиться к открытому разговору и придти в следующий вторник. А перед этим зайти, например, на сайт СПбГУ и прочитать отчеты о приемах граждан ректором. Посетитель, задумавшись, ответил, что, может быть, он и не придет в другой раз.

После его ухода Николай Михайлович показал солидную пачку документов, которые предусмотрительно подготовил секретариат. Посетитель писал, что научное направление, которым он занимается, актуально, и жаловался ректору, что декан Геологического факультета не дает ему работать. Ректор направил это письмо в Ученый совет Геологического факультета с просьбой разобраться в ситуации и решить вопрос о том, как будет развиваться конкретная научная лаборатория, где работает В. Н. Деч. И Ученый совет признал «не соответствующими действительности» его утверждения «о сфабрикованной деканом С. В. Аплоновым разгроме лаборатории», «о ликвидации принципиально важного фундаментального направления в геологической науке», «о его участии в обучении студентов». А также «признал недостойным» его «поведение как сотрудника» и «стиль его обращений к ректору, содержащих бездоказательные обвинения и оскорбления в адрес проректора В. С. Катькало и декана Геологического факультета С. В. Аплонова». А причина прекращения финансирования этой научной темы — «отсутствие отчета о работе за 2011 год», хотя «все сотрудники исправно получали зарплату» (речь идет о расходовании почти 0,5 млн рублей из средств бюджета, выделенных для работы по данной теме).

Замечу, что 22 мая на очередной прием ректором граждан этот посетитель так и не пришел.

Статистика

15 мая на прием пришли четыре человека: студенты (2), аспиранты и соискатели (0), профессора и преподаватели (0), сотрудники (1), не работающие в СПбГУ (1). Рассматривались три вопроса, в том числе по темам: образование (0), наука (1), студенческая жизнь (учеба (1), досуг (0), поселение (0), другие (0)), жилье, хозяйство, быт (1), трудовые отношения (0), отношения в коллективе (0), Университет и мир (0), прочие (0). Прием начался в 16:36, закончился в 19:39.