Материалы приема граждан

№ 92
от 10.09.2013

По традиции, очередной прием граждан во вторник, 10 сентября, прошел в здании Двенадцати коллегий. В связи с командировкой ректора его обязанности во время приема исполняли: с 16:30 до 17:00 — проректор по экономике Е. Г. Чернова, с 17:00 до 18:10 — пресс-секретарь СПбГУ А. А. Заварзин. Некоторые из вопросов имеют и общественное значение, выходят за рамки личного. О них мы и рассказываем здесь.

«Прошу о милосердии...» Вопрос об участии студентки в беспорядках в общежитии

На прием к ректору пришел московский чиновник, работающий в системе МИДа, но, как он сам подчеркнул, обратился он как отец студентки. Его дочь-первокурсница, обучающаяся в СПбГУ по образовательной программе «Филология», попала, как он сообщил, в сложную ситуацию, поэтому ему срочно пришлось приехать в Петербург. Его визит связан с происшествием, которое случилось в ночь с 27 на 28 августа: студенты устроили разгром в общежитии № 10. Нанесенный ущерб оценивается в сумму 160 тыс. рублей. Виновников в организации акта вандализма удалось установить, их действия создали угрозу для жизни и безопасности студентов, проживающих в общежитии. Проводится служебная проверка (см. Материалы ректорского совещания от 02.09.2013, п. 5.2, от 09.09.2013, п. 9).

По словам отца, его дочь говорит, что она не принимала участия в разгроме, хотя и присутствовала там. Отец провел профилактическую воспитательную работу с ней, и дочь, как он считает, раскаивается в том, что оказалась не там, где следовало ей быть (в своей комнате заниматься уроками). Он просит не исключать ее из Университета. А если дочь все-таки виновата, просит о снисхождении и милосердии.

И. о. ректора Е. Г. Чернова спросила посетителя, откуда у него такая уверенность, что его дочь не принимала участия в акте вандализма. Отец ответил, что об этом ему сказала дочь, а также подтвердили лица, которые проводят служебное расследование. Он беседовал с проректором по учебной работе М. Ю. Лавриковой и проректором по эксплуатации материально-технической базы Г. С. Васильевым: и они, по его словам, однозначно не утверждают, что эта студентка принимала участие в разгроме.

Е. Г. Чернова объяснила, что никто из проректоров и не будет что-либо однозначно утверждать до окончания проверки. Проверка не закончена. Но случайно ли его дочь оказалась среди участников разгрома? Отец ответил, что о случайности речь не идет: как он объяснил, ребята отмечали День студента, и в этом «праздновании» принимала участие и его дочь. А. А. Заварзин показал посетителю копии переписки «В контакте» 27 и 28 августа. Е. Г. Чернова выразила сочувствие и понимание переживаний отца, но отметила, что у студентки должны быть какое-то объяснение случившегося. Отец ответил, что дочь писала объяснительные записки, но правоохранительные органы не вызывали ее для дачи показаний.

Решение о наказании будет приниматься после завершения проверки — индивидуально, в отношении каждого из участников, подчеркнула Е. Г. Чернова. Но решение будет построено на общих принципах и правилах, действующих в Университете. Она посоветовала отцу: если студентка виновата и осознает свою вину, то лучше, если она сама сообщит о своих действиях. Так будет честнее, и ее признание будет учитываться при рассмотрении происходящего. Хуже, если она что-то утаит, а в процессе проверки выяснятся какие-то неблаговидные подробности.

А. А. Заварзин пояснил, что ни ректор, ни другие должностные лица Университета не обладают полномочиями правоохранительных органов. И не хотелось бы, чтобы у посетителя сложилось впечатление, что во время приема граждан осуществляется расследование случившегося. Цель иная: дать необходимые пояснения по запросу отца студентки. А разбирательство, оценка участия и вины каждого студента — это компетенция полиции. Речь идет о порче государственного имущества на крупную сумму и о нарушении Правил внутреннего распорядка СПбГУ. Е. Г. Чернова подчеркнула, что разбирательство будет объективным, а о результатах посетителю сообщат.

Обнаружил нарушения? Вопрос о несданном экзамене

Студент 3 курса, обучающийся по программе «Физика», рассказал, что в летнюю сессию не сдал экзамен по методам математической физики. Он пересдавал его 2 сентября на дополнительной сессии, а затем аттестационной комиссии 4 сентября, но вновь получил оценки «неудовлетворительно» и поэтому представлен к отчислению. Но, изучив рабочую программу дисциплины «Методы математической физики» и Правила обучения в СПбГУ, студент считает, что экзамен проводился с нарушениями процедуры. Об этих нарушениях он подробно рассказал, придя на прием к ректору.

Он сообщил, что к концу семестра у него было 35 баллов за контрольные. К ним должны были добавиться оценки за коллоквиум (до 25 баллов) и за экзамен. Но за коллоквиум он получил оценку «неудовлетворительно», и студентам не дали возможности переписать коллоквиум, хотя в рабочей программе, по его словам, указана такая возможность (это нарушение, как он считает). Свои оценки за пересдачу экзамена студенты узнали только вечером 3 сентября, а сдача экзамена аттестационной комиссии была назначена на следующий день (это тоже нарушение, по его мнению, так как между экзаменами должно быть отведено не менее трех календарных дней на подготовку, согласно Правилам обучения в СПбГУ).

Посетитель рассказал о том, что 4 сентября он был удален с экзамена. После того, как студенты написали первую часть (решили 4–5 задач), был устроен перерыв. Затем студенты вернулись в аудиторию, чтобы сдавать теоретические вопросы. И у себя под партой посетитель обнаружил какой-то листок. Он хотел на всякий случай убрать листок куда-нибудь (кстати: куда именно студент хотел убрать «листок», так и неясно...), но один из экзаменаторов заметил это и удалил студента с экзамена, считая, что тот хотел воспользоваться шпаргалкой. А после экзамена студент подошел к первому заместителю декана физического факультета С. Ф. Бурейко, они вместе, как он рассказывает, рассмотрели тот листок, и не обнаружили никакого сходства с вопросами билета (кстати: никаких заявлений от профессора С. Ф. Бурейко к ректору не поступало). И почерк там был не его (кстати: шпаргалки, как известно, пишутся только своей рукой).

Студент считает, что экзаменатор к нему относится предвзято из-за событий весны 2013 года. В зимнюю сессию этот студент тоже не сдал экзамен по методам математической физики. Он обратился за помощью к ректору, после чего, как он рассказывает, была устроена проверка правильности процедуры экзамена, студенту дали возможность пересдать экзамен другой комиссии (и он успешно его сдал), а лекции студентам 3 курса поручили читать другому преподавателю...

А. А. Заварзин внимательно его выслушал, задал уточняющие вопросы. И сообщил студенту, что поручит проректору по учебной работе М. Ю. Лавриковой рассмотреть его заявление и 17 сентября представить ректору проект ответа. Кроме того, и.о. ректора напомнил студенту, что в СПбГУ есть Комиссия по этике. И если он считает, что были нарушены этические нормы, то этот вопрос вне пределов компетенции ректора. Но студент может обратиться с этим вопросом в Комиссию по этике Ученого совета СПбГУ.

Статистика

10 сентября на прием пришли пять человек: студенты (1), аспиранты и соискатели (0), профессора и преподаватели (0), сотрудники (1), не работающие в СПбГУ (3). Рассматривались четыре вопроса, в том числе по темам: образование (перевод на бюджетную основу обучения (1), экзамены и отчисление (1)), наука (0), общежития (1), работники и коллективы (зарплата, премии, надбавки (1)), социальные вопросы (0), Университет и мир (0), прочие (0). Прием начался в 16:37, закончился в 18:09.