Материалы приема граждан

№ 109
от 28.01.2014

По традиции во вторник, 28 января, прошел очередной прием граждан в здании Двенадцати коллегий. Его вели ректор СПбГУ Н. М. Кропачев (с 16:30 до 18:00) и и. о. ректора пресс-секретарь СПбГУ А. А. Заварзин (с 18:00 до 18:50). Некоторые из вопросов имеют общественное значение, выходят за рамки личного. О них мы и рассказываем здесь.

От кого «защищать»? Вопрос об условиях конкурса на должность доцента

Два преподавателя кафедры физической химии (доцент Г. И. Шумилова и доцент М. А. Синякова, профорг кафедры) обратились к ректору с вопросом об условиях конкурса на должность доцента этой кафедры — как они сказали, обращаются от имени кафедры (они принесли заявление на имя ректора, подписанное несколькими работниками Университета). Ректор объяснил посетителям, что установление условий конкурса на должности научно-педагогических работников не решается коллегиально. Условия конкурса на должности НПР определяет представитель работодателя — в их случае директор Института химии И. А. Балова.

Посетители объяснили, что в этом конкурсе хотел участвовать заведующий одной из лабораторий, который работает в должности доцента и у которого срок трудового договора заканчивается 23 февраля. Но у него не приняли документы в конкурсе на должность доцента — на формальных, как считают посетители, основаниях (по их словам, их коллега представил четыре публикации вместо пяти, требуемых по условиям конкурса). Н. М. Кропачев объяснил им, что документы не приняли на вполне законных основаниях — именно потому, что не были соблюдены определенные в условиях конкурса требования к кандидату.

Но когда этот завлаб участвовал к конкурсе на должность доцента пять лет назад, не было таких жестких условий, аргументировали свою точку зрения посетители. А теперь, за несколько недель, как они считают, условия конкурса «вдруг» (!?) изменились... Опять неверная формулировка, заметил ректор. Никакие условия «вдруг» не менялись. Объявлен конкурс на должность доцента — и в нем указаны условия этого конкурса. Если через месяц-другой или через полгода будет объявлен новый конкурс, то вполне возможно, что там будут установлены свои условия того конкурса. Потому что условия каждого конкретного конкурса декан факультета (или директор института) устанавливает, исходя из тех задач, которые в данное время решаются коллективом Университета. Время другое, задачи другие — и условия конкурса тоже другие. Ректор привел пример: сегодня во многие договоры с преподавателями включают пункт о необходимости подготовки учебных курсов на английском языке. О том, что такие требования появятся, было ясно еще несколько лет назад любому научно-педагогическому работнику. Обязанности по организации разработки курсов на иностранных языках уже не первый год включены в трудовые договоры с деканами. Другое дело, что кто-то надеялся: нас-то, дескать, пронесет...

Для приспособления к новым условиям, заметили посетители, требуется время. Преподавателям нужно овладеть английским языком. И для того чтобы у работника была опубликована статья, нужно время на то, чтобы провести научное исследование, написать статью по его результатам, пройти рецензирование и другие стадии — до выхода статьи в свет. У их коллеги, как рассказали посетители, подготовлен ряд статей, но они еще не опубликованы...

Ректор поддержал их (другими словами, еще бы полгодика, и у него бы появилась нужная статья...), но предложил взглянуть на ситуацию шире, в масштабах всего Университета. В 2009 году в СПбГУ начали разрабатывать Программу развития. А в 2010-м на заседании Ученого совета химического факультета прозвучали слова о том, что, дескать, тот, кто принимал эту Программу, пусть и думает о том, как ее выполнять... Этот факт стал широко известен в Университете, и ректор на заседании Ученого совета СПбГУ был вынужден сказать об этом. К сожалению, тогда, в 2010 году, декан факультета поддерживал неправильную атмосферу в коллективе. Между тем перед СПбГУ стоят задачи, определенные в Программе развития, и их надо выполнять всем коллективом Университета. Об этом говорилось уже тогда на заседаниях Ученого совета Университета, на многих совещаниях с деканами. Информация об этом регулярно размещалась на сайте СПбГУ, публиковалась в университетской печати. Те, кто делал вид, будто они не понимают, что требования Программы развития обращены к каждому универсанту (а значит, и к ним), теперь пожинают плоды...

Программа развития СПбГУ — это новое оборудование, это конкурсы на тревэл-гранты, проведение конференций, научные исследования, привлечение постдоков, это доплаты за публикационную активность, это современные информационные ресурсы. Но это и новые требования к тем, кто хочет и готов выполнять Программу развития.

Как и насколько в России должно измениться количество научных публикаций в международных журналах с высоким импакт-фактором для того, чтобы российские вузы вошли в первую сотню ведущих университетов мира, говорил президент РФ. Таков общемировой тренд развития науки. Эти вопросы (в том числе и темпы роста публикаций) регулярно обсуждаются на совещаниях ректора с деканами, на заседаниях Ученого совета СПбГУ, публикуются на сайте СПбГУ. Вот одна сторона вопроса: задачи, которые поставлены перед коллективом Университета.

Есть и другая сторона: условия работы универсантов. Их должен обеспечить работодатель, подчеркнул ректор. И если бы нынешние требования к работникам предъявлялись лет пять-шесть назад, это было бы неверно. За последние несколько лет ситуация в Университете резко изменилась:

  • закуплено современное оборудование (в том числе уникальное, которого нет ни в одном другом вузе России) и доступ к нему в ресурсных центрах СПбГУ открыт для всех преподавателей, научных сотрудников, студентов и аспирантов Университета, а также для внешних пользователей. Преподаватели подтвердили: они знают об этом и пользуются этим оборудованием
  • существенно увеличился доступ к мировым информационным ресурсам. Если в 2006 году в СПбГУ был доступ только к 25 цифровым издательским ресурсам, в Гарварде — к 145 (т. е. было соотношение 1:6), то сейчас это соотношение стало практически 1:1 (и в том и в другом вузе порядка 160 ресурсов). Одна из преподавателей с удовольствием отметила: да, на днях она с удаленного доступа легко нашла нужные статьи в международных журналах
  • значительно увеличилось финансирование научных исследований (гранты СПбГУ превышают гранты РФФИ). Конкурс на участие в Мероприятиях 1–8 открытый, в нем может участвовать любой научно-педагогический сотрудник Университета
  • расширились возможности для расширения контактов с коллегами, в том числе иностранными (трэвел-гранты, гранты для участия в международных конференциях, стажировки в зарубежных вузах, конкурсы постдоков и др.)
  • постоянно повышается уровень заработной платы НПР

Эти изменения произошли благодаря целенаправленным усилиям руководства Университета. Возросший уровень требовательности должен соответствовать новым условиям труда и открывшимся возможностям для преподавателей и научных сотрудников СПбГУ.

Посетители согласились с доводами ректора. Но, говоря о своем коллеге, подчеркнули, что он-то как раз известен в коллективе тем, что работает интенсивно и увлеченно, читает прекрасные лекции, работает с аспирантами и студентами, а его доклад был отмечен на недавней международной конференции. Обстоятельства в коллективе кафедры и факультета так сложились (были переезды, переоборудование помещений и т. п.), что он не успел вовремя обеспечить нужное количество публикаций. И что если не будет продлен с ним контракт, то Университет, как они считают, может потерять целое направление исследований в определенной области химии...

Ректор заметил, что если у посетителей еще сохраняется ощущение несправедливости, то их упрек следует адресовать не нынешнему директору института химии, а ее предшественнику, предыдущему декану химического факультета. И что многие их коллеги, заведующие кафедрами, еще в 2009 году стали понимать новый тренд развития Университета. И постепенно смогли «разбудить» коллективы своих кафедр. Для примера Николай Михайлович назвал фамилию известного многоопытного профессора (и видно было, что посетители поняли, о ком идет речь), который прежде не стремился к публикациям, а теперь публикуется, и весьма успешно.

Что же делать, спросили преподаватели. Они пришли к ректору «защищать коллегу», а, похоже, защищать-то не от кого. На него же никто не нападает, пояснил Н. М. Кропачев, и защищать его — это всё равно, как если бы они рвались защищать... человека, который нарушил правила охраны труда (например, при проведении химического эксперимента). Так и тут: есть правила проведения конкурса. А документы претендента не соответствовали объявленным условиям. Причем условия предъявлялись не к нему лично, и конкурс объявлялся не для него, а для всех желающих и для всех, кто соответствует условиям конкурса.

Отвечая на вопрос ректора, посетители сообщили, что объявленный конкурс не состоялся — никто не пришел, не подал документы на конкурс. Тогда Н. М. Кропачев объяснил, что у директора института достаточно возможностей для решения кадрового вопроса. Если И. А. Балова считает, что специалист, о котором говорят посетители, — ценный, что именно его надо оформлять на работу, то она может, например, взять его на должность доцента по приказу — до проведения следующего конкурса. А вот какого именно специалиста привлекать к работе в Университете, будет решать директор института. Это сфера компетенции директора института как представителя работодателя. Ректор сказал, что он полностью доверяет И. А. Баловой, и попросил преподавателей тоже доверять Ирине Анатольевне и помогать ей в выполнении задач Программы развития СПбГУ.

Поддерживать «своего» или лучшего? Вопрос о развитии «Вестника СПбГУ»

В связи с обсуждением вопроса об условиях конкурса на должность доцента одна из посетительниц подняла вопрос о том, почему «Вестник СПбГУ» не входит в наукометрическую базу Web of Science. Сейчас «Вестник» (в частности, серия «Химия») — это журнал, публикации в котором не цитируются и не учитываются. Почему же в Университете нет журнала с высоким импакт-фактором? На взгляд посетителей, получается замкнутый круг: с одной стороны, универсанты не публикуются в «Вестнике», потому что публикации не учитываются, а с другой — популярность (и цитируемость) «Вестника» не растет, потому что там не публикуют результаты современных исследований. Как разорвать этот круг? Посетители могли предложить только одно: вложить необходимые средства в развитие «Вестника», но даже сами сомневались в успехе подобной акции.

Ректор изложил свою точку зрения (которую, кстати, он уже озвучил недавно, во время встречи с почетными профессорами СПбГУ, один из которых задал аналогичный вопрос):

  • во-первых, многие ведущие университеты мира не имеют собственных журналов, и тем не менее их сотрудники успешно публикуются в высокорейтинговых журналах. Гораздо эффективнее направить усилия (и деньги тоже) на то, чтобы сотрудники СПбГУ публиковались в уже известных журналах, — просто потому, что «раскрутить» свой журнал гораздо сложнее, дороже и затратнее
  • во-вторых, есть примеры успешных серий «Вестника СПбГУ»: это «Математика» и «Менеджмент». Эти серии индексируются в базе Web of Science. Таков результат не только продуманных действий наших математиков и менеджеров, но и, соответственно, высокого качества тех статей, которые публикуются в журналах этих серий
  • в-третьих, если какой-то другой коллектив (например, химики) захотят превратить серию «Вестника» в высокорейтинговый журнал, то руководство Университета будет им помогать. Но, предупредил ректор, это должно быть продуманное (и четко просчитанное) решение конкретного коллектива
  • в-четвертых, те ученые, которые решили «поднять» конкретную серию «Вестника», понимают, что долгое время нужно писать хорошие статьи о выдающихся научных результатах, которые не будут учитываться в Web of Science. И привлекать сильных авторов извне, которые (вместе с нашими) будут создавать новый имидж журнала. И создавать сильную международную редколлегию с участием зарубежных ученых. И вводить обязательное и строгое рецензирование статей
  • в-пятых, когда такая серия «Вестника» будет замечена мировыми наукометрическими базами и ее импакт-фактор повысится, тогда опубликовать в этом журнале статью будет ничуть не легче, чем в любом высокорейтинговом журнале сегодня. Потому что там не будут публиковать статью профессора только потому, что он «свой», университетский. А будут публиковать ту статью, которую рецензенты признают лучшей! Именно для того, чтобы уровень журнала рос, а не падал...

Уже сейчас в Университете создаются условия для увеличения количества научных публикаций сотрудников в высокорейтинговых журналах. Введены доплаты за публикационную активность и премии за публикации в журналах Science и Nature. Введена оплата публикаций в платных журналах с высоким импакт-фактором (к сожалению, за год обратились всего 10 человек). Уже год как в Университете действует правило: по запросу НПР ему будет оказана помощь в переводе статей на английский язык (увы, пока никто не обращался за помощью). К сожалению, универсанты, отметил ректор, не торопятся воспользоваться этими возможностями. Как же тогда мы сможем «поднять» свой «Вестник»?

Без ответа? Вопрос об эффективности публикаций на сайте СПбГУ

Почетный профессор СПбГУ Г. Н. Белозерский обратился к ректору с предложениями, как улучшить правила оценки публикационной активности ученых Университета. Он сделал это больше полугода назад, придя на прием к ректору в мае 2013 года. А в этот раз Геннадий Николаевич, сообщив о своих научных успехах, стал рассказывать, что после того визита к ректору он написал о своих предложениях и ждал ответа. Но, как он объяснил, до сих пор ответа не получил — ни от проректора по научной работе, ни от сотрудников УНИ.

Пока профессор рассказывал, пресс-секретарь СПбГУ А. А. Заварзин нашел на сайте СПбГУ в разделе «Обращения к ректору» отчет о предыдущей беседе ректора с Г. Н. Белозерским. Н. М. Кропачев, показав посетителю этот текст на своем планшете (и прочитав вслух несколько фраз, чтобы напомнить профессору о той беседе...), отметил, что отчет был опубликован еще 9 июня. И там были даны подробные ответы ректора на все вопросы, заданные профессором. Николай Михайлович выразил удивление, что Геннадий Николаевич до сих пор не познакомился с этим текстом... Профессор извинился: выходит, он зря побеспокоил ректора.

По правилам — значит, по справедливости: вопрос о восстановлении в СПбГУ

Студентка 5 курса, обучающаяся по специальности «История» (дневное отделение, бюджетная основа обучения), при пересдаче комиссии зачета по дисциплине «Латинский автор» 25 января получила оценку «не зачтено» и была представлена к отчислению. Она рассказала, что хочет восстановиться на вечернее отделение — из-за того, что дневной специалитет, на котором она училась, закрывают. Но для этого нужно было подать документы до 24 января, а она не могла, потому что тогда была еще студенткой.

Она беседовала с начальником учебного управления Н. Г. Бойко и заместителем проректора по учебной работе А. В. Бабичем. И, как она рассказывает, ей объяснили, что ее документы на восстановление принять могут, но рассматриваться они будут комиссией по переводам и восстановлениям не 7 февраля, а 29 августа. Она спрашивает, почему такая несправедливость.

И. о. ректора А. А. Заварзин ответил, что, наоборот, всё происходит вполне справедливо, в соответствии с правилами, действующими в Университете. Дата подачи документов (24 января) была установлена для всего Университета. И что посетительнице это объяснили должностные лица, компетентные в сфере учебной работы... По ее словам, восстановить ее могут только на программу бакалавриата, но на какой курс, пока не сообщили. А. А. Заварзин ответил, что, когда она подаст заявление на восстановление, тогда проведут сравнительный анализ изучаемых дисциплин и ей точно посчитают, на какой курс ее могут восстановить. Это зависит от разницы учебных планов специалитета и бакалавриата. А если ее интересуют вопросы по существу (чем отличаются учебные планы специалитета и бакалавриата и почему?), то их следует задавать декану факультета и председателю учебно-методической комиссии.

Статистика

28 января на прием пришли пяти человек: студенты (1), аспиранты и соискатели (0), профессора и преподаватели (3), сотрудники (0), не работающие в СПбГУ (1). Рассматривались пяти вопросов, в том числе по темам: образование (экзамены и отчисление (1)), наука (0), общежития (0), работники и коллективы (трудоустройство (2), зарплата, премии, надбавки (1)), социальные вопросы (0), Университет и мир (1), прочие (0). Прием начался в 16:33, закончился в 18:48.