Юристы СПбГУ выяснили, что работодатели часто злоупотребляют возможностью контроля работников с помощью видеонаблюдения

Видеонаблюдение и геолокация — это широко распространенная практика контроля за работниками. Но подобный контроль должен быть ограничен необходимостью защиты частной жизни работника и соответствовать нормам о защите персональных данных.

Это первое полномасштабное российское исследование практики правоприменения норм о защите персональных данных работников.

Юристы Санкт-Петербургского университета провели исследование, в ходе которого сделали вывод, что российские суды крайне редко встают на сторону сотрудника, защищающего права на частную жизнь на рабочем месте. Эксперты посчитали, что всего в 6 % случаев суды признавали незаконной слежку работодателя за работником с помощью видеосъемки или отслеживания его геолокации.

Участие в исследовании в рамках проекта «Мониторинг правоприменения» приняли доцент СПбГУ Елена Сыченко и студенты Любовь Волкова, Анна Лимарова, Ярослав Панов и Астемир Пагов. Они проанализировали 52 судебных акта, принятых в период с 2018 по 2020 годы в 38 субъектах России.

Суды традиционно считают, что работодатель вправе самостоятельно определить, какими методами он может контролировать выполнение трудовых обязанностей сотрудниками. При этом судами, как правило, не учитывается тот факт, что видеозапись и геолокация являются способом сбора персональных данных. «Согласие работника на сбор и обработку данных должно быть конкретным, информированным и сознательным. Это регулируется главой 14 Трудового кодекса и нормами Федерального закона "О персональных данных"», — рассказала Елена Сыченко. Пункт о том, что сотрудника будут снимать на рабочем месте или будут следить за его перемещениями, должен быть закреплен документально в трудовом договоре, в должностной инструкции и/или правилах внутреннего трудового распорядка.

Читать полный текст отчета на сайте Мониторинг правоприменения.

При рассмотрении исков работников о незаконности видеонаблюдения или геолокации судам нужно прежде всего оценить, давал ли работник согласие на сбор такой информации, соответствует ли оно требованиям закона, принял ли работодатель порядок обработки персональных данных работников и были ли сотрудники с ним ознакомлены.

Если требования Трудового кодекса или закона «О персональных данных» были нарушены, суд должен принять решение о незаконности видеонаблюдения или геолокации. Такой алгоритм не только четко прописан в законах, но и был не раз сформулирован специалистами в различных публикациях, в том числе он содержится в виде готового решения в правовой системе «Консультант Плюс».

Тем не менее в абсолютном большинстве решений суды не считают соблюдение этого алгоритма условием законности видеонаблюдения и полученных в результате видеозаписей. Суды зачастую формально подходят к рассмотрению подобных дел и слишком широко трактуют право работодателя на управление трудом. Более того, суды скептически относятся к наличию «частной жизни» на рабочем месте и игнорируют аргументы работников о нарушении работодателем этого конституционного права.

Университетские исследователи пришли к выводу, что ни в одном из проанализированных решений суды не исследовали факт законности видеозаписи. Поэтому в ситуации, когда истец обжалует увольнение за невыполнение трудовых обязанностей, доказанное видеозаписью, он имеет право обратить внимание суда на то, каким способом это доказательство было получено, давал ли он согласие на видеозапись на рабочем месте.

Авторы исследования считают, что для устранения этих проблем необходимо принять постановление Пленума Верховного суда РФ, которое разъяснило бы порядок применения Трудового кодекса и закона «О персональных данных» при введении контроля за работниками с использованием цифровых средств. «Нужно определить, соразмерны ли методы контроля за работником с целями, которые преследует работодатель, чтобы минимизировать его вмешательство в частную жизнь своих сотрудников. Кроме того, полагаем необходимым привлечь внимание судов к обязательности анализа законности представляемых работодателем видеозаписей и других цифровых материалов, содержащих персональные данные работников, в свете закона "О персональных данных" и ТК РФ», — подчеркнула Елена Сыченко.