Татьяна Черниговская: «Никто не обещал, что искусственный интеллект будет на нас похож»

О том, когда наступит конец человечества и какую роль в этом может сыграть искусственный интеллект, а также способны ли роботы заниматься творчеством, рассуждали участники дискуссии «Искусственный интеллект в современном искусстве: механизация или творчество?», которая прошла в Российском этнографическом музее в рамках VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума.

Открывая дискуссию, модератор встречи — телеведущий, генеральный продюсер Новой сцены Александринского театра, выпускник СПбГУ Александр Малич — рассказал, что в октябре прошлого года на аукционе Christieʼs была впервые продана картина, созданная искусственным интеллектом. Лот под названием «Портрет Эдмона Белами» ушел с молотка за немалую сумму — 432,5 тысячи долларов.

Мы больше не имеем права говорить, что искусственный интеллект в искусстве ничего не значит, — отметил Александр Малич. — Уже значит. И нам надо решать, как быть с этим дальше.

Модератор дискуссии, выпускник СПбГУ Александр Малич

О том, какое искусство сегодня можно создать с помощью машинного обучения, рассказал художник Марио Клингеманн, бывший резидент Google Arts & Culture Lab, который последние четыре года использует в своем творчестве искусственный интеллект. Одна из самых известных его работ — автономная машина «Воспоминания прохожих»: она использует нейронные сети для создания бесконечного, никогда не повторяющегося и никогда не прекращающегося потока художественных портретов несуществующих людей.

Я пытаюсь создать вещь, которая будет способна удивить покупателя даже через десять лет.

Художник Марио Клингеман

«Конечно, традиционная картина через десять лет не осыплется, не развалится — будет висеть веками. А вот про мой механизм возникают вопросы: будет ли он работать, скажем, без электричества? К тому же это нечто, что сложно понять, осознать, к чему сложно привыкнуть. Тем не менее я уверен, что это новое направление творчества, в котором многие из нас скоро начнут развиваться», — объяснил художник.

Зачем людям вообще такое искусство? Какая у него роль? На эти вопросы ответил представитель аукциона Christieʼs, глава международного отдела печати и мультипликации Ричард Ллойд. «Портрет — это не только фотография того, кто позирует, но и отражение самого художника: в портрете кого-то он раскрывает себя, — отметил эксперт. — Мне кажется, что художественные произведения, созданные искусственным интеллектом, смогут дать нам понять, что происходит в "голове" у искусственного интеллекта. Мы сможем увидеть, как машина видит наш мир. Это исключительно важно, потому что в современном мире алгоритмы приобретают все больше власти».

О вопросах восприятия искусства, причем как человеком, так и машиной, говорила заведующая лабораторией когнитивных исследований СПбГУ профессор Татьяна Черниговская: «Искусство, любое, не зависимо от того, сделано ли оно с помощью программ или нет, его вообще нет, если нет зрителя. Если нет зрителя, то нет ни музыки, ни живописи, ни текста». Она также отметила, что, если искусственный интеллект когда-то в будущем сможет осознать себя, он вряд ли будет копировать человека и не факт, что он в принципе будет похож на человеческое сознание.

По словам основателя и президента группы компаний Cognitive Technologies Ольги Усковой, до того, как задаваться вопросом о мире будущего, нам необходимо осознать и принять, что революция уже свершилась и проданные на аукционе картины, созданные искусственным интеллектом, — явное тому подтверждение. «Творец, который будет делать произведения искусства с использованием искусственного интеллекта, уже должен представлять что-то совершенно новое, — подчеркнула специалист. — И главным моментом здесь является то, как не исключить биологическое существо из эмоциональной картины мира. Как только люди перестанут играть главную роль в эмоциональном мировом интеллекте, человеческий род вымрет». Поэтому уже сейчас, заключила спикер, необходимо создавать новые моральные кодексы — новые правила игры.