Сергей Лейферкус: «Музыка — это не только наша история, но и наше будущее»

28 февраля в СПбГУ откроется Восемнадцатый хоровой фестиваль имени Григория Сандлера, участие в котором традиционно примет хор СПбГУ. Однако уникальность будущего выступления хористов состоит в том, что вместе с нашими студентами споет всемирно известный баритон Сергей Лейферкус, который был воспитанником хора.

Источник: Михайловский театр
Источник: Михайловский театр

Он пришел в коллектив в 1963 году, когда ему было 17 лет. И последующие четыре года стали началом музыкальной карьеры будущей звезды оперной сцены. Мы воспользовались возможностью пообщаться с маэстро и попросили рассказать о важных людях, встретившихся на его пути, о своем участии в хоре СПбГУ, с которым его связывает давняя творческая дружба.

Сергей Петрович, скажите, пожалуйста, кто повлиял на выбор вашего творческого и жизненного пути? Благодаря кому вы стали тем, кто вы есть сейчас?

С самого начала очень важно, какого первого педагога ты встретишь. От этого будет зависеть твоя школа, твоя техника, как ты поешь, и как долго ты сможешь петь. Я встретил замечательную женщину и великолепного педагога Марию Матвееву, которая была руководителем класса солистов при хоре, куда я пришел еще семнадцатилетним мальчиком. Также важны, конечно, и концертмейстеры, с которыми ты работаешь, они играют очень большую роль в жизни певца. На моем пути им была и есть Любовь Арфенова, которая сейчас преподает в Большом театре. Ни одна более-менее значимая постановка за рубежом не обходится без ее участия. Это и замечательные дирижеры: в первую очередь я могу назвать Юрия Темирканова, Георга Шолти и многих других. Если вернуться к концертмейстерам, то это, конечно, и профессор Семен Скигин, который сейчас работает в Берлине. Мы очень часто встречаемся и выступаем вместе: он играет, я пою.

Вы перечислили очень именитых персон мира музыки, но тем не менее все с чего-то начинают свой путь. Для вас таким первым своеобразным окном в мир оперы и сцены стал хор Ленинградского государственного университета (СПбГУ). Расскажите подробнее про то, как вы познакомились с нашим хором.

Вы знаете, это была счастливая случайность-встреча, потому что мои родители очень дружили с Людой Калининой, которая была кандидатом технических наук и пела в хоре Университета. Однажды она сказала: «Слушай, а почему бы тебе не пойти в университетский хор? Кто знает, может быть, ты поступишь в Университет, станешь студентом. Пойдем!» Я встретил там замечательных людей: это прежде всего Григорий Сандлер, который был руководителем хора на протяжении очень многих лет; огромную долю в успех хора привнесла концертмейстер, которую мы ласково звали Петровничкой (иначе ее никто не называл). Вот эти люди с огромной силой повлияли на мое становление как певца, потому что, когда мы поехали с хором Университета в Финляндию в 1964 году, я уже выступал там как солист.

Расскажите о каком-нибудь значимом моменте из жизни хора ЛГУ. Запомнилось ли вам что-то особенное?

Я помню, что мы устраивали замечательные капустники, на которых пели разные веселые песни. Невольно ребята переходили на шутливые ноты: кто-то запевал, кто-то подхватывал. Я до сих пор помню кое-что из того, что мы исполняли тогда. Кроме того, мне очень запомнилось, как мы принимали хор Университета Турку перед своей поездкой в Финляндию. Это было такое великолепное творческое ощущение, когда ты можешь не только послушать, как звучат ребята из соседней страны, но и показать, что умеешь ты. Наверное, этот момент тоже сыграл огромную роль в том, что я позднее стал поступать в консерваторию.

К слову, зажигательные капустники стали традицией хора, они проводятся и по сей день. Сотрудничаете ли вы с хором СПбГУ сейчас?

Дело в том, что я «живу» в самолете, и говорить о том, что постоянно нахожусь в Петербурге, я не могу. Но когда Михаил Голиков, замечательный дирижер оркестра «Таврический», пригласил меня на концерт, посвященный юбилею оркестра, в Таврическом дворце, я опять встретился с хором. Говорят, нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Можно! Можно и, наверное, нужно. Я опять услышал Кармину Бурану, которую я пел с хором (тогда еще не солировал, стоял в первых басах). И это снова погрузило меня в то время, когда я был еще совсем молодым.

Ваш давний коллега хорист Лев Тывин, вспоминая тот период, охарактеризовал вас как достаточно скромную личность, но с ощутимым внутренним стержнем. По его воспоминаниям, вы держались слегка в стороне от хоровых дружеских компаний, но и не смотрели свысока на коллег ни тогда, ни сейчас. Скажите, как вам удалось сохранить себя и свою естественную простоту, несмотря на успешное восхождение на сцену и мировую славу?

Дело в том, что всегда нужно быть недовольным собой, всегда нужно уметь анализировать, что ты можешь исправить в следующий раз. Только тогда на тебя не снизойдет звездная болезнь. Даже если публика не заметила в твоем исполнении каких-то минусов, всегда нужно придирчиво к себе относиться и разбираться, что ты сделал не так, как это должно было быть. Ну и, конечно, нужно уметь выбирать друзей. Что касается того, что я тогда держался немного в стороне: ребята учились в Университете, а я работал в то время на заводе, и нужно было серьезно трудиться, чтобы получать зарплату. Поэтому у меня было очень немного времени на посиделки и встречи с моими коллегами-хористами.

Сергей Петрович, а как вы относитесь к самой идее создания хоровых коллективов для студентов разных направлений обучения? Одно дело — профессиональные хоры в училищах и консерваториях, а другое — студенческий хор. Насколько важно само существование хора для образовательного учреждения?

Я считаю, что без культуры нет нации. Должны ли быть хоровые коллективы? Да. Необходимы. Знаете, есть физики, есть лирики, но тем не менее всем нужна какая-то отдушина, все должны самовыражаться эмоционально, а музыка — это очень мощное самовыражение. Не важно, солируешь ты или стоишь в хоре, все равно этот момент единения, момент общего влияния на зал, на слушателей очень помогает сконцентрироваться на каких-то профессиональных моментах. И не важно, занимается человек физикой, математикой или литературой. Я могу сказать, что должны быть и драматические коллективы, и танцевальные, и в первую очередь хоровые.

Нет такого города, где я не выступал бы за свои долгие 50 лет карьеры.

Сергей Петрович, а сколько стран вы успели покорить своим мастерством?

Если мы говорим о географии моих выступлений, исключая Африку, то во всех остальных странах и на всех континентах я пел очень много. Мои выступления проходили в Ковент-Гарден и Метрополитен-опера, в Венской опере, в Мюнхене и Берлине, в залах Австралии и Новой Зеландии и во многих других местах. Но я очень рад снова выступить на сцене Санкт-Петербургского университета, к которому я испытываю глубокую признательность.