Эксперт СПбГУ, исламовед Наталья Тамбиева — об исламском феминизме в России и мире

25 ноября отмечается Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин, учрежденный ООН. Мы побеседовали с выпускницей СПбГУ, теологом и исламоведом Натальей Тамбиевой о том, что такое исламский феминизм, как развиваются деколониальные феминистские теории, а также о том, чему посвящена ее кандидатская диссертация по теологии.

Как вы пришли к этой исследовательской тематике?

Мой научный интерес неразрывно связан с практикой. Практикой быть женщиной-мусульманкой, частью женского мусульманского сообщества Петербурга, поддерживать связь с женскими мусульманскими организациями в других регионах страны. На протяжении пяти лет при Духовном управлении мусульман Санкт-Петербурга и Ленинградской области ведет свою работу женское крыло (или женский клуб). Это и образовательно-просветительская деятельность по изучению основ религии, и лекции общей направленности по психологии, искусству, культуре, моде и стилю, здоровому питанию и образу жизни, возможностям личностного развития и самореализации, выбора специальностей, и помощь женщинам, оказавшимся в трудных жизненных ситуациях (обеспечение средствами первой необходимости, одеждой, продуктами, лекарствами, консультации в области религии). Именно из этой практики и сформировался интерес изучить с научной точки зрения вопросы положения женщины в исламе, различные подходы в этом направлении. Изучая источники по данной тематике, я познакомилась с таким направлением научной мысли, как исламский феминизм.

Постоянное взаимодействие с женщинами, погружение не только в их интересы, но иногда и в жизненные проблемы, привело к тому, что у меня возникло желание осмыслить эту тему на исследовательском уровне. Сначала я обратилась к зарубежному опыту, изучила его, и теперь моя задача — проанализировать российский опыт, понять, что происходит у нас в этом направлении.

Наталья Тамбиева окончила бакалавриат в Московском исламском институте, затем поступила в магистратуру СПбГУ по направлению «Востоковедение и африканистика». В 2020 году Наталья выпустилась из аспирантуры Университета и сейчас работает над диссертацией на тему «Исламский феминизм в контексте Новейшей истории России».

Сегодня понятие феминизма разными движениями и деятелями трактуется по-разному. А что понимается под исламским феминизмом? И как появилось это понятие?

Исламский феминизм сформировался как термин и как научная мысль в 80-х годах в академических кругах США. Представительницами этой научной мысли стали исследовательницы, мусульманки, переехавшие в США из различных стран мусульманского мира, получившие светское образование и ученые степени. Они занимаются и преподаванием, и наукой, некоторые из них и гражданской деятельностью: выступают лидерами различных общественных движений, ведут религиозную деятельность. Сразу отмечу, на Западе несколько иной подход к организации академической работы, практически в каждом вузе представлено теологическое направление. У них была возможность соприкасаться и со светской наукой, и с классической исламской теологией, при этом они являлись представительницами того или иного исламского этноса.

Однако идеи и концепции исламского феминизма встречаются в работах модернистов Мухаммада Абдо, Касима Амина, Тахара Хаддада еще в конце XIX века, а позже эти идеи поддерживают ученые XX века и современности, такие как Фазлур Рахман, Адис Дудериджа и другие.

Сам же термин «исламский феминизм» предложила исследовательница из Джорджтаунского университета Марго Бадран. Изучая деятельность мусульманок на Ближнем Востоке и в Северной Африке, она увидела, что женщины зачастую очень активны в политической, в социальной и религиозной сферах. Мусульманки становились лидерами различных общественных организаций и движений, отстаивающих права и свободы. Однако называть их феминистками было бы не совсем корректно, поскольку само это слово несет колонизаторский оттенок. Поэтому Марго Бадран предложила альтернативное определение «исламский феминизм», подчеркивающее конфессиональную и культурную идентичность.

Говорить о том, что исламский феминизм исключительно о борьбе за равенство, поверхностно и некорректно. Права женщины рассматриваются через исламскую парадигму, в которой ключевую роль играют Коран и сунна. По большому счету исламский феминизм — это ответ на идеи либерального феминизма, заключающиеся в борьбе женщин за свои права через отказ от религиозной и этнической идентичности. Исламский феминизм — это одна из деколониальных феминистских теорий.

Появляются различные направления внутри теории. Такие исследователи, как Фатима Мерниси, Лейла Ахмад, Амина Вадуд, Риффат Хасан, Аиша Хидиятулла, Асма Барлас и многие другие, рассматривают возможность женщины участвовать и в богословском дискурсе, интерпретировать Священный текст, т. е. заниматься тем, что раньше делали только мужчины. В частности, они обращают внимание на аяты (стихи) Корана, которые касаются положения женщины при заключении брака и разводе, уклада семейной жизни, и те аяты, которые западный феминизм рассматривает как дискриминирующие по своей сути (например, о многоженстве, применении физической силы, приравнивании свидетельства одного мужчины к свидетельствам двух женщин, неравном наследовании). Исламские исследовательницы предлагают собственные интерпретации, подчеркивая, что классическое толкование мужчин-богословов не может считаться единственно верным.

Как сегодня обстоят дела с развитием исламского феминизма за рубежом?

Мы не можем рассматривать никакое явление вне правового и культурного контекста, а также менталитета, экономических условий жизни в конкретной стране. Хотя феминизм в нашу страну пришел достаточно рано — в начале XX века с приходом социализма — он получил иной вектор развития, а на каком-то этапе и вовсе забылся. И сегодня мы видим, какие дискуссии разворачиваются вокруг принятия закона о домашнем насилии, сколько разных мнений на этот счет.

Интервью с Натальей Тамбиевой были также опубликованы на портале The Village и сайте радиостанции «Эхо Москвы».

Помимо теологической деятельности, за рубежом исламские феминистки занимаются научной и исследовательской деятельностью в смежных с богословием сферах. Например, они изучают тему женского лидерства, причем в ее светском и религиозном измерении. Этой темой занимается упомянутая ранее Амина Вадут, которая сама является имамом и ведет молитву для смешанной аудитории — и для мужчин, и для женщин.

Мусульманки Дании открыли в Копенгагене женскую мечеть Марьям, которую возглавила женщина. Казалось бы, это обычный женский исламский центр, но от него эту мечеть отличает то, что женщина-имам там проводит пятничные молитвы, совершает обряды бракосочетания (никах) и ведет бракоразводные процессы, чего в традиции ислама не встречалось ранее. Еще один пример из Берлина, где в 2017 году была открыта мечеть Ибн Рушд-Гёте, которая провозгласила себя первой либеральной мечетью. Она открыта для всех желающих любого пола, для представителей меньшинств, для всех женщин, независимо от их желания покрывать тело хиджабом или нет. Ее основательница Сейран Атеш отстаивает право на совершение обрезания добровольно и по достижении совершеннолетия, работает над проблемой ранних браков. Это наиболее яркие примеры.

Кому-то может показаться, что исламский феминизм — это явление XXI века. Но и начало XX века отмечено ростом феминистских настроений. А что происходило в исламе в этом направлении в то время?

Конец XIX — начало XX века стало временем, на которое пришлось развитие обновленческой мысли в исламе. Тогда многие представители богословия прониклись духом обновленчества. Такие известные исламские мыслители, как Мухаммад Абдо и Касим Амин, обращали свое внимание на проблему прав женщин в мусульманском мире и сделали эту тему одной из центральных в джадидизме (исламском обновленческом движении).

В России этот период отмечен уникальными прецедентами деятельности женщин-мусульманок. Как и в феминистских движениях Франции и Германии, мусульманкам Волго-Уральского региона и Крыма были близки идеи права женщин на необходимость получения среднего и высшего образования и получения профессии. Так, например, меценатка Марьям Султанова открыла бесплатную школу-приют для девочек в Уфе, а Фатиха Аитова учредила первую женскую гимназию в Казани.

Нельзя не упомянуть личность Мухлисы Буби (Нигматуллиной). В 1917 году она стала первой избранной женщиной-кади, иными словами — шариатской судьей. Это не административная, а религиозная должность, которую традиционно занимали только мужчины. Это событие вошло в мировую историю ислама, и хотя сегодня оно повторено в некоторых зарубежных странах, мы знаем, что впервые это произошло именно в России. Мухлиса Буби издавала фетвы (прецедентные решения по правовым вопросам), одна из них была о многоженстве. Ее законопроект, отменяющий многоженство, был встречен очень негативно, в первую очередь со стороны мужчин. Фетву не приняли, но последовало наложение особых условий на мужчину, желающего вступить в очередной брак, и эти обязательства стали практически невыполнимыми. Многие ее решения были прогрессивными и новаторскими не только для своего времени: мне сложно представить, что подобную деятельность женщины-кади могли бы осуществлять сегодня, спустя более чем столетие. В истории российского мусульманства есть положительный опыт, который можно использовать для развития исламского феминизма в нашей стране.

В 1903 году востоковед и богослов Риза Фахретдинов выпустил книгу-библиографию известных женщин «Мәшһүр хатыннар» («Великие женщины») из разных периодов истории и народов. Туда вошли не только мусульманки. Сегодня подготовлен перевод этого труда с арабского на русский язык, книга готова к переизданию, надеюсь, мы увидим ее в ближайшее время.

Должна сказать, что порой, когда мне в руки попадала очередная книга того периода, я невольно перепроверяла год издания — настолько работы того времени актуальны сегодня.

Стереотип бесправной женщины-мусульманки, полностью скрытой за фигурой мужчины, широко распространен в обществе. Почему в сознании обывателя ислам часто ассоциируется с дискриминацией женщин? Что нужно делать, чтобы развеять этот негативный образ?

Главное, что мы перешагнули некий психологический барьер в нашем российском мусульманском сообществе, в частности в среде женщин-мусульманок, — признали, что проблемы (в том числе проблема домашнего насилия, унижения женщин) есть и с ними нужно работать. Вообще осознание наличия проблем часто очень сложно дается именно в традиционных обществах.

В нашей работе очень важна просветительская деятельность. Благодаря тому, что мы проводили лекции и давали интервью СМИ, женщины узнали, что у нас работает направление кризисной помощи. Кому-то оказываем продуктовую помощь, кому-то предоставляем одежду, организуем психологические консультации.

Исламские феминистки говорят о том, что на самом деле ислам дал все права женщине, защитил ее. Но история сложилась так, что трактовка Священного писания на протяжении многих веков велась исключительно мужчинами, поэтому сегодня мы имеем дело с мужской интерпретацией текста Корана. По сути, мы говорим не о получении прав, а о возвращении женщинам-мусульманкам прав, данных им религией. Как раз это в своих работах доказывают западные исследовательницы исламского феминизма.

Примечательно, что женщины-мусульманки, занимающиеся правозащитной деятельностью, оказывающие помощь другим женщинам просвещением, порой даже отказываются от клишированного наименования «феминистки». Тем не менее их деятельность все равно приравнивается к феминистской деятельности и очень часто трактуется единоверцами негативно, воспринимается как посягательство на традицию и постулаты веры.

Вы получили и религиозное, и светское образование. Помогает ли это в вашей работе?

Бакалаврское образование в Московском исламском институте было построено таким образом, что при преобладании в учебном плане религиозных дисциплин было изучение и светских предметов, например истории России и философии. Мне это дало хорошую базу, которая пригодилась в дальнейшем при поступлении и обучении в СПбГУ.

В магистратуре мне пришлось полностью «переключиться» с теологического дискурса на светский. Однако программа аспирантуры «История и культура ислама» позволила вновь сочетать теологический и исторический подход. Тема моего исследования — «Исламский феминизм в контексте Новейшей истории России». Я рассматриваю исламский феминизм именно в российском мусульманском сообществе. Обучение в СПбГУ в магистратуре и аспирантуре позволило мне подробно изучить историю вопроса, провести этнографическое исследование. Также в работе есть практическая часть, представленная серией глубинных интервью с активными представительницами мусульманского сообщества нашего города. Для защиты по теологии предстоит сделать акцент на теологической составляющей исследования.

Недавно в СПбГУ прошла первая защита докторской диссертации по теологии. Исследование профессора Мухетдинова было посвящено именно обновленчеству. Как исламский феминизм связан с этим движением?

Само понятие «исламский феминизм» неразрывно связано с обновленческой мыслью в исламе и неомодернизмом. Как я уже говорила, исследовательницы исламского феминизма изначально включены и в теологический, и в светский дискурсы.

Дамир Ваисович выступает моим научным консультантом. Он сам писал об исламском феминизме в своих научных статьях. Со многими трудами мне посчастливилось познакомиться благодаря его содействию.

Планируете ли вы стать первой женщиной-теологом, получившей ученую степень?

Мне бы не хотелось забегать вперед, но, если все сложится, я очень надеюсь защитить кандидатскую диссертацию по теологии в СПбГУ. Успешная первая защита по исламской теологии добавила уверенности. Могу сказать точно: для меня это направление очень актуально, я вижу в нем реальные перспективы.