Росбалт: Суд не участвует в конфликтах

Николай Михайлович, в чем суть конфликта между Уставным судом и администрацией губернатора?

Почему-то в СМИ судебные решения Уставного суда часто подаются как свидетельства наличия конфликта. Но это в корне не так! Никакого конфликта нет и не было! Ведь что делает суд? Суд разрешает конфликт между спорящими сторонами. Есть позиции двух сторон, и дело суда решить, кто прав в соответствии с действующими законами. Вот, например, Верховный суд России решил, что какой-либо петербургский закон не соответствует федеральному законодательству. Это конфликт Верховного суда и администрации Петербурга? Если граждане обращаются в суд в связи со спором о наследстве, и суд, опираясь на закон, принимает сторону одного из граждан, так у другого конфликт с судом? Нам нужно привыкнуть к тому, что обращение в суд — это не страшно и не плохо, что судиться не преступление. Что суд — это нормальный демократический процесс выяснения кто прав, а кто нет, нормальный процесс разрешения споров. Если граждане России не поймут этого, мы не добьемся того, к чему призывает судебная реформа. А призывает она к тому, чтобы общественные споры и конфликты решались в суде, а судебные решения исполнялись. Для советского человека судиться было — последнее дело. В демократическом обществе спор разрешается не с помощью кулаков и начальников, а в суде. Широко распространены и досудебные формы урегулирования споров — это когда спорящие стороны обращаются в суд, а потом договариваются. При этом досудебная форма должна превалировать, у нее есть своя процедура. Только таким образом мы будем ощущать себя цивилизованными. При этом суд должен быть скорым и справедливым.

Но ведь мы говорим о конфликте, потому что с ходатайством в Уставный суд обратился студент юридического факультета СПбГУ, а вы руководите именно этим факультетом...

Наши студенты широко участвуют в общественной жизни. Они часто подают ходатайства в суды разных инстанций, в том числе и в Страсбургский суд, в Верховный суд РФ. Часто они выигрывают эти дела. И мне бы хотелось, чтобы журналисты понимали, что это нормально, когда человека беспокоит судьба его города, страны. Конечно, иногда он будет ошибаться, и тогда суд ему на это укажет. За несколько недель до обращения в суд студента Голованова с ходатайством, в котором шла речь об администрации губернатора, другой студент, Сергей Голубок обращался с ходатайством по гораздо более значимому акту. Там речь шла о структуре всех исполнительных органов, документ был подписан еще губернатором Яковлевым. Администрация города тогда поняла, что закон действительно не соответствовал федеральному законодательству, и этот документ был отменен. Наши студенты судятся много и по разным вопросам. Кроме этого, они направляют в суд свои замечания по работе суда, и суд их учитывает. У студентов даже есть свой сайт, где дается анализ нормативно-правовых актов Санкт-Петербурга. Есть примеры и внутри факультета — в прошлом году, когда государственная комиссия принимала экзамен, один из преподавателей вышел, кворума не было, поэтому студенты обратились с требованием отменить результаты экзамена, и это было сделано. В другом случае результаты экзамена были отменены после того, как студент доказал, что готовился к ответу 20 минут вместо положенных 30. Я считаю, что это правильно, если студенты научатся защищать себя, научатся видеть несоответствие городских законов федеральным. Ребята станут хорошими юристами и смогут в будущем защищать вас.

И все же, кто инициировал процесс по актам администрации в суде?

Я помню, как в СМИ строили линии рассуждения: чьи интересы представляет тот или иной студент, какие партии за ним стоят, кто начальник в фирме, в которой студент работает. А если студент через две недели после обращения в суд получает премию Собчака, то к этому имеет отношение Нарусова? Я как юрист и преподаватель стремлюсь, чтобы будущие юристы были свободными, независимыми, могли защищать свои и чужие права. Ведь закон не меняется от того, кто подает иск. У нас в стране три власти, и у каждой свой интерес, своя задача, только лежат они в разных плоскостях.