Российская газета: СПбГУ переедет в новый кампус

Зачем Санкт-Петербургский университет хочет переехать в новый кампус? Для чего в дипломах выпускников университета теперь будет стоять специальный QR-код? Где актер Сергей Юрский учил юриспруденцию? Об этом "РГ" рассказал ректор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Кропачев.

Николай Михайлович, Госдума только что одобрила законопроект, по которому МГУ и СПбГУ получают право проводить аттестацию на присуждение степеней кандидата и доктора наук, минуя ВАК. Это правда, что в вашем университете уже с 2013 года присуждают собственные ученые степени?

Это так. Мы не дожидались внесения изменений в законодательство и действовали самостоятельно. Стали первым университетом в России, который с 2013 года начал присуждать собственные ученые степени, восстановив традицию, существовавшую в Санкт-Петербургском университете до 1917 года. С 2010 года все защиты у нас начали сопровождаться аудиовидеозаписью, транслироваться в сети Интернет, архивироваться и выставляться на портале. А в 2014 году такое требование было зафиксировано как обязательное для всех диссертационных советов.
Чем требования СПбГУ отличаются от ВАКовских?

Министерство образования и науки Российской Федерации постоянно совершенствует общие требования как к диссертационным исследованиям, так и к организации защит. Но, очевидно, что в лучших вузах они должны быть выше, чем в иных организациях. Так появилась идея присвоения собственных степеней, которая теперь нашла отражение в нормативных документах. В нашем университете для каждой защиты на соискание собственной ученой степени СПбГУ утверждается свой состав диссертационного совета из 7 специалистов по теме диссертации. Сотрудниками нашего университета из них могут быть максимум три человека, включая председателя совета. Не менее двух специалистов должны быть из других российских вузов и не менее двух специалистов — из-за рубежа. Материалы представляются на русском и английском языках и содержат опубликованные в рецензируемых журналах статьи соискателя.

Требования к качеству и количеству этих публикаций выше требований к статьям, установленных Минобрнауки. Все члены совета готовят письменные рецензии, которые заранее публикуются на сайте СПбГУ, как и текст самой диссертации, информация о соискателе, объявление о защите и составе диссертационного совета. Заседание транслируется в режиме онлайн, а решение совета и все материалы размещаются на портале вуза в свободном доступе и проходят трехмесячную общественную экспертизу. После того, как изменилось законодательство, наши ученые степени, которые ранее признавались в зарубежных образовательных и научных учреждениях, теперь и в России будут иметь статус государственных.

Дорогу абитуриентам

Николай Михайлович, в этом году вузы получат около 500 тысяч мест на разных уровнях подготовки. Санкт-Петербургский университет примет около 5 тысяч студентов. Что нового будет в правилах приема?

Уже в течение нескольких лет минимальные баллы ЕГЭ, необходимые для подачи документов, существенно превышают значения, установленные Рособрнадзором. В этом году мы снова повысили их на 2-5 баллов (в зависимости от предмета, направления подготовки и образовательной программы). Как и раньше, не смотря на особый статус СПбГУ, дополнительных профильных испытаний не будет. Уже много лет в нашем университете они проводятся только при приеме на творческие направления подготовки («Журналистика», «Актерское искусство», «Живопись», «Вокальное искусство»). За аттестат «с отличием», золотой значок ГТО будут начисляться 3 балла, за «отличный» диплом о среднем профессиональном образовании — 1 балл. Полный перечень индивидуальных достижений абитуриентов, которые мы будет учитывать в этом году, есть на нашем сайте.

ЕГЭ открыл двери столичных вузов для ребят из глубинки. У вас таких почти 70 процентов. Но встал другой вопрос: вузам не хватает общежитий. Были ли проблемы у вас? А как сейчас?

Сегодня в СПбГУ 22 общежития почти на 12 тысяч мест. В этом году планируем ввести в эксплуатацию еще одно — на 1000 мест. В университете уже давно не стоит вопрос о нехватке мест для иногородних студентов. Проблема в другом — у нас нет единого кампуса. К сожалению, общежития и учебные корпуса находятся в разных концах города. А многие исторические здания университета вообще не приспособлены для современных исследований, которые должен проводить ведущий вуз.

Кроме того, в центре Петербурга отсутствует возможность для создания новых лабораторий. Мы обладаем уникальными электронными ресурсами, для проведения научных исследований закуплено оборудование на более чем 6 миллиардов рублей. Университет готов разрешить обучающимся использовать имеющиеся ресурсы хоть по ночам! Но как студент доберется до этих ресурсов? Решением вопроса может стать только единый кампус для всего университета. Это предложение обсуждалось на всех уровнях и получило поддержку. Наверное, впервые в истории российской высшей школы университет, где учатся и работают почти 40 000 человек, может поменять адрес. Конечно, это произойдет не завтра. Пока межведомственная рабочая группа, сформированная по решению председателя Правительства России для проработки предложений по созданию и размещению единого кампуса СПбГУ, рассматривает несколько возможных вариантов. Концепция будет в ближайшее время представлена заместителю председателя Правительства РФ Ольгой Юрьевной Голодец.

То есть Санкт-Петербургский университет готов переехать из знаменитого исторического здания Двенадцати коллегий, где находился почти 300 лет?

Здание Двенадцати коллегий хотелось бы сохранить для Университета в любом случае. Межведомственная группа проработала уже более 20 различных вариантов. С точки зрения условий транспортной доступности, наличия необходимых площадей для размещения всех объектов, включая технологический парк, сейчас рассматриваются участки в Курортном районе около станции Горская, а также в Гатчинском районе, недалеко от места, где планируется строительство города-спутника Южный. Пока окончательное решение не принято, но приоритетным вариантом остается территория рядом с Гатчиной. Тут около 150 гектаров земли, великолепные дороги, аэропорт Пулково в 15 минутах, доступность к Курчатовскому институту, который возглавляет декан нашего физического факультета Михаил Ковальчук.
От Блока до Юрского

Российские вузы живут сегодня в условиях жесткой конкуренции. Главный критерий для них — рейтинги. Скажите, вы почувствовали на себе, что в повышение показателей в рейтингах надо вкладываться?

Николай Кропачев: Вкладывать средства необходимо в развитие — образовательных программ, научной деятельности, учебной и исследовательской инфраструктуры вуза. Если все делать последовательно и планомерно — показатели рейтингов будут улучшаться автоматически. Рейтинги важны тем, что подсказывают направления развития для достижения максимальных результатов. Впрочем, главным фактором, который влияет на успешность вуза, был и остается человеческий капитал. В университете должны концентрироваться лучшие преподаватели, ученые, только тогда сформируется полноценная научно-образовательная среда. Например, СПбГУ второй год подряд входит в топ-100 мирового репутационного рейтинга университетов, составляемого журналом Таймс Хайер Эдьюкейшн (THE). Этот рейтинг основан на анализе результатов опроса более 10 тысяч ведущих ученых и профессоров из 133 стран мира. А что может быть дороже, чем признание университета в мировой академической среде? Кроме того, в 2015 году в международном рейтинге магистерских программ «Файненшнл таймс» бизнес-школа СПбГУ занимала 46 строчку, при том, что в 2014 году мы были на 56 месте, а в 2013 году — на 65-м.

По данным Минобрнауки 50 процентов юристов и экономистов не работают по специальности. Может, стоит сократить набор на эти направления, если выпускники не находят работу?

Николай Кропачев: Десятки тысяч людей имеют дипломы юристов и экономистов. Но вот настоящих профессионалов среди них немного. Думаю, мало, кто знает, что юридическое образование у нас в университете получили такие известные люди, как поэт Александр Блок, музыкант Игорь Стравинский, театральный деятель Сергей Дягилев, который успешно использовал свои юридические знания при организации зарубежных выступлений русских артистов, например, в рамках «Русских сезонов». Юриспруденцию у нас изучали Александр Бенуа, Василий Качалов, Михаил Зощенко, артист Сергей Юрский.

Председатель Высшего арбитражного суда Вениамин Федорович Яковлев как-то говорит мне: «У меня недавно на приеме был Юрский. Так профессионально обсуждал юридические вопросы! Я был восхищен. Где он получил такие знания? Может, в новую роль входил?». А Юрский три года изучал в нашем университете юриспруденцию, и уже потом ушел в театральный.

Вспомните нашего выпускника — художника, философа Николая Рериха, который выдвинул идею о необходимости принятия документа, направленного на защиту культурных ценностей как в мирное время, так и в условиях военных конфликтов. В 1935 году так называемый Пакт Рериха был принят двадцать одним государством, и это в дальнейшем оказало влияние на возможность появления в 1954 Конвенции ООН о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Отмечу, что всех этих людей объединяет то, что они получили в нашем университете очень хорошее образование и могли бы стать высококлассными юристами, но предпочли заниматься другим делом, где и преуспели. Разве это плохо?

Как Вам идея отказаться от заочной формы обучения на юридических и экономических факультетах?

В нашем Университете этот процесс целенаправленно начался несколько лет назад. Прошли годы, и мы видим, что отказаться от заочной формы обучения было правильным решением. Сейчас в России не больше десять вузов готовят хороших юристов и экономистов. Выявить неэффективные вузы не сложно, но закрыть их одномоментно просто нельзя. Это же студенты, преподаватели... На мой взгляд, есть другое решение: необходимо не закрывать вузы, следует изменить порядок допуска к профессии. Основаниями допуска должны быть диплом о высшем образовании и решение представителей профессионального сообщества.

Сейчас чтобы стать нотариусом, адвокатом, судьей, необходимо не только получить «корочку» об образовании в области юриспруденции, но и выдержать сложный профессиональный экзамен. К сожалению, пока предложение о необходимости такого «допуска в профессию» для каждого юриста, экономиста не нашло поддержку. В нашем Университете своеобразный допуск к профессии теперь будут «давать» государственные экзаменационные комиссии, куда войдут представителей работодателей. Именно работодатели будут согласовывать темы выпускных квалификационных работ.
Диплом со QR-кодом

Правда, что в этом году в дипломе выпускника СПбГУ будут стоять фамилии всех лекторов и специальный код, с помощью которого можно проверить подлинность диплома? Зачем это надо?

Николай Кропачев: Диплом должен содержать ту информацию, которая будет важна не только для выпускника, но и для работодателя. Чем больше сведений — тем лучше. С этого года в дипломы СПбГУ будет дополнительно включена информация обо всех преподавателях, проводивших занятия, представителях работодателей, согласовавших тему выпускной квалификационной работы, имена научных руководителей и членов государственной экзаменационной комиссии и другие данные. Также в дипломах по «Менеджменту» и «Государственному и муниципальному управлению») будет указано, где студент проходил практики. Кроме того, появится специальный QR-код, с помощью которого можно будет напрямую попасть в раздел нашего сайта для работодателей. Навел телефон на код и увидел, к примеру, были ли у выпускника выдающиеся успехи в учебной и внеучебной деятельности или, наоборот, проступки: задолженности по оплате общежития, долги в библиотеке, нарушения правил поведения в университете. Например, участвовал студент в конкурсе научных работ — плюс. Списывал, не вернул вовремя книги в библиотеку — минус. Таким образом, зайдя на портал СПбГУ, работодатель быстро сможет понять: нужен ему такой сотрудник или нет.

Нет ли тут вмешательства в частную жизнь?

Частной жизнью мы не интересуемся. Студент победил в олимпиаде, занимался волонтерской работой... Вот что важно.

А если студент или преподаватель участвовал в митинге оппозиции или в Facebook написал что-то не то?

Если он действовал, соблюдая нормы закона, то какие к нему могут быть вопросы?

А дипломы у вас студенты сдают в бумажном или электронном виде?

Мы обязаны хранить дипломную работу в бумажном виде. В соответствии с правилом, введенным в конце прошлого года, дипломные работы будут публиковаться в электронном виде. Открытость будет способствовать и повышению качества работ, и привлечет внимание работодателей.
На экзамен к Пиотровскому

И несколько вопросов от читателей «РГ»: В университете преподают известные в стране люди: директор Эрмитажа Михаил Пиотровский, директор Мариинки Валерий Гергиев, читает лекции экс-министр финансов Алексей Кудрин. Что реально дают эти люди университету кроме пиара?

Приведу один из своих любимых примеров. Директор бизнес-школы СПбГУ Андрей Костин, известный бизнесмен, руководитель банка ВТБ, и его коллеги проанализировали стандарты дополнительных образовательных программ в области менеджмента. Раньше в год мы зарабатывали на таком виде образовательных услуг примерно 30 миллионов рублей. После того, как Андрей Леонидович и его коллеги провели аудит, мы внесли изменения в программы дополнительного образования и на следующий год получили около 300 миллионов рублей. Отмечу, что это не банк ВТБ отправил в СПбГУ учиться своих сотрудников. Просто обновленные программы стали интересны работодателям более широкого круга. И в этом заслуга директора нашей бизнес-школы — лучшей в Восточной Европе. Подчеркну: если компетентный работодатель, который знает, например, как надо совершенствовать программы, находится за пределами университета, его надо уговаривать и убеждать принять участие в их разработке. А если он — сотрудник, то это полностью меняет дело, появляется личная заинтересованность.

В крупных университетах стали открываться клиники — медицинские, юридические. Почему и зачем это нужно вузам?

Прежде всего, потому, что своими знаниями надо делиться. Первую клинику — юридическую — мы открыли еще 20 лет назад. Она предоставляет высококачественную бесплатную юридическую помощь. Работа в клинике — обязательная часть учебного процесса. Наши студенты на разных курсах занимаются различными проблемами — рассматривают обращения граждан, обобщают практику, а когда становятся магистрантами и аспирантами — помогают обучать бакалавров. Ежегодно мы оказываем юридическую помощь примерно 1 500 посетителям. Кроме того, в СПбГУ уже есть экономическая, психологическая клиники. Скоро откроется филологическая, где можно будет получить бесплатную помощь в переводе текстов на русский язык или с русского на любой иностранный. Мне кажется, такая работа должны быть частью любой образовательной программы.

Русскому философу Ивану Ильину приписывают такие слова: «Свобода есть умение сочетать независимость с лояльностью». Ректор СПбГУ — свободный человек?

Ни один человек не может быть свободен от своих поступков. А тем более руководитель. Нести ответственность за работу университета, в котором около 40 000 человек, — серьезное испытание.
Кстати

По данным исследования, проведенного в СПбГУ, выяснилось: язык, на котором написаны законы, понимают от силы 5 % россиян. Этот вывод был сделан экспертами СПбГУ по результатам многомесячного анализа текстов десятков тысяч нормативных актов органов государственной власти, изданных в Северо-Западном федеральном округе (более 35 тыс. нормативных актов и 185 млн. страниц текстов).

Как показала экспертиза, из-за несоблюдения конституционных требований к языку правовые акты могут быть не понятны гражданам, ущемлять их права, создавать условия для проявления коррупции. Оказывается, тысячи нормативных актов могут быть признаны недействующими в случае обращения граждан или прокурора с соответствующими требованиями в суд. Комплексное исследование, проведенное психологами, социологами и лингвистами СПбГУ, показало: чтобы хоть как-то разобраться в сути того или иного нормативного документа, читатель должен иметь как минимум степень кандидата наук и быть готовым воспринимать сложный научный текст. Много ли таких среди россиян? Эксперты СПбГУ пришли к выводу: чтобы человек не терял смысл изложенного, в предложении должно быть не больше шести запятых.

Однако встречаются акты, где предложение занимает не одну страницу, а запятых там не шесть, а шестьдесят шесть (и это не преувеличение)! Во многих нормативных актах есть десятки слов и словосочетаний, использование которых в других документах привело к тому, что они стали недействующими. Например, очень часто в документах используются такие обороты: «в порядке исключения», «в исключительных случаях», «как правило», «в случае необходимости», что делает невозможным однозначное толкование нормы. Также специалисты СПбГУ установили, что в самих правилах и нормах русского языка есть неопределенность. Например, значительная часть обязательных к применению на территории Российской Федерации словарей и справочников русского языка была утверждена Минобром еще в 2009 году, а вот толковый словарь русского языка до сих пор не утвержден. И каждый применяет тот словарь, который ему по вкусу, а некоторые судьи, например, выбирают Википедию.

Есть сложности и в определении обязательных для официальной сферы правил грамматики русского языка. Когда к должностным лицам Министерства образования и науки обращаются с запросами о разъяснениях, то они ссылаются на Правила русской орфографии и пунктуации, изданные в 1956 году! Однако обнаружить официальный документ, которым утверждены эти Правила, не удалось. Эксперты СПбГУ выяснили, что значительное число проблем и споров юридического (а значит, экономического, политического и пр.) характера вызвано тем, что в образовательных программах нет задачи изучать государственный русский язык. Даже от кандидата на должность государственного или муниципального служащего не требуется знать обязательные для применения в официальной сфере языковые нормы. Много лет не решается вопрос об утверждении обязательного толкового словаря русского языка и актуальных Правил русской орфографии и пунктуации.