Время создавать культурные мосты

В мире хорошо известны имена российских классиков: жители разных стран Европы и Азии читают романы Льва Толстого, слушают оперы Петра Чайковского и любуются картинами Ивана Айвазовского. Но достаточно ли представлена за рубежом культура современной России?

Этот вопрос обсудили участники панельной дискуссии «Экспорт российской культуры: как и почему она востребована?» на VII Международном культурном форуме.

Чтобы произведения российских писателей становились известными среди иностранных читателей, необходимо сочетание двух факторов — продвижения и готовности книги не просто к переводу на другой язык, а пониманию людьми другой ментальности, считает профессор кафедры региональных исследований факультета иностранных языков и регионоведения МГУ, писатель и переводчик Мария Голованивская.

Многие работы современных авторов мало переносятся на европейское восприятие, другие же обвиняются в том, что они изначально были написаны на экспорт.

Не менее часто подобные высказывания звучат в адрес российских режиссеров: так, например, некоторые критики считают, что фильмы Андрея Звягинцева создаются для зарубежного зрителя и с самого начала переведены на язык другой культуры. Однако литература, чтобы экспортироваться, должна быть убедительна в первую очередь для своего, отечественного читателя, а для ее распространения внутри страны и за рубежом необходимы литературные агентства.

В Республике Корея наиболее востребованными из всего спектра российской литературы являются произведения XIX века — согласно статистике, именно их выбирают 73 % читателей. Как отметила профессор Университета Корё Сок Ёнчжун, они оказались ближе и понятнее, смогли предложить новый взгляд на окружающий мир. С 1972 по 2015 год на корейский язык было переведено более 80 российских авторов, всего же корейские читатели имеют возможность познакомиться таким образом с творчеством порядка тысячи писателей. Но если высокая российская культура, такая как литература или живопись, хорошо знакома аудитории, то повседневная — как кухня, мода, современные музыка и кино — все еще остается неизвестной, и должно пройти время, прежде чем она откроется корейской публике. Интересно, что похожий процесс наблюдается во всем мире и в области российской классической музыки: в репертуары консерваторий и театров мира входят произведения Сергея Рахманинова, Модеста Мусоргского и Сергея Прокофьева, а современные молодые композиторы в мировом пространстве практически не представлены.

Относительно современным видом искусства, в котором преуспели российские авторы, стала мультипликация. Сейчас зарубежным зрителям известны не только шедевры советской анимации, но и картины, снятые в последние два десятилетия. Секрет популярности современных мультфильмов заключается в том, что эти проекты с самого начала позиционировались как глобальные и предполагали развитие не только на российском рынке, пояснил куратор культурных проектов киностудии «Союзмультфильм» и кинокритик Павел Шведов. «Если говорить о том, какая анимация востребована сейчас, то мне приходит в голову слово "искренность". Если вспомнить, какие фильмы из советской мультипликационной культуры популярны за рубежом и до сих пор известны, то это картины, созданные с самыми искренними мотивами, ― рассказал Павел Шведов. — Фильм Александра Птушко "Новый Гулливер", снятый в середине 30-х годов, повлиял на развитие stop-motion анимации во всем мире — и в этом заключается заслуга советских мультипликаторов, экспериментировавших с кукольной анимацией. Другой герой, которого следует упомянуть, — это Лев Атаманов. Если его "Аленький цветочек" и "Золотая антилопа" менее известны за рубежом, то "Снежная королева" стала классикой. Этот фильм послужил референтной точкой для многих признанных режиссеров, в том числе Хаяо Миядзаки».

В настоящее время российская мультипликация представлена за рубежом не только брендами — как, например, снискавшая популярность в Италии франшиза «Маша и медведь», но и авторскими работами, активно участвующими в международном фестивальном движении и при этом мало известными отечественному зрителю. Поэтому российские режиссеры кино и анимации фактически становятся легионерами других государств, где создают свои новые произведения. Как заметил Павел Шведов, анимация успешно экспортируется, поскольку связана не столько со страной, сколько с автором как художником. Но не стоит забывать, что если в России не будут поддерживаться кинематографическое образование и создаваться условия не только для запуска успешных брендов, но и экспериментальных картин, то утечка специалистов может усилиться.

Спикеры пришли к выводу, что межкультурные коммуникации необходимы для экспорта творчества российских авторов. И пример Международного культурного форума показывает, что именно в таком пространстве представители других стран получают возможность погрузиться в рабочий процесс и увезти домой впечатления и сведения о российском искусстве. «Мне кажется, что настало время не просто пиара, который самой культурой воспринимается неоднозначно, а создания культурных мостов», — подвела итог Мария Голованивская.