Психолог из СПбГУ обнаружила связь между увлеченностью интернет-мемами и уровнем интеллекта

Доцент кафедры общей психологии СПбГУ Ольга Щербакова выяснила, как изменилось восприятие многозначных текстов в России. Полученные результаты свидетельствуют о том, что используемые психологами критерии нормы, возможно, заслуживают пересмотра.

Эти данные приводятся в ряде научных публикаций, последняя из которых вышла в журнале «Вопросы психолингвистики» в 2019 году.

Цикл из десяти научных статей Ольги Щербаковой одержал победу в Конкурсе научных трудов имени Б. Г. Ананьева в номинации «Лучшая научная работа года среди молодых ученых». В них исследователь описывает когнитивные механизмы, лежащие в основе решения задач, понимания текстов и преодоления информационной многозначности.

По мнению Ольги Щербаковой, понимание текстов, имеющих несколько смыслов, является отличной моделью для изучения работы человеческого интеллекта. Лежащие в его основе механизмы она изучала на феноменологическом, поведенческом, психофизиологическом и генетическом уровнях. При этом исследовалось понимание вербальных шуток, двойственных изображений, притч и проблемных ситуаций здоровыми испытуемыми, а также лицами, страдающими психическими заболеваниями.

Как и ожидали психологи, у пациентов с психическими заболеваниями понимание юмора оказалось снижено. В частности, такие испытуемые могли чрезмерно сочувствовать герою истории или, наоборот, ограничиться механистичным воспроизведением интеллектуальной структуры шутки, не проявив никакой эмоциональной вовлеченности.

Удивление авторов вызвало другое — восприятие многозначных текстов обычными испытуемыми в возрасте от 18 до 29 лет также не соответствовало существующим в психологии интеллекта представлениям о норме, в соответствии с которым взрослые здоровые люди должны быть чувствительны к потенциальной множественности значений и уметь реконструировать переносный смысл речевых сообщений. Это признаки понятийной формы мышления, которая традиционно считается одной из высших познавательных функций, которой обладают взрослые, образованные, когнитивно сохранные люди, принадлежащие к культуре западного типа. В частности, у испытуемых возникали трудности с сопереживанием и поиском дополнительных смыслов в истории. В общей сложности участниками исследований на тему понимания юмора и других видов переносного смысла стали более 300 человек.

Один из примеров шуток, с которыми имели дело испытуемые, выглядит так:

Беседуют два друга:

— Ну и чем закончилась ваша ссора с девушкой?

— Она приползла ко мне на коленях!

— Ничего себе! И что сказала?

— Вылезай из-под кровати, я больше на тебя не сержусь!

«Здесь важно уловить ключевое для понимания смысла выражение "приползла на коленях", которое обычно понимается как метафорическое обозначение крайней степени раскаяния и мольба о прощении, — объясняет Ольга Щербакова. — Но так как шутки часто строятся на нарушении ожиданий реципиента, здесь эффект комического возникает за счет того, что "приползание на коленях" имеет противоположное значение (сообщить собеседнику о том, что на него больше не сердятся) и должно пониматься не как метафора, а как буквальное действие, имеющее практический смысл (удобнее донести информацию до того, кто прячется от страха под кроватью)».

При этом, по словам психолога, если открыть любой современный учебник по психологии мышления, там будет написано, что подобная уплощенность и буквальность мышления является симптомом серьезного интеллектуального дефицита.

«Тем не менее я бы не стала паниковать. Можно говорить о том, что многим людям сейчас действительно непросто выполнять некоторые интеллектуальные операции, которые раньше считались базовыми для ученика средней школы, причем не самого успевающего. Сейчас на планете живет несколько поколений людей, выросших в принципиально разных информационных условиях и поэтому использующих различные интеллектуальные практики. И это означает, что для одних в плане интеллектуальной деятельности нормально одно, для других — другое, для третьих — третье», — считает Ольга Щербакова.

Различия в познавательных способностях представителей различных поколений становятся еще явственней при рассмотрении результатов исследований, связанных с юмором. Так, устное рассказывание смешных историй воспринимается молодежью как анахронизм, а смысл многих, даже сравнительно простых анекдотов становится непонятен ее представителям. Юмор во многом ушел в интернет — участники исследования отправляют друг другу мемы в социальных сетях или показывают их на экранах телефонов при личном общении. Используя молодежный сленг, можно смело утверждать, что «мемчики в топчике», — в моде смешные картинки с подписями. Другие черты современных шуток — краткость и ситуативность.

По мнению Ольги Щербаковой, одним из объяснений сложившейся ситуации могут служить процессы, происходящие в современном школьном образовании, а также многократно увеличившийся поток информации, с которым мы сталкиваемся ежедневно.

За день среднестатистический современный человек перерабатывает такой объем информации, который он раньше мог обрабатывать в течение недели. При этом большая часть этой информации — заведомый мусор. Однако он организован настолько ярко и эмоционально, что молодым людям, у которых еще не полностью сформированы навыки мышления и интеллектуальная самостоятельность, очень сложно ему сопротивляться.

Доцент кафедры общей психологии СПбГУ Ольга Щербакова

«Информация устроена так, что сама направляет человека. Сначала яркий заголовок, потом жирным шрифтом выделена мысль, которую автор считает главной, затем акцент делается на другом высказывании и так далее. Получается, что читатель постепенно разучивается самостоятельно "просеивать" текст, решая для себя, на что тратить свое время, а на что нет, какая мысль существенная и заслуживает более глубокой проработки, а какая — второстепенная и не требует серьезного внимания. Если этому не учить специально, мышление может остаться на подростковом уровне».

Бороться с существующей тенденцией путем агрессивного внедрения устаревших стандартов психолог считает неприемлемым: «Многие классические учебники по психологии писались десятилетия тому назад. Изменилась среда, и люди адаптируются к ней. Для того чтобы добиться успеха, требуются уже совершенно другие навыки, чем раньше. Правильней пересмотреть существующие нормы с помощью масштабных исследований. Это потребует больших организационных и финансовых затрат, но это благородное дело. Потому что делать заключения о диагнозе или психическом статусе человека, опираясь на устаревшие нормы, — это как минимум некорректно».