Руководитель поискового отряда СПбГУ «Ингрия» Евгений Ильин: «Если не мы, то кто?»

Доцент СПбГУ, руководитель Центра по изучению военной истории СПбГУ и студенческого поисково-археологического отряда «Ингрия» Евгений Ильин награжден премией правительства Санкт-Петербурга «За заслуги в укреплении народного единства, сохранении культурного и исторического наследия» имени Александра Невского в номинации «Патриотизм».

О том, что значит быть бойцом поискового отряда, как помогают сохранять историческую память о Великой Отечественной войне поисковики и как развивается военно-патриотическое движение в нашей стране, рассказал Евгений Ильин.

Евгений Васильевич, премия в номинации «Патриотизм» вручается «за особый личный вклад в становление, развитие и совершенствование системы патриотических ценностей в Санкт-Петербурге». Скажите, что для вас означает «патриотизм»?

Я не люблю это слово, сегодня оно обесценено. Но вот тебе не нравится слово, а ты занимаешься делом, которое называется «патриотизм». Мне кажется, что каждый преподаватель нашего Института истории только потому патриот, что изучает историю. Как бы при этом мы ни трактовали нашу историю, мы все патриоты. Я был удивлен, что из 12 человек, которые получили награды, оказался всего один преподаватель. Отмечу, что это не первая моя награда. Первую премию имени Александра Невского я получил за свою работу в 2019 году в номинации «Возрождение».

Премия правительства Санкт-Петербурга «За заслуги в укреплении народного единства, сохранении культурного и исторического наследия» имени Александра Невского учреждена в 2018 году правительством Санкт-Петербурга по инициативе Фонда социальной поддержки граждан и ветеранов Великой Отечественной войны имени Святого благоверного князя Александра Невского и Санкт-Петербургского клуба кавалеров ордена Александра Невского. Премия присуждается в шести номинациях: «Благотворительность», «Возрождение», «Единство и мужество», «Служение», «Созидание» и «Патриотизм». Ее могут получить граждане Российской Федерации за выдающиеся заслуги в укреплении народного единства, сохранении культурного и исторического наследия Санкт-Петербурга, популяризации социально значимых поступков, являющихся примером добросовестного служения Санкт-Петербургу, выполнения гражданского и воинского долга, приверженности идеалам нравственности и культуры.

С чем было связано ваше решение получить историческое образование? И почему вы выбрали именно военную тематику?

Все в нашей семье воевали, это была тяжелейшая история. Мать была в оккупации, ее вывозили в Германию, она рассказывала страшные вещи. Отец воевал, был награжден двумя медалями «За отвагу». Поэтому история войны была мне близка — по рассказам родных, по книгам, она была и в детских играх, и в фильмах, которые я смотрел. Я был еще совсем маленьким, когда научился читать, и так получилось, что начал читать книги о войне.

А вот любовь к истории началась еще до школы. Хорошо помню, как мы с товарищами рассматривали учебники старших ребят, более внимательно — учебник по истории Древнего мира. Особенно нас, конечно, интересовала история войн. Мы жили в пригороде Ленинграда. И я подростком в одиночку ездил в городские музеи. Часто бывал, как я говорю студентам, в «музее железа» — Музее артиллерии. Он и сейчас остается моим любимым музеем, куда я прихожу и отдыхаю.

Премией Александра Невского были отмечены ваши заслуги в области военно-патриотического воспитания молодежи. Трудно ли быть лидером военно-поискового отряда?

Я являюсь бессменным руководителем отряда «Ингрия» уже более 20 лет. Не пропустил ни одной экспедиции, каждая из которых длится 14–15 суток. Недавно мы завершили 64-ю экспедицию, и получается, что «в поле» я провел в общей сложности около трех лет.

Я испытываю большое удовлетворение от того, что мы занимаемся практической работой и делаем что-то настоящее. Самое главное — что те люди, которые проходят через отряд, через наши экскурсии, испытывают настоящее потрясение, оставляющие «шрамы» в душе на долгие годы. Люди тянутся к нам, в наших экспедициях бывает по полтора десятка добровольцев.

За годы поисковой работы отряд «Ингрия» нашел 3428 защитников нашего города — почти семь батальонов по 500 человек каждый.

Центр по изучению военной истории СПбГУ и студенческий поисково-археологический отряд «Ингрия» более двух десятилетий ведут работу по сохранению исторической памяти о Великой Отечественной войне, сохранению преемственности поколений. Можно ли подвести какие-то итоги?

Мы занимаемся тем, что надо было начинать лет 50 назад, а может быть, и раньше. Если сказать широко — мы устраняем последствия войны. Таков закон исторического развития: чем дальше мы удаляемся от какого-либо события, тем больше рождается мифов об этом времени. Заботясь о сохранении исторической памяти о войне, мы во многом помогаем развенчивать такие мифы.

Первое направление нашей работы — это поиск на полях войны людей, которым мы обязаны всем, в том числе нашими жизнями. Недавно, 11 сентября, мы прибыли с 64-й Вахты Памяти, нашли 55 непогребенных бойцов и командиров Красной армии. Они погибли 12–13 января 1943 года во время проведения операции «Искра», пятой попытки прорыва сухопутной блокады Ленинграда. У погибших обнаружено шесть медальонов, два из которых удалось прочитать и найти родственников. Всего за годы поисковой работы мы нашли 3428 защитников нашего города — это почти семь батальонов по 500 человек каждый.

Второе направление — это увековечивание памяти. На карте есть территория Шлиссельбургско-Синявинского выступа протяженностью около 16 километров. Здесь в годы войны, в период 1941–1943 годов, фактически решилась судьба нашего города. Существует «Зеленый пояс славы», но из него выпали судьбоносные места — Тортолово, Гайтолово, Вороново, которые несправедливо оказались в забвении. Из пяти попыток прорыва сухопутной блокады Ленинграда четыре проходили именно на этом участке фронта. До войны здесь стояли деревни, теперь значатся урочища. Мы считаем необходимым создать в этих местах мемориальную зону «Прорыв блокады Ленинграда».

Еще в начале 1970-х годов ветераны 2-й ударной армии — самой заслуженной армии Ленинградского и Волховского фронтов, которая внесла максимальный вклад в дело обороны Ленинграда, подняли вопрос о создании такой мемориальной зоны. С того времени прошло почти 50 лет, и в этом году появилась надежда и даже уверенность в реализации этой идеи, которая позволит увековечить почти полностью сохранившийся ландшафт времен войны. Таких мест в России больше не осталось. Сохранение, обустройство этого уникального музея под открытым небом станет самым лучшим памятником защитникам нашего города.

Какие еще есть направления деятельности в центре?

Мы ведем работу по просвещению студентов и населения нашего города. Дружим со школами разных районов, делаем выставки в библиотеках, проводим экскурсии по местам воинской славы. Я призываю своих студентов, чтобы они не только «с лопатой бегали», но и что-то писали, рассказывали о Великой Отечественной войне. Мы готовили сборники научных статей «Забвению не подлежит», организовывали онлайн-выставки. И эта работа продолжается.

Студенты СПбГУ имеют возможность принимать участие в военно-патриотической практике. Это как-то связано с деятельностью отряда «Ингрия»?

Я очень доволен тем, что в Университете появилась такая практика, проходит она на базе нашего отряда. Конечно, многие студенты нашей практике предпочитают поездку в Крым, но те, кто приходит, думаю, запоминают это на всю оставшуюся жизнь. В этом году один практикант сразу написал заявление на вступление в наш отряд. Во время практики он нашел двух бойцов, принял участие и в экспедиции — нашел два медальона. Это потрясение — из небытия он достал человека.

Евгений Васильевич Ильин, кандидат исторических наук, доцент. Окончил исторический факультет ЛГУ в 1982 году, в декабре 1985 года защитил диссертацию, с 1989 года работает в Университете. Сфера его научных интересов — история социалистических партий России в 1917 году, а также история обороны Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. С 2000 года он является командиром студенческого поискового отряда «Ингрия», с 2004 — директором Центра по изучению военной истории СПбГУ.

Среди многочисленных наград Евгения Ильина — почетная грамота Министерства образования Российской Федерации (2003), медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2005), медаль Министерства обороны Российской Федерации «За заслуги в увековечении памяти погибших защитников Отечества» (2009), премия правительства Санкт-Петербурга «За заслуги в укреплении народного единства, сохранении культурного и исторического наследия» имени Александра Невского в номинациях «Возрождение» (2019) и «Патриотизм» (2021).

В отряде бывали и иностранные студенты — из Китая и Колумбии. Мне бы хотелось, чтобы практикантов становилось больше. В нашем штате всего 15 бойцов и кандидатов, а также 16 добровольцев.

Как вы видите развитие патриотического движения и военно-патриотической работы с молодежью в нашей стране и в Университете?

Это весьма сложная проблема. Мне кажется, что только популярными сегодня квестами и реконструкциями эти проблемы не решишь. Здесь необходима такая негромкая и незаметная, но систематическая и постоянная работа, которая начинается с детского сада, школы. И университет в данном вопросе — это уже венец работы. Раньше в школах были встречи с ветеранами, которые разговаривали со школьниками, сегодня на их место приходят поисковики и рассказывают о войне. В течение года для универсантов мы проводим экскурсии — они слушают разинув рот. И иногда даже не предполагают, что на расстоянии 60 километров от города происходили такие страшные события. Когда говоришь, где и как это было, они поначалу даже не всегда верят.

Есть ли у вас напутствие для универсантов?

У нас в отряде есть девиз: «Если не мы, то кто?». Я постоянно говорю, что если мы не сделаем что-то, то за нас никто этого не сделает. Скажем, проводим мы операцию «Звезда» в непризнанной мемориальной зоне, уже 10 лет проводим. Там 23 памятника, братские могилы, обелиски. Многие из них уже разрушились. Но благодаря тому, что мы три раза в течение года косим, красим, ремонтируем, сажаем цветы, кедры, все это живет. Важен поступок, дело. Поэтому если не мы, то кто?